Accessibility links

ПРАГА---В Азербайджане в очередной раз переизбрали президента Ильхама Алиева. Результат – чуть более 86 процентов – чуть ниже тех 88 процентов, которые победитель набрал на своих первых выборах, но и настолько же выше, чем на вторых. О том, во что употребит всенародную любовь Ильхам Алиев на этот раз, какие новые проблему ждут его на очередном сроке и какие новации ему потребуются, чтобы с ними справиться, мы беседуем с научным сотрудником Института экономики РАН Александром Караваевым.

Вадим Дубнов: Выборы прошли, победитель победил с заранее предсказуемым результатом, уровень народной любви остался на прежнем уровне, вотум доверия получен… Для чего он получен и во что его теперь употребить?

Александр Караваев: Он получен для пролонгации стабильности, для сохранения устойчивости режима. А сделать это непросто, потому что Азербайджан все-таки страна с богатой культурной и демократической традицией, и страна, которая, в общем, познала всю глубину светской модернизации в советский период, т.е. это люди, которые понимают цену свободе и тех возможностей, которые, может быть, не могут полноценно реализовать при Ильхаме Алиеве.

Ильхам Алиев обошел себя на считаные проценты
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:20 0:00
Скачать

И вот здесь происходит интересный нюанс: Ильхам Алиев, соответственно, тоже не новый в политике человек, он отдает себе отчет в том, насколько важно сохранить балансы, закрепленные в предыдущий период правления, и одновременно дать возможность развиться чему-то новому. А это новое в условиях таких сокращенных, лимитированных политических свобод может реализоваться только в социально-экономической жизни. Значит, он должен дать возможность различным группам людей с низкими доходами, живущих в условиях преимущественно аграрной страны, а также среднему и более высокому пласту более полноценно себя реализовать. Это можно сделать только экономическими механизмами.

Вадим Дубнов: С распределением доходов как-то на предыдущих сроках Ильхама Алиева все было не очень благополучно. Что изменится теперь?

Александр Караваев: Дело в том, что сейчас возникает ситуация, когда монопольные лидеры – олигархические группы, которые были получателями доходов в периоды нефтегазового накопления, столкнулись с объективными трудностями, потому что прежние инструменты попросту не работают. Нужны новые инструменты. Они сосредоточены в плоскости несырьевой экономики, т.н. диверсификации, и поэтому все оставшиеся средства, а также полученные в период после стабилизации стоимости нефти сейчас направлены на то, чтобы создать в Азербайджане точки роста в разных отраслях экономики. Прежде всего, это будет сконцентрировано вокруг аграрного сектора, но аграрный сектор теперь понимается шире, нежели просто помидоры, яблоки и какие-то плодоовощные культуры. Аграрный сектор – это текстильная промышленность, т.е. переработка хлопка, это специальные программы по развитию виноградарства, каких-то технологических культур. Все это позволит вовлечь как можно больше народа в экономическую деятельность, в принципе, на разных уровнях, т.е. это будут и те люди, которые просто будут от сезона к сезону получать зарплату, и владельцы более крупных фермерских хозяйств. Поэтому идет попытка перераспределить полученные средства в виде льготного кредитования, лизинга техники, чтобы как бы этот «нефтяной пирог» размазать более тонким слоем, именно по тем сферам, которые в будущем могли бы дать отдачу.

Вадим Дубнов: «Пирог» все равно остается нефтяным, и все усилия по какой-то конвертации и диверсификации всех нефтяных доходов, которые предпринимались все последние годы, пока ни к чему не привели?

Александр Караваев: Да. Если, допустим, говорить по итогам 2017 года, то инвестиции в нефтегазовую отрасль составили около 5 миллиардов долларов, а доля инвестиций в эти перечисленные несырьевые сферы составила меньше миллиарда – около 800 миллионов, т.е. сопоставление где-то 1:5, и стоит задача в ближайшие годы хотя бы их довести до половины нефтяных инвестиций. Вот здесь мы переходим уже к вопросу кадровой политики, потому что вопросы экспорта напрямую связаны с эффективностью деятельности министерств – тут и Министерство высоких технологий и связи, и Министерство экономики. Вопрос состоит в том, что может ли старый аппарат, который слишком сильно погружен в такие местнические связи и выстраивание собственного бизнеса, эффективно управлять в таких новых условиях, когда нужны новые люди, совершенно новые кадры.

Вадим Дубнов: Есть версия, что столь срочное проведение выборов было как раз связано с намерением провести кадровую, аппаратную и где-то олигархическую революцию. Насколько это предположение достоверно?

Александр Караваев: Оно будет достоверно, если мы увидим действительно реальные изменения в среднесрочной перспективе. Люди, которые знают, как устроена азербайджанская система власти, понимают, что, скорее всего, мы не увидим быстрых изменений в текущем назначении правительства после выборов, но в среднесрочной перспективе, до конца года, я думаю, что изменения какие-то будут. Я еще раз повторю, что здесь пытаются включить инструменты более тонкой настройки, т.е. направлять на те направления, которые действительно важны, людей, в которых Алиев уверен с точки зрения личной преданности и профессиональной компетенции. При этом сложилась такая модель, что вопросы кадровой политики оказались в компетенции первого вице-президента и его супруги Мехрибан Алиевой, и этот фактор еще более усиливает их тандем. Скорее всего, кадровые назначения, которые проходят через то, что я назвал тонким ситом, которые отбираются преимущественно по профессиональной готовности и очень личной преданности, эта линия будет продолжена и дальше, и, собственно говоря, мы станем свидетелями, наверное, каких-то новых назначений. Другое дело, что это обычно связано в Азербайджане с какого-то рода структурными разоблачениями, но так же, как, собственно, и в России.

Вадим Дубнов: Насколько кадровый вопрос будет политическим, и в какой степени Алиеву придется преодолевать серьезное сопротивление, и как он будет его преодолевать?

Александр Караваев: Ну, это вопрос политический в той мере, в которой любое назначение во внутренней политике имеет политический фактор. Вопросы смены руководства, к примеру, в министерствах, – это вопрос не только политический, но и экономический, потому что речь идет о демонтаже бизнес-групп, завязанных на предыдущем руководителе ведомства, соответственно, это вызывает ряд внутриаппаратных потрясений

Вадим Дубнов: Насколько все это требует ослабления гаек в политической жизни?

Александр Караваев: Это вопрос дискуссионный. Дело в том, что мы знаем по ряду азиатских примеров, допустим, по Сингапуру и Южной Корее, что такая модернизация возможна в рамках вполне традиционной, даже в чем-то архаичной модели, поэтому сказать, что отсутствие либерализма будет являться балластом, который двигает назад… Наверное, надо просто посмотреть на реальные результаты: если получится у него, то, значит, такая модель, в которой вопросы политической либерализации ставятся на второе и третье место, возможна. Если у него не получится, то, действительно, это все-таки будет очередным примером на постсоветском пространстве, когда либеральные реформы именно в политике будут оказываться необходимыми. Я бы еще добавил такой важный момент: дело в том, что Азербайджан все-таки страна маленькая по масштабу экономики, и вообще, в принципе, по своим масштабам, вследствие этого она очень сильно подвержена внешним влияниям, именно из-за того, что она находится в очень сложном регионе – на границе России и Ближнего Востока.

И вот эти семь лет, похоже, будут наиболее штормовыми годами для Алиева, начиная с 2003 года. Учитывая ту конфронтацию, которая начинается между Россией, Ираном и таким расширенным Североатлантическим блоком, Алиеву очень важно будет каким-то образом сохранить нейтралитет и этот опыт многовекторности, который был зафиксирован еще его отцом. А это достаточно сложное маневрирование, потому что, в случае обострения ситуации вокруг Ирана, Азербайджан окажется в очень сложном положении, и здесь трудно прогнозировать, как это отразится именно на стабильности Азербайджана и, соответственно, на стабильности правления Ильхама Алиева. И он, кстати, это прекрасно осознает, поэтому я думаю, что они будут в Баку максимально беречь свой имидж – достаточно вспомнить встречу главы Генштаба России с главной Министерства обороны США в Баку. Как бы Баку полагает, что этот опыт очень ценный в надвигающейся буре, которая неминуемо пройдет через этот регион.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG