Accessibility links

Права человека: рекомендации вместо закона


Многие грузинские правозащитники отмечают, что в стране актуальна проблема фемицида

Дискриминация, насилие и нетерпимость – об этом продолжали в уходящем году говорить правозащитники.

Нетерпимость, насилие и дискриминация – эти слова неоднократно звучали в грузинском обществе в 2017 году. Только офис Народного защитника с сентября 2016 по август 2017 года рассмотрел 201 дело. 12% этих дел проходят по категории «дискриминация из-за отличающихся взглядов», 11% – это дела о дискриминации из-за сексуальной ориентации и гендерной идентичности, 10% касаются религии, 9% – людей с ограниченными возможностями. При этом делопроизводство по 99 делам было остановлено – это значит, что в них аппарат не увидел признаков дискриминации. Говорит бывший омбудсмен Уча Нануашвили:

«Наиболее незащищенные группы, по нашим наблюдениям, – это женщины, люди с ограниченными возможностями, дети, представители ЛГБТ-сообщества и религиозные меньшинства. Именно этих тем главным образом и касались рекомендации, подготовленные нами за этот год».

Права человека: рекомендации вместо закона
please wait

No media source currently available

0:00 0:14:50 0:00
Скачать

За отчетный период офис Народного защитника издал 13 рекомендаций для госслужб и частных компаний, которые, по мнению экс-омбудсмена, проявили дискриминационное отношение к тем или иным лицам. Однако лишь трое из них были приняты во внимание адресатами. И в этом правозащитники винят «изъяны» в «антидискриминационном законе», которым руководствуется омбудсмен. Дело в том, что, если рекомендация направлена публичному ведомству, его представители обязаны оповестить Народного защитника о проведенных мероприятиях, частные же компании не обязаны предоставлять такой информации. Соответственно, этот законодательный механизм не сможет эффективно работать, если не провести ряд изменений, считает представительница Центра по изучению и мониторингу прав человека Тамта Микеладзе:

«Реальность и статистика показали, что у омбудсмена проблемы с вопросом приведения в исполнение этого закона. Ожидания представителей парламента, что кто-то по своей доброй воле будет выполнять решения, принятые омбудсменом, не оправдались. Налицо острая необходимость внесения изменений в закон».

Между тем проблемы в сфере прав человека в Грузии возникают не только из-за неэффективности закона, некоторые исследования доказывают, что разные виды дискриминации сами граждане не считают таковыми. К примеру (согласно исследованию офиса Народного защитника), 42,5% детей и 13,9% представителей грузинских школ считают, что за провинность ученика можно потянуть за ухо, приблизительно так же они относятся и ко многим другим формам насилия, в том числе и к проявлениям психологического насилия. Система в школах должна быть налажена таким образом, чтобы дети были осведомлены о своих правах, считает представительница Детского фонда ООН в Грузии Майя Курцикидзе:

«Это достаточно длительный процесс. На то, чтобы изменилась модель поведения педагогов, уйдет определенное время. Эти учителя – представители того же общества, которое считает, что кричать на ребенка, ударить его или оттаскать за волосы не является насилием. Педагоги должны быть вовлечены в различные программы. Но это должен быть не какой-то одноразовый тренинг. Вопросы, о которых мы говорим, должны были быть включены в университетскую подготовку и переподготовку действующих учителей».

Не обошелся 2017 год и без скандалов, связанных с ЛГБТ-сообществом. Причиной самого громкого из них стала радужная повязка вице-капитана сборной Грузии по футболу Гурама Кашия, в которой он вышел на поле, играя за нидерландский «Витесс». Часть пользователей грузинского сегмента социальной сети Facebook приветствовала поступок Кашия. Однако были и те, кто раскритиковал футболиста и даже потребовал исключить его из сборной. Члены организации «Грузинский марш» даже организовали акцию у здания Федерации футбола, которая не обошлась без столкновений с полицией. Один из лидеров движения Сандро Брегадзе тогда заявил:

«В Грузии нас поддерживают 90% населения. Для Кавказа это (ЛГБТ-сообщество) неприемлемо. Мы, кавказцы, совершенно другие. У нас совершенно другой менталитет. Сегодня они приходят и насильно пытаются насадить (в Грузии) гомосексуализм. Мы говорим: нам это не надо. Мы не говорим, что гомосексуалистов надо убивать. Нет, пусть себе живут прекрасно, работают. Но пусть не пытаются заставлять нас быть такими. Это не гомофобия. Гомофобия – это страх. Мы же их не боимся. Мы, наоборот, их любим и хотим, чтобы они развивались, несмотря на их недостатки».

Сам Кашия в нескольких интервью разным СМИ заявлял, что выступает против проявления любой агрессии и не жалеет о том, что надел радужную повязку. Поддержали его и многие пользователи социальных сетей, представители Федерации футбола Грузии и спортсмены.

Еще до этого скандала представители ЛГБТ-сообщества призывали граждан «Не становиться на сторону насилия!» Акция под таким лозунгом прошла в Тбилиси 17 мая, в Международный день борьбы с гомофобией. Участники этого мероприятия потребовали гарантий по обеспечению безопасности, наученные опытом после событий 2013 года, когда многотысячная толпа учинила погром на проспекте Руставели, не дав ЛГБТ-активистам и правозащитникам провести подобную акцию. В этот день в 2017 году территория канцелярии правительства, где проходила акция, была оцеплена усиленными нарядами полиции, допуск без журналистских удостоверений или специальных пропусков был ограничен. Говорит представитель Ассоциации молодых юристов Георгий Гоциридзе:

«После событий 2013 года не было возбуждено ни одного уголовного дела против участников масштабных насильственных действий. В Грузии из года в год растет количество преступлений, совершенных на почве гомофобии и трансфобии. Нетерпимость общества подогревают бездеятельность властей, более того, целенаправленные заявления некоторых политиков. По нашему мнению, именно пассивность властей по отношению к зачинщикам насилия поощрила возникновение новых случаев насилия против ЛГБТ-сообщества».

В этом году акция прошла без инцидентов. Что нельзя сказать о повседневной жизни представителей ЛГБТ-сообщества. Женщина-трансгендер Мария Касенко назвала ее «постоянной борьбой за выживание»:

«Мы находимся под постоянным давлением со стороны агрессивного общества. Только в последние годы были лишены жизни четыре женщины-трансгендера, что демонстрирует, что мы являемся самой угнетенной группой. Мы собрались вместе, чтобы защитить наши права на свободу выражения! Нам нечего терять!»

Как оказалось, угнетают в Грузии не только женщин-трансгендеров. Многие правозащитники отмечают, что в стране актуальна проблема фемицида вообще. Однако в грузинском законодательстве все еще нет такого определения, как «фемицид». В канун Международного дня борьбы против насилия над женщинами, 24 ноября, свое отношение к этой проблеме выразил и президент ГрузииГеоргий Маргвелашвили:

«В 2017 году было 22 случая фемицида. Вопросы, связанные с фемицидом, разумеется, не являются проявлением криминала в узком понятии. Мы должны признать, что, к сожалению, это проблема нашего общества, нашего социума».

Согласно данным МВД Грузии, в 2013 году было выписано 227 сдерживающих ордеров, запрещающих насильнику приближаться на определенное расстояние к жертве, а с январь по октябрь 2017-го их число возросло до 3 137. Кроме того, Главная прокуратура начала уголовное преследование по делам о семейном насилии в отношении 1180 лиц. По словам представительницы этого ведомства Саломе Шенгелая, эти данные свидетельствуют о том, что повысилась сознательность граждан, которые стали чаще обращаться в правоохранительные органы. Тем не менее в этом направлении остается ряд нерешенных вопросов:

«У пострадавшего лица есть право изменить свои показания или вообще не давать их против близкого родственника. Пострадавшие довольно часто используют это право, из-за чего органам сложно проводить следственные мероприятия и добиваться эффективного результата. Еще одна важная проблема – это когда у пострадавших нет соответствующего доверия к следственным органам. Вызовом остается также выявление мотива гендерной дискриминации».

В этом направлении многие правозащитники называют положительным сдвигом ратификацию Стамбульской конвенции по борьбе с насилием в отношении женщин, в рамках которой парламент Грузии начал работу над законопроектом, касающимся сексуальных домогательств.

Между тем 2017 год не отличился особыми сдвигами в направлении улучшения прав трудящихся. По данным профсоюзов, с 2007 по 2016 год во время исполнения своих служебных обязанностей погибли 416 человек, пострадали 716. Самый громкий такой случай произошел в Ткибули, когда четыре сотрудника ремонтной бригады шахты им. Миндели сорвались с высоты 350 метров. Они ремонтировали грузовой лифт, когда подъемная установка, на которой они стояли, внезапно сорвалась в шахту. Коллеги погибших тогда заявили, что причины трагедии следует искать в несоответствующих условиях труда.

«Все четверо были такими опытными, что не могли ошибиться ни в чем. Если бы нормы безопасности были соблюдены, эти ребята не погибли бы. Как все произошло, пока точно никто не знает, факт, что вместе с этой установкой четыре человека сорвались в шахту», – сказал один из шахтеров.

Подобные случаи можно было бы предотвратить, если бы работодатели не экономили на создании безопасной среды для служащих и в стране существовала бы действенная трудовая инспекция, заявил лидер Объединенных профсоюзов Грузии Ираклий Петриашвили:

«Инспекция труда, Трудовой кодекс, социальное партнерство – это те проблемы и тот готовый рецепт, который создал бы превенцию, чтобы не случалось то, что творится в Ткибули. Но нет предела алчности тех людей, которые называются работодателями, у которых средневековая ностальгия – это касается и правительства Грузии, и тех, кто их нанимает».

Петриашвили отмечает, что некоторые положительные изменения в законах есть, однако принимаются они лишь для того, чтобы были исполнены пункты договора об ассоциации. Граждане же Грузии пользоваться этими изменениями не могут, считает глава Объединенных профсоюзов.

Отметился 2017 год и «историческим событием» в сфере прав человека, таковым стало решение Конституционного суда, принятое по делу № 732. Предметом спора между гражданином Гиви Шанидзе и парламентом была 273-я статья Уголовного кодекса, предусматривающая наказание за повторное употребление марихуаны. Суд поддержал позицию истца, постановив: «человек вправе самостоятельно выбирать способ релаксации и совершать соответствующие действия, в том числе – употреблять марихуану». Это событие назвал началом новой наркополитики член партии «Гирчи» Яго Хвичия:

«Это решение – один из самых высоких стандартов в плане защиты прав человека. Оно запрещает государству патернализм: не только наказывать людей, но и заботиться о них, когда они этого не просят. Кроме этого, Конституционный суд сказал, что будут сняты все судимости, которые получены людьми из-за употребления конопли».

Однако некоторые сторонники декриминализации потребления марихуаны пошли дальше. Активисты движения «Белый шум» совместно с правозащитниками разработали и уже зарегистрировали в парламенте новый законопроект Грузии, подразумевающий декриминализацию более двух сотен веществ, подпадающих под категорию «легкие наркотики». Говорит представитель движения «Белый шум» Бека Цикаришвили:

«Законопроект одобрен международными организациями. Согласно исследованиям, если он будет принят, то к 2027 году число потребителей наркотиков сократится вдвое. Помимо этого, существенно снизятся показатели заболеваемости гепатитом С и другими инфекционными заболеваниями. Если этих аргументов недостаточно, мы готовы встретиться с председателем парламента, объяснить все и убедить его, что результат от принятия этого законопроекта будет исключительно положительным».

Инициативу эту поддержали и ряд неправительственных организаций. Впрочем, есть и те, кто выступает против нее, это, в частности, представители духовенства. Новоизбранный Народный защитник Грузии Нино Ломджария между тем предлагает начать серьезное обсуждение реформы наркополитики:

«Исследования показывают, что число наркопотребителей и наркозависимых растет. Поэтому пришло время начать серьезное обсуждение в связи с реформой наркополитики. Подход государства не должен быть только репрессивным, необходимо сделать акцент на образовании, профилактике, консультации, помощи и реабилитации наркозависимых лиц».

Это была одна из первых рекомендаций Нино Ломджария на посту омбудсмена Грузии, на котором она сменила Учу Нануашвили 8 декабря на ближайшие пять лет. Против ее кандидатуры выступали некоторые противники власти. К примеру, представитель «Европейской Грузии» Серго Ратиани считает, что ее работа на посту заместителя генерального аудитора заранее дискредитирует нового омбудсмена:

«Кандидатура Народного защитника, которая подобрана властями, работала в государственных структурах, и мы от нее в течение этого времени критики не слышали. У такой кандидатуры нашей поддержки не будет. Проблема заключается в ее деятельности в последнее время, а также в том, как подбиралась кандидатура Народного защитника».

Нино Ломджария между тем заявила, что собирается быть принципиальной и критичной по отношению к властям и не поддастся давлению с их стороны. Рассказала она и о планах на будущее:

«Я собираюсь усилить работу Народного защитника в сфере защиты прав детей, а также прав женщин и лиц с ограниченными возможностями. Я также хочу активизировать работу по созданию здоровой жизненной среды».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG