Accessibility links

Французский акцент грузинской политики – трудности перевода


Саломе Зурабишвили

ПРАГА---Прошедшие выборы президента Грузии во многом стали историческими. Саломе Зурабишвили стала первой женщиной-президентом страны, она же – последняя, кого выбрали путем прямого всеобщего голосования. Еще один интересный момент: инаугурация новоизбранного президента состоится не в Тбилиси, как это традиционно было, а в Телави. О том, как видится этот политический момент и фигура госпожи президента в Грузии и за ее пределами, говорим с гостями нашего «Некруглого стола» – руководителем Центра европейских исследований Кахой Гоголашвили и одним из лидеров Республиканской партии Давидом Бердзенишвили.

Нана Плиева: Господин Гоголашвили, Саломе Зурабишвили – это прагматичный выбор Бидзины Иванишвили? «Грузинскую мечту» часто критикуют за недостаточную репрезентативность на внешнеполитической арене, и вот новый президент – французский дипломат с 30-летним стажем, которая работала во многих европейских столицах, в Штатах. Это правильный расчет?

Каха Гоголашвили: Именно с той точки зрения, что она будет вести диалог, касающийся нашей европейской и евроатлантической интеграции, она, как опытный дипломат, сможет вести этот диалог корректно. Конечно, с этой точки зрения выбор прагматичный, потому что она особенно способна именно в плане внешней политики, у нее больше навыков именно в дипломатии, и с этой точки зрения, наверное, да.

please wait

No media source currently available

0:00 0:11:42 0:00
Скачать

Нана Плиева: Саломе Зурабишвили уже поздравили многие европейские лидеры, она продолжает принимать поздравления. При этом грузинская оппозиция не признает ее победу. Почему, и что это значит?

Давид Бердзенишвили: Естественно, поздравят. Поздравления принимали и те, которые потом оказывались не победителями. Можно вспомнить еще в начале года ситуацию в Армении: и Серж Саргсян получал поздравления, однако потом оказалось, что он не является премьер-министром.

Нана Плиева: Вы ждете революцию?

В 2008 году в Грузии и президентские, и парламентские выборы тоже были оценены очень жестко, однако проблема легитимности не стояла
Давид Бердзенишвили

Давид Бердзенишвили: Ну, так или иначе, Серж Саргсян ушел в отставку. Поздравляли с победой и после выборов 2 ноября 2003 года, и никто 3-го, 4-го, 5-го ноября не говорил из наблюдателей, что эти выборы не состоялись. А потом выяснилось, что итоги выборов были признаны нелегитимными. В 2008 году в Грузии и президентские, и парламентские выборы тоже были оценены очень жестко, однако проблема легитимности не стояла. Я, кстати, не вижу проблему легитимности, но что касается того, что и Госдеп Соединенных Штатов, и миссия ОБСЕ, и многие другие наблюдатели очень резко отреагировали на те нарушения, которые были во время выборов и в день выборов, – это факт. Ну, поздравить-то поздравят, конечно, – и Нурсултана Назарбаева поздравляли. Так что то, что Грузия является ассоциированным членом Европейского союза, Грузия имеет визовую либерализацию, Грузия стремится в Евросоюз и НАТО, поэтому отношение к Грузии у западных стран отличается от отношений к тем странам, тем лидерам, где выборы фактически являются формальностью.

Нана Плиева: Разве Зурабишвили не своя на Западе? Она – европейка, никогда не жила в СССР, родилась в семье известных эмигрантов в Париже, она – французский кадровый дипломат…

Давид Бердзенишвили: Сейчас не имеет никакого значения, своя она или не своя. Она, конечно, никакой не агент (Владимира) Путина – это всем ясно, – так же, как и не является агентом и офицером КГБ ее основной противник Григол Вашадзе. Обе стороны ругали друг друга, и, вообще, это была самая похабная избирательная кампания, которая проводилась в Грузии в течение уже почти 28 лет. Проблема не столько в Саломе Зурабишвили. Проблема во власти Иванишвили. В конце второго срока все грузинские власти – и правление (Эдуарда) Шеварднадзе, и правление (Михаила) Саакашвили, и правление Иванишвили – приходят к одному и тому же итогу: они отказываются от коалиции, они отказываются от политической конкуренции, они создают свои псевдопартии, а это просто бюрократия, инструмент власти одного человека – Шеварднадзе, потом Саакашвили, сейчас Иванишвили, – и это не способствует развитию плюрализма в Грузии.

Нана Плиева: Вы назвали Иванишвили, и я хочу привести интересную цитату. Зурабишвили заявила, что после выборов встречалась с Иванишвили, и он ей сказал: «Ты не в долгу перед правящей партией, можешь быть независимой». Он так определил границы дозволенного? Что это означает?

В нашей оппозиционной компании Зурабишвили не выделялась и никогда не была в числе лидеров. Она всегда требовала для себя больше, чем заслуживала
Давид Бердзенишвили

Давид Бердзенишвили: Это означает, что Иванишвили – мафиози и правит страной по этим мафиозным канонам, больше ничего не означает. Вообще, я сейчас вспомнил, как в 2013 году Иванишвили много шутил насчет того, что Саломе прилетела к Иванишвили и сказала, что «я готова стать президентом Грузии». Иванишвили тогда выбрал не Саломе, а (Георгия) Маргвелашвили – другого своего кандидата-любимчика, который потом оказался не совсем подходящим. Я не знаю… Вообще, когда ставят вопрос: почему Саломе, потому что она была очень непопулярной. Я давно ее знаю, она в нашей оппозиционной компании не выделялась и никогда не была в числе лидеров, ее партия всегда получала гораздо меньше голосов, чем не самая сильная Республиканская партия – в 2006 году, я помню, мы получили 12%, а она со своей партией получила на местных выборах 2%. Так что она всегда получала больше, требовала для себя больше, чем заслуживала.

Нана Плиева: Как бы вы определили политические координаты Саломе Зурабишвили. Кто она как политик – правая, левая, националист, либерал, консерватор?

Каха Гоголашвили: Очень трудно ответить, какой идеологии она придерживается как политик, потому что, исходя из ее карьеры, мы особо активной ее деятельности в парламенте не наблюдали, и мы не знаем, она придерживается правых взглядов или левых, хотя больше похоже на центристское позиционирование. Трудно что-либо утверждать, потому что мы ее больше знаем именно по опыту на внешнеполитической арене, и в этом плане она действительно может сделать много полезного. Что касается внутренних вопросов, я думаю, что главная функция президента – это, конечно, достижение максимального баланса между разными ветвями власти, а также посылать населению такие мессиджи, которые бы привели к большим компромиссам.

Нана Плиева: А эта миссия достижима, учитывая поляризацию, которую мы наблюдаем?

Каха Гоголашвили: После выборов в нескольких ее выступлениях прозвучали какие-то фразы, которые были направлены в сторону какого-то примирения в обществе. В частности, она сказала, что она – президент всех, т.е. не президент какой-то партии – «Грузинской мечты» или кого-то еще, но она будет представлять всех. И она попыталась сделать шаги в этом направлении, во всяком случае, показать свою позицию, что она готова защищать позиции всех граждан Грузии. Я думаю, что в этом направлении ей тоже понадобится дипломатия, и, возможно, ее дипломатический опыт пригодится и внутри – именно для примирения, действия, которые больше не будут разжигать эту ненависть, которая возникла между двумя противостоящими группами населения, особенно во время выборов, но они существовали и до выборов.

Нана Плиева: Как это ни странно, в грузинском обществе Саломе Зурабишвили меньше всего воспринимается как дипломат, – скорее, она запомнилась недипломатичными и часто скандальными заявлениями. Она сменит риторику?

Ее дипломатия должна быть применена не только на внешнеполитической арене, но и, наверное, на внутриполитическом поприще. Ресурс, я думаю, у нее есть
Каха Гоголашвили

Каха Гоголашвили: Я думаю, что она извлекла большие уроки именно из этой кампании. Во всяком случае, ее выступления после победы на выборах были очень осторожными, и в своих выступлениях она пытается подчеркнуть, что для нее главная цель – достигнуть в обществе определенного консенсуса. Я надеюсь, что она направит свои усилия на то, чтобы не было этого противостояния в обществе. Ее дипломатия должна быть применена не только на внешнеполитической арене, но и, наверное, на внутриполитическом поприще. Ресурс, я думаю, у нее есть, потому что она выросла в Европе, и то, что она большую часть своей жизни провела в Европе, означает, что она хорошо понимает, что такое компромиссы и консенсус в обществе. Она все-таки должна быть знакома с европейской политической культурой, которая построена именно на компромиссах и на достижении консенсуса между противостоящими сторонами, у которых разные, иногда противоположные интересы. Я думаю, что для нее это не будет чем-то новым. У нее и образование довольно внушительное, и она прекрасно знает не только дипломатию, но и политическую науку – хотя бы теоретически, и она знает, как достигаются компромиссы.

Нана Плиева: Господин Бердзенишвили, инаугурация нового президента пройдет в Телави, почему, какая смысловая или символическая нагрузка у этого города, почему выбрали именно этот город?

Давид Бердзенишвили: Ну, Саломе сказала, что она проиграла в Телави и сейчас выбрала этот город. Она проиграла во всех городах в первом туре, так что у меня нет точного ответа, почему она сделала такой выбор. Для меня главное то, что сейчас в Грузии политический кризис, миллион с лишним человек голосует за одного кандидата, более 800 тысяч голосуют за другого кандидата, эти силы очень противостоят друг другу, и наша главная задача сейчас не поляризовать грузинскую политическую жизнь и общественное мнение, а найти точки соприкосновения.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG