Accessibility links

ПРАГА---Сегодня утром у епископа Амвросия, управляющего Аланской епархией, без объяснения причин забрали югоосетинский паспорт. По информации источников «Эха Кавказа», это произошло в 8:30 утра на КПП «Нижний Рук» при попытке выехать из республики в Россию. Кто и почему закрыл священнослужителю въезд в Южную Осетию и как это воспринимают в обществе, мы спросили у председателя парламента Петра Гассиева и общественника Тимура Цхурбати.

Нана Плиева: Господин Гассиев, первый вопрос у меня к вам. Как вы знаете, сегодня при выезде из Южной Осетии у управляющего Аланской епархией Амвросия забрали югоосетинский паспорт. Очевидцы рассказали мне, что «все происходило по беспределу, без каких-либо объяснений». У вас есть какая-то дополнительная информация по этому поводу? Почему методами демонстративного устрашения действуют против человека, который не представляет никакой общественной опасности?

Петр Гассиев: Ну, я бы не употреблял таких эпитетов, как «демонстративное устрашение». Тем более что, насколько я знаю, еще в прошлый его приезд ему было предложено сдать югоосетинский паспорт хотя бы потому, что, насколько я знаю, у этого человека есть паспорт, но нет гражданства Южной Осетии. Но он его не сдал.

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:15:21 0:00
Скачать

Нана Плиева: Что значит, «есть паспорт, но нет гражданства»?

Петр Гассиев: Есть возможность, и это недоработка соответствующих органов, мы с таким уже сталкивались. Точно так же, как те югоосетинские паспорта, которые в свое время в большом количестве выдавались в Северной Осетии, и большинство из них не имели за собой гражданства, вручали как бы корочки.

Нана Плиева: Но вы, как председатель парламента, когда видите, что это глава Аланской епархии, очень популярный в югоосетинском обществе, у вас не возникли вопросы?

Наш закон не позволяет быть гражданином одновременно Южной Осетии и какой-либо другой страны, кроме России

Петр Гассиев: Нет, у меня не возникло вопросов хотя бы потому, что, действительно, ему было предложено получить гражданство в свое время, но он, насколько я знаю, посчитал это несущественным. Я знаю, что разговор этот с ним был, к нему подходили еще в прошлый его приезд, и он на это не пошел. Другое дело, если это переводить в какую-то политическую плоскость, то, да, там какие-то вопросы, может быть, возникнут, потому что, действительно, он возглавляет епархию, но опять же этот человек является гражданином Великобритании. Он подданный Великобритании. Наш закон не позволяет быть гражданином одновременно Южной Осетии и какой-либо другой страны, кроме России, с которой у нас подписано соответствующее соглашение.

Нана Плиева: То есть без паспорта ему въезд в республику закрыт?

Петр Гассиев: Скорее всего, так, хотя еще раз повторю: наверное, все-таки этот вопрос не совсем ко мне, потому что этим занимались соответствующие правоохранительные органы. Но я так понимаю, что никто из них комментарии вам дать не смог.

Нана Плиева: Нет.

Петр Гассиев: Или вы не смогли дозвониться, или по каким-то другим причинам. Насколько я осведомлен, то, да, разумеется, человек без югоосетинского гражданства не может быть допущен на территорию республики, либо по приглашению, если оно будет, – это гражданин Великобритании. Но опять же если руководствоваться буквой закона, то, разумеется, гражданин Южной Осетии не может иметь никакого другого гражданства, он не имеет права быть гражданином Южной Осетии и какой-либо другой страны, кроме России, с которой у нас подписано соответствующее соглашение.

Нана Плиева: Тимур, как в обществе отнеслись к сегодняшней новости, и к тому, что в Южную Осетию теперь практически закрыт въезд управляющему самой многочисленной, популярной церкви в обществе – Аланской епархии?

Греческая православная церковь в трудную минуту протянула нам руку помощи

Тимур Цхурбати: Ну, огромное большинство общества пока не в курсе этого, и не знает об этом, поэтому я могу озвучить свое мнение. Я выскажу мнение человека, который вне религии, но тем не менее то, что случилось, меня глубоко возмущает, потому что этот человек и Греческая православная церковь, в которой состоит в данный момент Аланская епархия, в трудную минуту протянула нам руку помощи. В трудную минуту, когда в религиозном плане мы в общем-то были преданы и никому не были нужны. И случилось чудо – по-другому я это назвать не могу, потому что спустя 500 лет возродилась Аланская епархия, которая в последний раз существовала, по-моему, в XVI веке в городе Трабзоне. Поэтому я думаю, что кто-то переусердствовал. Я надеюсь, что ошибка будет исправлена, потому что просто нахожусь в недоумении, как можно у такого человека забирать паспорт.

Нана Плиева: Я напомню, что история эта началась не сегодня, возможно, сегодня она достигла некой точки кипения. В ноябре прошлого года президент Южной Осетии Анатолий Бибилов уже встречался с владыкой Амвросием и убеждал его войти в РПЦ, говорил, что он уже переговорил об этом с российским патриархом Кириллом. О чем идет речь? Аланская епархия направила письмо в РПЦ, но ответа, как они говорят, они не получили до сих пор. Кто-то их куда-то приглашал или им просто предлагают самоликвидироваться?

Петр Гассиев: У меня нет информации о том, что с Амвросием встречался Бибилов. Я знаю, что он встречался с отцом Яковом, но информации о встрече с Амвросием у меня нет. Я скорее убежден, что он с ним не встречался. Но, во-первых, было письмо от Русской православной церкви, которое Анатолий Бибилов получил с приглашением войти в Русскую православную церковь.

Нана Плиева: А почему письмо направили президенту, а не в церковь – братьям по вере?

Петр Гассиев: Я понятия не имею. Мне кажется не совсем верной постановка вашего вопроса: вы говорите, что подавляющее большинство, которое входит в местную Аланскую епархию.

Нана Плиева: Да, именно так.

То, что Русская православная церковь пошла нам навстречу и протянула руку, я считаю настоящим чудом

Петр Гассиев: Во-первых, я не знаю, кто считал это большинство, потому что, например, я присутствовал на пасхальных торжествах в новом храме Русской православной церкви, и там было огромное количество народа. Но мне кажется не совсем верным сейчас сравнивать количество прихожан в одной церкви и в другой. И опять же, чисто политически, если убрать все остальные аспекты, то я могу сказать прямо: у нас есть одна и самая главная цель – это возвращение в состав Российской Федерации. И то, что Русская православная церковь пошла нам навстречу и протянула руку, я считаю настоящим чудом, которое, к сожалению, недооценила наша местная Аланская епархия.

Нана Плиева: А вопрос канонической территории как будет решаться?

Петр Гассиев: Я думаю, есть механизм решения этого вопроса, а то бы такое предложение не поступило.

Нана Плиева: Вам известно, какой именно?

Петр Гассиев: Нет, неизвестно, к сожалению.

Нана Плиева: Епархиальный совет Аланской епархии направил вам в январе письмо с просьбой создать комиссию, чтобы разобраться, что происходит. Они ждут от вас ответа до сих пор.

Петр Гассиев: Совершенно верно.

Нана Плиева: У этой церкви конкордат с государством. Почему вы до сих пор не ответили?

Петр Гассиев: Я получил это письмо, у нас в парламенте идет обсуждение этого письма, но мне не совсем понятна постановка вопроса, которая в этом письме выражена. Т.е. я не совсем понимаю то беспокойство, которое проявляет руководство Аланской епархии в связи с той ситуацией, которая сложилась. Ведь никто не запрещает ходить и молиться в ту церковь, в которую хочет ходить и молиться прихожанин, никто их не стесняет в действиях, церкви не закрываются, их не притесняют.

Нана Плиева: Тогда зачем подталкивать их в лоно РПЦ? Есть храм РПЦ, зачем Аланская епархия должна входить в РПЦ, если люди могут молиться, где хотят?

Петр Гассиев: Я понимаю, о чем вы говорите, просто не понимаю, каким образом их подталкивают. Было предложение, насколько я знаю, на предложение ответили отказом – вот это единственное, по-моему, действие, которое было произведено в сторону руководства Аланской епархии.

Нана Плиева: После этого президент сказал, что ноги его не будет в храме Аланской епархии, и он исполнил это обещание на Пасху. Вы не считаете это давлением?

Никто не препятствует нашим прихожанам ходить в ту церковь, в которой они считают нужным молиться

Петр Гассиев: Я повторю: будь то президент, председатель парламента или кто-то еще, он является, по крайней мере, в этом отношении, обыкновенным рядовым прихожанином и имеет право ходить в ту церковь, в которую он посчитает нужным. Никто не препятствует нашим прихожанам ходить в ту церковь, в которую они считают нужным ходить и молиться.

Нана Плиева: У Южной Осетии есть конкордат с Аланской епархией или нет?

Петр Гассиев: Нет, конкордат не подписан, насколько я знаю.

Нана Плиева: Тимур Цхурбати, скажите, почему в обществе есть некоторое недоверие к РПЦ, с чем это связано?

Тимур Цхурбати: Я бы не сказал, что это не некоторое недоверие. Это серьезное недоверие, потому что Русская православная церковь считает нашу территорию канонической территорией Грузинской православной церкви. И даже люди, которые в общем-то невоцерковленные, но у них есть какая-то гражданская позиция, считают, что Южная Осетия – правопреемница Аланской епархии, которая старше РПЦ – она возникла минимум на сто лет раньше Русской православной церкви. Видимо, кому-то это в России не нравится. Фактически я в этом вижу предательство. Это дела религиозные – и Грузинская, и Русская православные церкви должны возрадоваться, что из небытия снова возродилась Аланская епархия. Этого не происходит. Вместо этого происходит политическая игра, где, к моему великому сожалению, политика вмешивается в дела религиозные, в дела духовные, что я считаю в высшей степени неприемлемым.

И Грузинская, и Русская православные церкви должны возрадоваться, что из небытия снова возродилась Аланская епархия

Пусть все ходят молиться туда, куда ходят. Югоосетинский прихожанин, кстати, в Пасху ногами показал, чего он хочет и как он хочет, т.е. новая церковь – прекрасно построенное здание, но тем не менее прихожане почему-то пришли в старое здание Аланской епархии – в церковь, которая стоит, насколько я знаю, примерно с XVI века. И хотя она маленькая, но там была масса народа, в то время как (это было даже смешно) в новой церкви был задействован административный ресурс президента и чиновничье православие – в общем, это были позорные акты. Я думаю, не надо бежать впереди паровоза, пусть люди веруют, как они хотят, но мы не можем являться частью Грузинской православной церкви. И все граждане, а тем более христиане, считают, что Аланская епархия есть и должна быть. Кто хочет молиться в Русской православной церкви, пусть молится.

Нана Плиева: В ноябре 2008 года тогда глава Отдела внешних церковных связей, ныне предстоятель Русской православной церкви Кирилл назвал Аланскую епархию «раскольнической как бы епархией» и сказал, в частности, что «духовные лидеры этой страны находятся в юрисдикции раскольнической церкви, которая главной своей целью ставит разрушение единства Русской православной церкви… Поэтому первое, что необходимо сделать, это, конечно, решить вопрос с этой раскольнической юрисдикцией». Тимур, как вы считаете, власти сейчас решают этот вопрос?

Тимур Цхурбати: Это не дело властей. Это дело Аланской епархии. Я хочу вернуться в 1989 год и даже еще раньше, когда некий отец Георгий (Пухаты) возрождал православие в Южной Осетии. Вот он фактически, можно считать, возродил православие – ни Русская православная церковь, ни Грузинская православная церковь ему не помогали. Более того, когда объединилась Русская православная церковь за рубежом и внутри России, Осетия оказалась вне церкви, и тогда ей протянули руку помощи, возродилась Аланская епархия. Это нельзя никак сбрасывать со счетов. А Кирилл пусть присмотрит за своей паствой, пусть разберется в Киеве, что у славян творится, а Аланскую епархию надо оставить в покое.

Нана Плиева: Господин Гассиев, «Свидетелей Иеговы» объявили экстремистской организацией, теперь мы видим противостояние с многочисленной паствой Аланской епархии. Вы не боитесь раскола в обществе на религиозной почве, и зачем это власти?

Петр Гассиев: Я кое-что услышал из того, что говорил Тимур Цхурбати, и хочу заявить, что в некоторых местах он лукавит, если не сказать, что говорит неправду. Во-первых, было очень много прихожан на Пасху в Русской православной церкви, и отнюдь не административный ресурс – это я вам говорю совершенно четко и ясно.

Нана Плиева: Это говорит не только Тимур Цхурбати, об этом говорят очень многие…

Петр Гассиев: Если бы меня самого там не было, то, может быть, я бы услышал то, что они говорят, но я своими глазами видел то, что там происходило. Никакого противостояния, которое хотелось бы некоторым, чтобы оно было, нет. Никто не запрещает прихожанам ходить и молиться в той церкви, в которую они считают необходимым ходить.

Нана Плиева: Но эту церковь сегодня обезглавили, ее владыку выставили из Южной Осетии – в этом проблема.

Петр Гассиев: Еще раз повторяю: то же самое произошло бы в Грузии, в России, в Китае, где угодно, если бы человек незаконно имел двойное гражданство, независимо от того, кем он является.

Нана Плиева: Если он изъявит желание получить югоосетинский паспорт, власти пойдут ему навстречу, выдадут?

Петр Гассиев: Разумеется. Если он официально откажется от подданства Великобритании, то вполне возможно.

Нана Плиева: Т.е. он должен отказаться от британского гражданства и получить югоосетинский паспорт…

Петр Гассиев: Разумеется, согласно закону – совершенно верно. Югоосетинская сторона может рассмотреть вопрос не о его паспорте, а о гражданстве в первую очередь, которого у него не было изначально, насколько я это знаю.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG