Accessibility links

Даур Курмазия: «Новостью явилось то, что эти платежи начали взимать!»


Даур Курмазия

На днях депутаты парламента и предприниматели обсуждали действующий закон о ввозном НДС. С введением налога они связывали резкое падение товарооборота примерно на 30%, разорение многих предпринимателей и сокращение рабочих мест. По мнению предпринимателей, закон о ввозном НДС разрушает абхазский бизнес, поэтому они требуют его пересмотра. Ситуацию прокомментировал министр по налогам и сборам Даур Курмазия.

Ввозной НДС вводили в Абхазии два года тому назад, его внедрение в жизнь проходило очень тяжело и сопровождалось бурными митингами. В результате сопротивления, которое оказывало внедрению закона абхазское бизнес-сообщество, для большой группы товаров была установлена нулевая ставка ввозного НДС. В частности, это все виды продуктов питания, лекарственные препараты, большая часть товаров для детей, запчасти, некоторые виды сырья и оборудования, головные уборы и текстиль. Особенно много нареканий было по нулевой ставке ввозного НДС для горюче-смазочных материалов. С 2017 года нулевую ставку для ГСМ заменили на 10%, так что на сегодняшний день при ввозе ГСМ ввозной НДС уплачивается.

Даур Курмазия: «Новостью явилось то, что эти платежи начали взимать!»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:20 0:00
Скачать

По данным Государственного таможенного комитета, в 2017 году, благодаря уплате ввозного НДС, в бюджет Абхазии поступило 750 млн рублей, и этот вид налога является одним из важнейших, даже несмотря на то, что не удалось выйти на запланированные 1 млрд 80 млн рублей.

Между тем на встрече с депутатами предприниматели уверенно заявляли, что все проблемы бизнеса – падение торговых оборотов и доходности бизнеса, закрытие предприятий и сокращение рабочих мест, невозможность собрать налоги в запланированном объеме – связаны с недоработанностью и несостоятельностью закона о НДС, который разрушает абхазский бизнес.

С такой оценкой не согласен министр по налогам и сборам Даур Курмазия. Он считает, что без глубокого анализа ситуации оценивать эффективность или неэффективность закона о НДС неуместно. При этом он подчеркнул, что в новом законе об НДС появились и другие объекты налогообложения, которые также могут вызвать противоречивые суждения, но почему-то не вызвали ни у кого ни интереса, ни сомнений. Только ввозной НДС стал почему-то предметом спора и обсуждения.

Даур Курмазия дал иную оценку ситуации, он сказал: «У нас два основных фактора, которые повлияли на всю экономическую деятельность, в том числе на внешнеэкономическую деятельность, на импорт и на экспорт. Основной фактор, повлиявший на экспорт в начале года, – это колоссальное снижение доходов рыбоперерабатывающей промышленности с последовавшим мультипликативным эффектом и снижение доходов в курортной сфере. Мы считаем, что это две основные причины снижения оборотов и доходов и, соответственно, налоговых платежей. В разрезе по налогоплательщикам, в разрезе по отраслям, по видам налогов наши выводы подтверждаются последними отчетными данными. Если взять отраслевой анализ, то у нас потери по НДС в сфере туризма и услуг больше, чем в торговле. И, помимо всего прочего, они есть даже в сфере услуг связи. Мы в течение всего летнего периода наблюдали снижение оборотов по туризму и видели, как через какой-то промежуток времени это начинало сказываться на определенных сферах пропорционально. Точно так же и в сфере общественного питания, снижение оборотов было и там».

Даур Курмазия сообщил, что при завершении процесса замены бланков ИНН, осуществленного по решению кабинета министров, выяснилось, что некоторые организации их не заменили. Он сказал: «К сожалению, мы сталкиваемся с такой ситуацией, когда люди, которые поддерживали в свое время введение налога на добавленную стоимость и на протяжении двух лет его платят, сегодня слышат, что у кого-то возникла необходимость полной отмены налога. И у этих людей есть информация о том, что некоторые из тех, кто сегодня требует отмены налога, никогда этот налог не платили. Мы тем самым можем стимулировать переход из категории добросовестных налогоплательщиков в категорию недобросовестных налогоплательщиков. Это может вызвать цепную реакцию, когда станет допустимым не платить налоги, а потом добиваться их отмены».

Предприниматели нередко жалуются, что вместо 10% ввозного НДС им при пересечении границы приходится платить 13%. Даур Курмазия прокомментировал это так: «Мы слышим о том, что введен налог на добавленную стоимость по ставке 13%. У нас 10% – это ставка ввозного НДС, а остальные 3% – это таможенная пошлина и таможенный сбор. Напрашивается вопрос: «А что они раньше этого не платили?» Если платили 3%, то знают, что добавилось 10% и получается 13%. Но если они говорят, что добавилось 13%, то возникает логичный вопрос: «Раньше был ноль?» Но закон в этой части не изменился, получается, что для отдельных предпринимателей у нас этих 3% не было? И это явилось новостью? Новостью явилось не изменение законодательства, по всей видимости, а новостью явилось то, что эти платежи начали взимать!»

Что касается администрирования налога и теневого оборота, по мнению Даура Курмазия, главная проблема здесь заключается в следующем: «В части администрирования налога на добавленную стоимость во внутренней части мы очень часто слышим слова «теневой оборот». Отсутствие теневого оборота отрицать невозможно, определить его размер, я считаю, что тоже невозможно по одной простой причине. Надо хотя бы понимать размер легального оборота, и с чем-то его пытаться сравнить. Но у нас самая существенная проблема в учете оборота, особенно в сфере торговли. Проблема эта связана с тем, что подавляющая часть торговли приходится у нас на спецналог, который влечет за собой ситуацию, когда происходит уплата налогов, но отсутствует учет оборотов. Никаких отчетов об оборотах ни в налоговую службу, ни в статистику плательщики спецналога не представляют. И вот тут очень важно определить: это теневой оборот или неучтенный оборот? Потому что под теневым оборотом мы подразумеваем оборот, который должен был повлечь за собой уплату налоговых платежей, но произошло сокрытие оборота и уклонение от уплаты налогов. В данном случае плательщик спецналога свои обязательства по уплате налога перед государством выполнил в полном объеме, но при этом его оборот никто не учитывает».

Даур Курмазия считает, что спецналог давно устарел, что гораздо эффективнее и выгоднее для представителей малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей будет внедрение упрощенной системы и патентной системы налогообложения. После уплаты налога и получения патента никаких вопросов к обладателям патентов ни у кого не будет, отпадет необходимость контакта с налоговым инспектором вообще, следовательно, исчезнет и коррупционная составляющая.

Абхазии давно нужен новый, соответствующий реальности налоговый кодекс, а также нужна концепция налогообложения, в которой будут сформулированы цели и определена согласованная конечная модель налоговой системы, к которой нужно прийти в результате реформ. В правовом отделе Министерства по налогам и сборам нет ресурса для быстрой разработки этих документов, там работают всего два юриста, и они завалены текущей работой. Необходимо собрать группу специалистов и начать работу над новым Налоговым кодексом.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG