Accessibility links

Загадочное раздвоение


Диссонансное поведение первых лиц государства уже поставило в тупик и сторонников вхождения республики в состав РФ, и сторонников независимости

В Южной Осетии продолжают размышлять над новым витком внешнеполитической активности президента и министра иностранных дел. Любая поездка за рубеж говорит не только о желании наладить новые связи или закрепить старые, но и о возможности реанимировать усилия по дальнейшему признанию независимости Южной Осетии, считают эксперты.

Науру признала Южную Осетию еще в декабре 2009 года. Она стала четвертой страной после августовской войны 2008 года, которая объявила о своем решении, после чего был подписан договор об установлении дипломатических отношений. Тогда, девять лет назад, казалось, что активность по признанию республики международным сообществом будет продолжена. Экс-президент Эдуард Кокойты в интервью ИТАР-ТАСС заявлял о том, что после Науру Южную Осетию готовы признать еще около 10 государств.

Впрочем, вскоре внешнеполитический вектор сменился на курс вхождения в состав Российской Федерации, а последние парламентские и президентские выборы выиграла политическая сила, которая обещала сделать это в кратчайшие сроки. На итоговой пресс-конференции в декабре 2017 года президент Анатолий Бибилов сделал резонансное заявление:

Загадочное раздвоение
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:12 0:00
Скачать

«Те, кто искренне выступает за независимость Южной Осетии, должны задуматься над тем, почему их точка зрения совпадает с позицией Грузии, которая также против вхождения республики в состав РФ».

Не прошло и недели, как ленты запестрели новостью о его поездке в Республику Сербскую. Все еще продолжается визит в Науру главы МИД Южной Осетии Дмитрия Медоева. Диссонансное поведение первых лиц государства уже поставило в тупик и сторонников вхождения республики в состав России, и сторонников независимости. Телеведущий и политик Коста Коштэ называет предновогоднее заявление Анатолия Бибилова «лукавством»:

«В таком случае на руку Грузии признать нашу независимость. Но она этого не делает, и для нее это смерти подобно. Поэтому опять непонятно, откуда что берется и для чего».

Ощущение сюрреализма всей этой активности, по мнению Коштэ, придает повторение прошлых ошибок. В разговоре с мировым сообществом следует исходить из тех политико-правовых оснований, на которых было построено югоосетинское государство, считает Коста Коштэ:

«К большому сожалению, мы этим не занимались, и это все было спущено на тормозах. Мы говорили о борьбе, о грузинской агрессии, а основополагающие факты, на которых построено государство, юридические, которые бы не давали возможности никому говорить о том, что мы – сепаратисты, а Россия – оккупант, вот эти вопросы сошли на нет. И в сегодняшней активности их, к сожалению, тоже не видно. Конечно, ничего плохого в том, что о нас узнают еще где-то, нет. Другой вопрос, с чем нас узнают? С тем, что это сепаратистское государство, которое оккупировала Россия, или с тем, что это государство, построенное при полном соответствии с международным правом, которое нарушают Грузия и страны ее поддерживающие?»

Возросшую внешнеполитическую активность отказывается называть новым дипломатическим курсом югоосетинский политолог Дина Алборова. По ее словам, подобный вектор существовал всегда. Уже после 2008 года отдельные политики активизировали вопрос о вхождении в состав России и сделали на этом карьеру, говорит Дина Алборова:

«Не будем забывать о том, что есть политические амбиции. Когда мы хотим добиться успеха на политическом поприще, у нас должен быть какой-то козырь, мы что-то должны предложить «особенное», и вот это поле (идея вхождения) было как раз свободным. Я понимаю, что это вызывает диссонанс, две такие повестки, не связанные друг с другом, какие-то две параллельные. Но тем не менее нам (партии) надо сохранить еще лицо, я это воспринимаю так».

Алборова не исключает, что внешнеполитическая активность югоосетинских властей согласована со стратегическими партнерами:

«Это просто означает сигнал к тому, что нам необходимо идти по пути признания. Сигнал был воспринят. Я думаю, он исходит не только изнутри, он, скорее всего, от нашего стратегического партнера. Думаю, что очень четко было вот это все объяснено, эта повестка остается более актуальной. Повестка же о вхождении в Российскую Федерацию не убрана, она просто немножко повисла в воздухе. Но она всплывет и еще не раз».

Правда, изменение самой повестки уже мало зависит от югоосетинского общества, добавила Алборова.

В Цхинвале есть и те, кто не связывает участившиеся зарубежные поездки первых лиц с усилиями по признанию республики. Один из моих собеседников на условиях анонимности отметил:

«Сам министр иностранных дел Дмитрий Медоев, который проявляет активность в социальных сетях, устроил из этой поездки настоящий троллинг – забавные фотографии с венком из цветов на голове, кокосами или мисс Науру говорят о хорошем отдыхе министра, но не о его желании работать».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG