Accessibility links

«В этой ситуации кого угодно поменяй – что-то изменится?»


– Что вы думаете о последних перестановках в правительстве? И на какие изменения вы рассчитываете в связи с приходом нового премьер-министра?

Ираклий: Наверное, им виднее, раз сделали перестановки, значит, так нужно для эффективной работы. Геннадий Гагулия – опытный человек, может быть, что-то сдвинется.

Адамыр Акаба: Я думаю, что ничего не поменяется, потому что Гагулия был раньше премьер-министром, даже два раза.

– На что-то вы рассчитываете с приходом нового премьер-министра?

Адамыр Акаба: Надеемся, что лучше будет, конечно!

Ольга: Нового премьер-министра я очень уважаю. Он прекрасный специалист. Уже был премьером два раза. Не знаю, если это даст что-то для нас хорошее, то хорошо. А если нет – значит, нет. Думаю, может быть, какие-то улучшения будут. Может, рабочие места появятся. Может быть, не будут увольнять людей ни за что ни про что. Какие-то улучшения будут, можно будет по улицам ходить нормально. Вот я сейчас пока шла по проспекту, не знаю, сколько раз споткнулась. Может, что-то будет для нашего государства сделано хорошее, будем надеяться.

«В этой ситуации кого угодно поменяй – что-то изменится?»
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:32 0:00
Скачать

Леон Аджинджал (монах Пантелеймон): Ни на что не рассчитываю, никакой логики не вижу, никакой связи не вижу.

– Почему?

Леон Аджинджал (монах Пантелеймон): Потому что мне никто ничего не объяснил: что происходит, почему происходит, какая логика? Вот я бы хотел рассчитывать, чтобы в Абхазии в обозримом будущем зарплата стала одна тысяча долларов в среднем. Вот я хотел бы. В принципе, мне кажется, ничего в этом невозможного нет. Но нельзя воду в решете таскать. Зачем полтора миллиарда рублей Абхазия тратит в год на вот такие безделушки?

– Вы имеете в виду машины?

Леон Аджинджал (монах Пантелеймон): Да, машины. Город рассчитан на такие джипы? Автосалон у нас. Я не хочу выглядеть адвокатом президента, но вот в этом тоже президент виноват? Или премьер-министр? В этой ситуации кого угодно поменяй – что-то изменится?

Аслан: В первую очередь, чтобы каждый житель ощутил это с хорошей стороны и в разных сферах тоже. Вообще, я не сторонник перестановок, чтобы часто меняли чиновников. Но хочется, чтобы уже кто-то пришел. Всегда мы надеемся на новых людей, кто бы ни пришел, что что-то у нас будет лучше. Для кого-то лучше, к сожалению, для кого-то хуже. В целом для народа хотелось бы, чтобы это реально ощущалось.

Даур: Я, вообще, плохо отношусь к этим перестановкам. И, вообще, я не доволен этой властью. Я думаю, что ничего не изменится. Будет все так же, просто другое имя, другая фамилия. Все.

Клара Акаба: Чтобы у всех была работа, чтобы какая-то помощь была, внимание было всем подряд, чтобы больным детям давали помощь. Вот самое главное.

Аляс: Все мы рассчитываем на какое-то улучшение экономическое. Наконец, чтобы у нас лучше было. Что касается изменений, если по личностям идти, я особых изменений не видел. Это все политические деятели, которые у нас были давно. Они заслуженные люди, патриоты, и я надеюсь, что все будет хорошо. Хотелось бы наконец увидеть молодых людей в нашем правительстве. В любом случае, желаю всех благ нашему правительству.

– В правительстве есть молодые люди.

Аляс: Я знаю, что они есть, но их очень мало.

Энвер Османович: Геннадий Гагулия – известный человек, очень опытный, наверное, какие-то улучшения люди будут ждать от него.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG