Accessibility links

Агаси Енокян: «Отношения с Россией надо пересмотреть. Но после реформы в стране»


ПРАГА---Минул месяц со дня свержения в Ереване Сержа Саргсяна и начала перехода власти в руки протестующих во главе со ставшим премьер-министром Николом Пашиняном. О первых итогах, об обозначившихся проблемах, о нащупанном новом стиле и перспективах мы беседуем с армянским политологом Агаси Енокяном.

Вадим Дубнов: Если пока еще трудно говорить о развитии революционного вектора, то можно ли уже через месяц говорить о списке реальных проблем, которые стоят перед Николом Пашиняном?

Агаси Енокян: Никол Пашинян сейчас владеет только исполнительной властью, тогда как старый режим контролирует парламент, имеет соратников и в местных властях – сейчас идет большой спор о том, как менять мэра Еревана, – и еще, конечно, в судебной власти, в том числе, в Конституционном суде, а также прокуратуре и следственных органах. У нас сейчас такая запутанная Конституция, что все это поменять будет очень трудно.

Скачать

Вадим Дубнов: Есть ли опасность саботажа со стороны этих структур?

Достижения революции будут видны после выборов в Национальное собрание

Агаси Енокян: Естественно, есть опасность. Как мы видим, например, прокуратура только после нажима возбуждает дела о противоправных действиях во время революционных событий, т.е. не выполняет своих функций нормально, обязательно надо, чтобы на нее нажимала пресса, исполнительная власть, так что, конечно, есть такая опасность. Самое главное, когда можно будет сказать, что все установится, достижения революции будут стопроцентными, это в первую очередь произойдет после выборов в Национальное собрание, ну, и после того, как Национальное собрание изменит и структуру прокуратуры и следственных органов, и, конечно, после выборов в местные власти, в первую очередь в мэрии Еревана.

Вадим Дубнов: Тогда логично предположить, что старая гвардия будет сопротивляться подобным мероприятиям, и она будет пытаться отложить выборы, саботировать изменение законодательства и т.д. Все-таки насколько много остается ресурсов у старой власти в этом направлении?

Сейчас выясняются все коррупционные связи, все то, за счет чего держалась старая власть

Агаси Енокян: У старой власти, конечно, остаются ресурсы. Но, с другой стороны, она в течение этого месяца была окончательно дискредитирована, т.е. если они пойдут на какие-то контрреволюционные, саботажные шаги, им будет очень трудно восстановить старое, если не сказать невозможно, потому что сейчас выясняются все коррупционные связи, выясняется все то, за счет чего держалась эта власть. Правительство Никола Пашиняна постепенно все это выявляет, так что у них будет просто нулевая легитимность, если они попробуют сделать какую-то контрреволюцию.

Вадим Дубнов: По-вашему, Никол Пашинян сейчас в полемике со старой властью будет играть, скажем так, на полное ее уничтожение, будет ее добивать, или его устроит вариант более или менее компромиссный, с сохранением некой оппозиционной ниши в лице каких-то остатков Республиканской партии?

После выборов, думаю, Республиканской партии просто не будет

Агаси Енокян: Сейчас он идет как бы постепенным путем, т.е. в правительство были включены и другие партии, которые до того состояли в коалиции с правительством, так что постепенно он идет к выборам, а после выборов, я думаю, Республиканской партии просто не будет.

Вадим Дубнов: Поговорим пока о том, что будет все-таки до выборов. По вашим словам, Пашинян перешел на легальную тактику борьбы, но все легальные механизмы и ресурсы, как вы сейчас сами сказали, в большинстве остаются в руках Республиканской партии, старой власти. А насколько возможно продолжение уличного давления?

Агаси Енокян: Старая власть, по моему мнению, как раз и использовала эти ресурсы уличной борьбы. Недавно, по-моему, неделю назад, прямо в один день была большая демонстрация с закрытием улицы с требованием освободить политзаключенных, была демонстрация работников какого-то завода, чтобы открыли этот завод, который давно стоит, еще с советских времен, была демонстрация таксистов, которые требуют пересмотра порядка выдачи лицензий, – т.е. в один день они смогли парализовать весь город.

Вадим Дубнов: За этим стоит Республиканская партия?

Если Республиканская партия будет саботировать в дальнейшем, то, конечно, у Пашиняна есть стопроцентный ресурс улиц

Агаси Енокян: Да. Сейчас уличная борьба, например, используется Республиканской партией – трудно поверить в то, что это совпадение, чтобы в один день они спонтанно решили одновременно организовать десять-одиннадцать акций. Но если Республиканская партия будет саботировать в дальнейшем, то, конечно, у Пашиняна есть стопроцентный ресурс улиц. Думаю, эта постепенная методика, которой он сейчас занимается, даст свои плоды, и через некоторое время он просто возьмет все ветви власти в свои руки. У него есть очень четкие рычаги. К примеру, если мы говорим про мэра Еревана – мы смотрим, как он раскрывает все коррупционные связки мэра Еревана; возьмем Национальное телевидение, где тоже очень трудно менять руководство, – он вскрывает все коррупционные связи руководства Национального телевидения. Т.е. эта методика в свое время даст плоды, они постепенно будут уходить.

Вадим Дубнов: Допустим, что удалось Пашиняну взять под контроль все ветви власти, что он может сделать в нынешних условиях, притом, что все-таки олигархический корпус пока кажется если не неуязвимым, то достаточно стабильным, что связи с Москвой остаются примерно того же рода, что в этих условиях можно изменить?

В Армении есть очень много денег и ресурсов, которые просто надо привести в налоговое поле

Агаси Енокян: Во-первых, можно перевести всех олигархов в легальное поле, можно заставить, чтобы они платили налоги, можно бороться с монополиями, тоже очень реально, это приведет к повышению жизненного уровня – т.е. если не считать внешнеполитического вектора, где, я думаю, у Пашиняна есть достаточно большие сложности. Во внутренней политике он сам сказал, что сейчас еще не надо смотреть на деньги, которые придут из-за рубежа, в Армении есть очень много денег и ресурсов, которые просто надо привести в налоговое поле.

Вадим Дубнов: Но для этого нужно быть Михаилом Саакашвили, чтобы призвать к порядку олигархов, или есть какие-то, более компромиссные пути?

Агаси Енокян: Он, недавно поговорил с некоторыми олигархами, показал им, что не хочет их уничтожать, просто надо, чтобы они платили налоги. А я думаю, в этом случае олигархи не будут помехой для национального хозяйства в Армении. Если они будут платить налоги, в этом случае они также не будут и монополистами, потому что их сравнительное преимущество перед другими хозяйственниками в том, что они не платят налоги. Если все будут платить налоги, то у всех будет возможность соревноваться.

Вадим Дубнов: Но у них есть еще и политические возможности, т.е. возможности политического лоббизма…

Агаси Енокян: В руках у Пашиняна сейчас исполнительная власть – это, по-моему, достаточно серьезный рычаг для того, чтобы другие возможности лоббирования свести к минимуму.

Вадим Дубнов: Можем ли мы отделять эти внутриполитические сложности от внешнеполитических? Мы знаем о не совсем дружественно настроенных к Пашиняну олигархах с российской политической и экономической пропиской.

Если пойти до конца, то надо поднимать вопрос о пересмотре отношений с Россией, а Пашинян не идет на это

Агаси Енокян: Честно говоря, я еще не до конца это понимаю, но пока что Пашиняну это удалось, т.е. он отделил внешнеполитический вектор от внутриполитического. Мы видим, что ставленник Москвы хотел использовать революционную ситуацию, чтобы сам стать главой исполнительной власти (я имею прежнего премьер-министра Карена Карапетяна), но это ему не удалось. Россия пока что на все смотрит достаточно нейтрально. Я не знаю, честно говоря, до какого момента, потому что, в принципе, если пойти до конца, то надо поднимать вопрос о пересмотре отношений с Россией, а Пашинян не идет на это. Я не знаю в этом случае, возможны ли вообще коренные изменения в Армении или нет.

Вадим Дубнов: Фигуры типа Самвела Карапетяна, который не вполне приветствовал приход Пашиняна…

Агаси Енокян: У него структурных ресурсов не так уж много в Армении. Самый важный ресурс у него – это деньги. Пока что Пашинян выстраивает такую структуру, такую концепцию, где деньги не могут играть очень большой роли. Так что у него возможности достаточно ограничены.

Вадим Дубнов: Ну и, давайте поговорим про большую восточную политику, про ЕврАзЭС: можно ли здесь отделить символы от реальной экономики и реальной реформы?

Агаси Енокян: Есть большие подозрения, что реальные реформы в конце концов приведут к тому, что Армении нужно пересмотреть внешнюю политику, ее членство в ЕврАзЭС. Пока Пашинян не движется в этом направлении, потому что у него еще очень много работы внутри Армении, потому что в Армении нужно еще очень многое перестроить. После этого, если это все как бы реально, то он, хочет того или нет, должен пойти на это.

Вадим Дубнов: Т.е., если я вас правильно понял, очередность такая: сначала реформы, потом отношения с Россией, а не наоборот?

Пока Россия не вмешивается во внутренние дела Армении, Пашинян действует без сопротивления внешних сил

Агаси Енокян: Да. До сих пор все оппозиционные силы поступали именно наоборот, потому что они думали, что корень зла – это Россия. Я думаю, что они, в принципе, правильно думали, но Пашинян пошел по другому пути – он решил поддерживать нормальные отношения с Россией и пойти на внутренние реформы.

Вадим Дубнов: А такая реформа все-таки, по-вашему, возможна, даже при нынешнем уровне отношений с Россией?

Агаси Енокян: Вот этот месяц показывает, что она возможна. Пока Россия не вмешивается во внутренние дела Армении, не сопротивляется этим реформам, Пашинян движется в этом направлении, как он хочет, т.е. без сопротивления внешних сил.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG