Accessibility links

Дело об убийстве Чолакяна: бывший подозреваемый заявляет о давлении


Следующее судебное заседание по делу убийства Рафика Чолакяна назначено на 14 мая

Верховный суд Абхазии рассматривает уголовное дело по обвинению Эдуарда Адлейба в убийстве Рафика Чолакяна и причинения тяжкого вреда здоровью его супруге Людмиле Матосян. Это произошло 5 апреля 2017 года в Сухуме, в районе Маяка. Сегодня на суде выступили потерпевший и свидетели, в том числе человек, который был арестован первым до Адлейба по подозрению в убийстве Чолакяна.

Судебное заседание началось с допроса признанного пострадавшим Феликса Чолакяна, родного брата убитого Рафика Чолакяна. Он проживает в одном доме с семьей брата (один дом на две семьи), является пенсионером.

Феликс Чолакян сообщил суду, что отношения между Эдуардом Адлейба и Рафиком Чолакяном всегда были хорошими, и никаких конфликтов между ними не было. Эдуард Адлейба часто бывал в доме Рафика Чолакяна, они дружили. Адлейба он охарактеризовал как хорошего соседа, который всегда помогал. Рассказал о том, что Адлейба мог скандалить, если приходил нетрезвый, казался неадекватным. Но в таких ситуациях его удавалось проводить домой, никто с ним не спорил.

Дело об убийстве Чолакяна: бывший подозреваемый заявляет о давлении
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:33 0:00
Скачать

Сам Феликс Чолакян примерно за две недели до убийства уехал в Москву на операцию, поэтому в день убийства брата дома никого, кроме Рафика и его жены, не было. Ему сообщили о гибели брата на следующий день, 6 апреля 2017 года, и он сразу же выехал в Абхазию.

Свою невестку – Людмилу Матосян он увидел только дней через сорок в Москве, так как ее сразу вывезли на лечение. И там услышал от нее, что ее избивал рукояткой пистолета Эдуард Адлейба. Причин не верить невестке у него нет.

Тело убитого брата нашли молодые ребята, которые строили во дворе дома баню. Утром 6 апреля они пришли на работу и увидели, что дверь дома открыта, а хозяина нигде нет. Это показалось им странным, и, войдя в дом, они обнаружили тело Рафика Чолакяна и вызвали милицию.

Судья предоставил Эдуарду Адлейба возможность задать вопрос Феликсу Чолакяну, и тот попросил назвать день, когда он приходил к ним в дом нетрезвый. Чолакян точный день назвать не смог, но сказал, что это было как-то около одиннадцати часов вечера, Адлейба пришел нетрезвый и ругался. Выяснилось, что между ним и Адлейба произошла небольшая ссора, по мнению Чолакяна, конфликт был совсем незначительный, бытовой, и они не переставали общаться.

Об ожогах на нижней части тела убитого брата Феликс Чолакян ничего сказать не смог. Как они могли появиться, он не знает.

На вопрос судьи о том, где находились во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов его семья и семья Рафика Чолакяна, Феликс Чолакян ответил, что в начале войны они выехали из Абхазии и находились в Москве.

Следующим давал показания Дамей Хахубия, на момент убийства он проходил службу в армии и охранял дом министра обороны Мираба Кишмария, который находится по соседству и разделен с домом Чолакянов забором с калиткой. На доме Мираба Кишмария есть камеры видеонаблюдения, в обзор одной из них попадает половина двора и часть дома Чолакянов, но эта камера не работала. Он видел в день убийства, как Адлейба и Чолакян стояли около калитки и разговаривали, потом Адлейба ушел.

Прокурор Эльвия Хазириши заявила, что в показаниях свидетеля на следствии и в суде есть противоречие, и ходатайствовала о том, чтобы были зачитаны его показания, данные следствию. Судья ходатайство удовлетворил.

Эльвия Хазириши зачитала выдержку из протокола допроса Дамея Хахубия от 12 апреля 2017 года, где он сообщил следующее:

«По указанию министра обороны Кишмария проверил электричество во всех трех фазах. Электричество во всех трех фазах отсутствовало, о чем я незамедлительно доложил министру обороны. В 19 часов 30 минут по указанию сына министра Дамира Кишмария открыл металлические ворота и выпустил машину «Нива» белого цвета под управлением сына министра обороны. Закрыв металлические двухстворчатые ворота, направился к двухэтажному жилому строению, расположенному вправо в 15 метрах от дома министра обороны Кишмария и слева на расстоянии до одного метра от забора Рафика Чолокяна. На первом этаже расположено подсобное помещение. Закрывая дверь подсобного помещения, увидел во дворе Рафика Чолокяна Адлейба Эдуарда Джумковича. Последний шел от двора дома и направлялся к выходу. Адлейба был одет в свитер... То есть здесь вы указываете время, что Адлейба был один и направлялся из домовладения семьи Чолокян. Вы подтверждаете?

– Нет».

Хахубия предъявили протокол и его подпись под ним. Свою подпись он подтвердил, но заявил, что не говорил того, что зачитала ему прокурор. Суд стал разбираться в ситуации.

Хахубия был взят под стражу по подозрению в убийстве Рафика Чолакяна через несколько дней. Военный суд вынес решение о заключении его под стражу. Он должен был содержаться на гауптвахте, но вместо этого его отвезли в изолятор прокуратуры Сухумского района, где содержали под стражей месяц.

На вопрос адвоката Адлейба Инги Габелаиа о том, оказывалось ли на него давление, Дамей Хахубия ответил:

«Давление было и не один, и не два дня. Я сейчас имена не могу сказать, они в масках были. Били в прямом смысле, прямо скажу. Родственники сказали: давай в прокуратуру пойдем, чтобы сказать, что тебя били, но я им сказал, что не надо, оставьте, закроем эту тему. Они нашли мне адвоката, если я второй раз туда попаду, чтобы такого случая не было.

– Вы говорите, что вас били?

– Да.

– Вы к врачу обращались?

– Нет, я не обратился. Когда посадили, меня резко десять дней били, потом я двадцать дней сидел, потом все синяки ушли, когда я вышел, я чистый был. К врачу если бы я пошел, ничего не было бы даже. Но я подписывал это через день. Они записали, потом документы приготовили, он поднял меня и говорит: «Подпиши вот тут, подпиши вот тут». Я подписал. Правда, он мне зачитал своими словами, что там написано, но я не стал читать. Если честно, я не в состоянии был читать».

Хахубия сообщил суду о вечере в день убийства следующее:

«Не было выстрела, я не слышал. Вечером к 9 часам я обходил территорию, я обычно в это время калитки закрываю. Когда я все закрыл, я сделал обход со стороны Чолокяна, в доме голоса были слышны, по-армянски разговаривали жена и еще какой-то голос был – я не знаю, кто говорил, нормально разговаривали, как обычно. В девять часов свет был».

Сегодня суд также допросил свидетелей Отара Сирия и его сына Давида Сирия, соседей Адлейба и Чолакянов, в доме которых 24 марта 2017 года праздновали день рождения. К ним в гости пришел Адлейба и произвел два выстрела в воздух.

После убийства Чолакяна, дней десять спустя, в дом к Сирия пришли следователи с миноискателями, но ничего найти не смогли. На следующий день они пришли снова. Отар Сирия работал в огороде, он вышел во двор, и следователи ему сказали, что нашли две гильзы, которые были воткнуты в землю так, что виднелись только их верхушки. На месте составили протокол.

На этом судебное заседание завершилось, рассмотрение дела будет продолжено 14 мая.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG