Accessibility links

Насилие над «невидимыми»


В 2018 году Народному защитнику Грузии стало известно о 14 случаях насилия в отношении людей с ограниченными возможностями

Невидимые жертвы насилия – девочки и женщины с ограниченными возможностями. Этой во многом табуированной теме посвящено исследование ассоциации «Дэа». Что происходит, когда они становятся жертвами сексуальных преступлений, и какая опасность может грозить девочкам и женщинам с ограниченными возможностями там, где, казалось бы, они должны чувствовать себя наиболее защищенными?

«У нас был случай изнасилования. Девочка была с ограниченными умственными способностями, и, несмотря на все старания матери, в полиции заявили, что не смогли подтвердить личность насильника. Девочке дважды была проведена гинекологическая экспертиза. Впрочем, в конечном счете, все закончилось тем, что она просто прошла курс у психотерапевта, и то организовали его представители НПО», – это отрывок интервью одного из участников фокус-группы.

Можно сказать, что особенность этой истории состоит в том, что мать девочки решилась придать дело огласке. Часто семьи, как говорит автор исследования Чарита Джаши, предпочитают замалчивать подобное, избегают огласки:

«Они опасаются, что подумают соседи, что скажут односельчане, что скажут друзья. Хотя у меня было несколько случаев, когда о сексуальном насилии было заявлено, но, к сожалению, это никаких результатов не принесло», – говорит Чарита Джаши.

У полиции нет ни специальных знаний, ни опыта – они не понимают, как вести себя в подобных случаях. Коммуникация между жертвой и правоохранителями, как правило, крайне скудна, говорит Чарита Джаши. Из-за физического или ментального состояния женщины полицейские относятся к ним с предубеждением, не могут найти подхода, исходя из того или иного типа ограничений. Это особенно осложняет ситуацию, когда речь идет о насилии в семье – физическом или психологическом, с которым женщины с ограниченными возможностями, как показывает исследование, сталкиваются достаточно часто.

«Правоохранители думают, что, если это человек с ограниченными возможностями, предоставленная им информация ненадежна. Они верят соседям, членам семьи, которые говорят, что это неуравновешенный человек, и перестают интересоваться жертвой домашнего насилия», – говорит один из участников фокус-группы.

К слову, и другие исследования показали, что женщины с ограниченными возможностями чаще сталкиваются с насилием, чем мужчины. Стереотипные представления о гендерных ролях все еще прочно сидят в обществе. Получить образование, найти работу, создать свою семью – считается, что в этом смысле перспективы для мужчин с ограниченными возможностями более реальны, чем для женщин, говорит Чарита Джаши.

«У мужчины больше перспектив, к нему относятся лояльней в самой семье. А когда мы говорим о девочках и женщинах с ограниченными возможностями – здесь у нас катастрофическое положение. Главным образом я имею в виду регионы, в городах ситуация немного улучшилась. Здесь играет роль и экономический фактор. Как правило, чем сильнее семья в этом плане, тем больше они стараются (поддержать члена семьи с ограниченными возможностями)», – говорит исследователь.

Есть еще один важный аспект – это то, насколько хорошо сами женщины с ограниченными возможностями знают свои права. Говорит Мадона Харебава, директор ассоциации «Дэа»:

«Один из самых больших барьеров, с которыми они сталкиваются, – это нехватка коммуникации. Для глухих и слабослышащих, к примеру, должен быть выделен специалист, который сможет информировать их о правах. То же касается незрячих. Многие из тех, кто живет в регионах, не владеют шрифтом Брайля, должна быть найдена иная форма – например, аудиозаписи. Или когда речь идет об интеллектуальных ограничениях... Услышать обо всем этом пару раз по телевизору – этого может быть недостаточно для того, чтобы человек осознал свои права, узнал о формах насилия. Одно дело физическое – здесь все-таки проще, а когда мы говорим о психологическом, эмоциональном? Или когда их интересы игнорируются семьей?»

В последние годы в Грузии интенсивно говорят о двух направлениях: о насилии в отношении женщин и о правах людей с ограниченными возможностями. Авторы исследования хотят привлечь внимание к точке, где две эти темы пересекаются, и предлагают рассмотреть картину именно под этим углом:

«Взять, к примеру, правительственный план на 2018-2020 годы, касающийся насилия в отношении женщин. Согласно этому документу, при сборе статистических данных идет возрастное деление, указываются этнические группы... Но в нем нет ни единого индикатора, который позволил бы нам узнать, сколько женщин с ограниченными возможностями стали жертвами, как-то проследить динамику», – говорит Мадона Харебава.

Пожалуй, один из немногих, если не сказать, единственный источник статистики в этом отношении – это аппарат омбудсмена. В 2018 году Народному защитнику Грузии стало известно о 14 случаях насилия в отношении людей с ограниченными возможностями. 35% из них было насилием сексуального характера.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG