Accessibility links

«Свалок вообще не должно быть нигде»


Транспортировку мусора в том виде, в каком она существует в Абхазии, Александр Цеховой считает крайне неэффективной

Тема мусора в Абхазии вышла в топ после того, как жители района Маяк в Сухуме перекрыли доступ самосвалам с твердыми бытовыми отходами к стихийной свалке, расположенной вблизи их жилья. Президент Рауль Хаджимба поставил перед правительством задачу закрыть сухумскую свалку, построить полигон и создать компакторные станции для уплотнения мусора. О ситуации и о том, какие варианты решения проблемы существуют, рассказал на пресс-конференции журналистам инженер-гидротехник из Санкт-Петербурга Александр Цеховой.

Александр Цеховой приехал в Абхазию в 2009 году. До этого он более тридцати лет жил в Санкт-Петербурге и работал во Всероссийском алюминиево-магниевом научно-исследовательском проектном институте, где занимался проблемой складирования производственных отходов и проектировал полигон. Количество отходов достигало 10 млн тонн в год.

Приехав в Абхазию, Александр Цеховой в силу профессиональной, как он говорит, любознательности объехал все свалки, которые смог обнаружить, и обследовал их. Более десяти лет подряд он последовательно обращался ко всем президентам и премьерам и предлагал им схему решения проблемы складирования мусора, но проблема не решалась.

«Свалок вообще не должно быть нигде»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:41 0:00
Скачать

И вот наконец в декабре появилось распоряжение президента о строительстве полигона для хранения мусора. Но и после этого перспектива цивилизованного решения мусорной проблемы кажется весьма туманной.

Александр Цеховой рассказывает: «Свалок вообще не должно быть нигде, никакими законами они не предусмотрены. Позволяется иметь только полигоны для отходов. Полигоны должны иметь экран, обваловку, чтобы грязные дождевые воды не утекали, и нельзя допускать, чтобы отходы горели. Требования к полигонам такие: в километре от полигона никому не позволяется жить, а в двух километрах не позволено заниматься сельским хозяйством, потому что бывает возгорание мусора, горит пластик и при этом выделяется яд диоксин. Его допустимое содержание по нормам 1 грамм на 200 млн тонн. Диоксин чрезвычайно опасен, он действует на людей, в частности, поражает детородную функцию».

В Абхазии нет ни одного полигона, все мусорные свалки стихийные, в лучшем случае под них отводилась властями территория, куда десятилетиями свозится мусор. У каждого района есть такие свалки. Некоторые из них, например, гагрская и сухумская, уже не один год почти все время горят. Их периодически тушат, но в толще мусор продолжает тлеть. Почти все свалки расположены в непосредственной близости от жилья, садов и огородов, а гудаутская свалка десятилетия принимала отходы прямо в пляжной зоне. Несколько лет назад ее закрыли, мусор сначала возили в Гагру, а последнее время его возят в Сухум.

Александр Цеховой поясняет: «Гагрская свалка горела лет восемь непрерывно, дым заволакивал даже трассу и дорогу на Пицунду, не говоря о селе Алахадзы (где она расположена). За эти годы там несомненно все земли заражены диоксином, потому что его выносит с дымом на 30 километров. Период полураспада у него десять лет, и, можно сказать, он хранится вечно. Те овощи, которые собирают в Алахадзы и везут в Гагру или Пицунду, люди едят и постепенно в их организме накапливается диоксин. Исследований не было никаких. Примерно лет пять тому назад Роман Дбар (тогда председатель Государственного комитета по экологии) что-то такое хотел сделать, но оказалось, что в Абхазии это сделать невозможно, а везти пробы на исследование в Москву или Петербург по 25 тысяч рублей за каждую, как оказалось, никому в Абхазии не нужно».

При выпадении осадков стоки со свалок просачиваются в почву и попадают в море, загрязняя и его.

Транспортировку мусора в том виде, в каком она существует в Абхазии, Александр Цеховой считает крайне неэффективной. По его оценке, твердые и жидкие компоненты в любом мусоре составляют в среднем около 15%, а 85% – воздух, мусоровозы расходуют большое количество бензина на перевозку воздуха. Его попытки объяснить чиновникам, что гонять воздух – это пустая затея, ничем не увенчались. Как возили, так и возят, несмотря на то, что давно можно было приобрести компакторную установку и прессовать отходы.

На вопрос о том, что делать, Александр Цеховой отвечает так: «Самое простое, с чего надо начать и что можно сделать бесплатно, это провести инвентаризацию свалок в Абхазии, чтобы выявить, где они и какие. Я всем это предлагал, но никто не реагирует. Второе. Желательно все эти свалки вывести из нормального существования и объявить незаконными. Для этого надо провести санитарную инспекцию – это Скорик Людмила Жильбертовна, чтобы определить, что они нарушают все санитарные нормы и подлежат по закону немедленному закрытию, так как их существование недопустимо!»

Вариантов решения проблемы у Абхазии немного. Появилась надежда на то, что в Сочи построят предприятие по сжиганию мусора, и оно сможет принимать абхазский мусор. Однако нет уверенности, что наш мусор там примут, так как весь Краснодарский край имеет на этот завод виды.

Объем мусора, который производит Абхазия, для дорогостоящего мусороперерабатывающего предприятия не достаточен, строить его в Абхазии нерентабельно. Поэтому в ожидании лучших времен Александр Цеховой предлагает уже более десяти лет такую схему временного решения проблемы: найти место, удаленное от жилья, и построить там мусорный полигон. По его расчетам, полигон площадью 20 гектаров решит проблему для Абхазии лет на двадцать. Стоимость такого полигона составляет примерно 120 млн рублей. Он обеспечивает защиту среды от попадания в нее ядовитых стоков. А для того чтобы не возить воздух, нужно поставить компакторные станции, на них мусор будет уплотняться в контейнеры, которые можно вывозить на полигон.

Стоимость мусороуплотнительной станции от 1,3 до 4 млн рублей в зависимости от объема поступающего мусора. Один контейнер, в котором уплотненный мусор вывозится, стоит около 250 тысяч рублей. В принципе, такая МУС должна быть по карману каждому району, при желании их можно поставить даже в селах.

По данным Александра Цехового, в Абхазии нужно поставить пять мусороуплотнительных станций (Сухум, Гагра, Гудаута, Очамчыра и пос. Цандпрыпш). Все вместе они обойдутся в 100 млн рублей. Полигон – еще 120 млн рублей, и на рекультивацию существующих свалок нужно около 60 млн рублей. Значит, цена решения мусорного вопроса в масштабах всей страны не более 300 млн рублей. Тут можно вспомнить и положить на чашу весов сухумский стадион, который обошелся несколько лет назад почти в 1 млрд рублей, и задуматься о приоритетах.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG