Accessibility links

Беззащитная система защиты


По словам бывшей сотрудницы Агентства социального обслуживания, количество соцработников на самом деле меньше, чем говорит министр

Министр по делам беженцев, труда, здравоохранения и социальной защиты Грузии Давид Сергеенко предстал сегодня перед депутатами парламента. На встрече обсуждались проблемы, существующие в сфере социальной защиты – а их, это признают все стороны, участвующие в процессе, накопилось критически много.

«Проблемы соцработников – это на самом деле проблемы сотен тысяч наиболее уязвимых людей», – с этими словами обратилась к министру бывшая сотрудница Агентства социального обслуживания Кети Хуцишвили. Эту мысль, вероятно, лучше всего иллюстрируют истории конкретных людей, которые ее экс-коллеги рассказали сегодня министру и депутатам.

История первая: ребенок, попытавшийся свести счеты с жизнью:

«Я работаю с ребенком, ставшим жертвой сексуального насилия, у него была попытка суицида. Если я направлю его к психологу, ему придется ждать не меньше семи месяцев, потому что в системе всего 10 психологов на всю страну, и никто не знает, что за это время произойдет с ним».

Беззащитная система защиты
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:41 0:00
Скачать

История вторая: одинокий мужчина с психическими проблемами:

«Мать была его опекуном. Она заболела раком. С лета прошлого года эта женщина писала, что ее может не стать в любую минуту, просила перевести сына в психиатрическую клинику в Хони. Этой осенью она скончалась – ее сын остался абсолютно один, никто за ним не ухаживает, он 21-й в очереди на определение в клинику. У него нет навыков приема лекарств, ухода за собой, он не знает, как одеваться – может просто-напросто замерзнуть. Если с ним что-то случится, кто будет в ответе за это: я или государство?»

История третья: без права на конфиденциальность:

«Когда в сервис-центр приходит ребенок, жертва сексуального насилия, я вынуждена беседовать с ним в присутствии 10 соцработников, каждого из которых ожидает еще по 10 бенефициаров. А этот ребенок должен рассказать, что с ним произошло – как его насиловали, все это в присутствии этих людей, потому что у нас нет отдельной комнаты».

Помимо этих, в ходе заседания прозвучало еще много историй: о том, к примеру, как соцработникам приходится просить своих родных и знакомых помогать с транспортировкой бенефициаров, о том, как приходится разлучать родных сестер и братьев, когда они попадают под опеку государства, а еще о том, как им приходится искать места на кладбищах для стариков, оставленных родными.

Сам министр, Давид Сергеенко, между тем еще в начале встречи заявил, что определенные изменения ведомство планировало и ранее, однако после трагической гибели 4-летней девочки, находившейся под опекой государства, он, по его словам, осознал, что шаги необходимо предпринять в самые скорые сроки. В министерстве был создан специальный совет, заявил Сергеенко, который разработал план из четырех пунктов. Согласно этому плану, будут пересмотрены обязанности соцработников – в качественном и количественном смысле, сократится объем административной работы, будет решен вопрос с транспортом. Соцработникам в Тбилиси предоставят абонементы на общественный транспорт, в регионах выделят автомобили. Пока столько, сколько смогут, сказал министр, но пообещал на этом не останавливаться. И еще – на данном этапе добавят еще одного психолога в Тбилиси, после чего их станет двое.

«В том числе план предусматривает увеличение количества соцработников. В 2009 году был 171 соцработник, в 2018 году – 244. В 2019 году планируется добавить еще 50 соцработников. И это не добрая воля министерства, это часть закона, согласно которому мы должны обеспечить сотрудников не только зарплатой, но и соответствующими условиями. В 2020 году будет добавлено еще 50 соцработников (...) Последняя точка – 2025 год, когда, согласно нашим планам, один соцработник будет вести не более 50 дел одновременно», – сказал министр Сергеенко.

Между тем бывшая сотрудница агентства Кети Хуцишвили говорит, что количество соцработников на самом деле меньше, чем говорит министр. В течение многих лет кадры уходили из системы, но на их места никого не назначали, заявила она.

В свою очередь Анна Абашидзе из НПО «Партнерство по правам человека» считает, что 2025 год, о котором говорит министр, непозволительно далекая перспектива. Особенно учитывая, что в целом сфера социального обслуживания многие годы фактически не реформировалась, несмотря на просьбы и требования людей, которые в ней работают:

«Разумеется, есть определенные услуги реабилитации и абилитации, которых в свое время не было, и они появились. Мы это видим. Но есть жизненно необходимые услуги, которых как не было, так нет и по сей день. Вы можете себе представить: соцработник забирает из семьи двухлетнего ребенка, который был изнасилован, и во всем государстве нет никакой услуги, посредством которой его можно было бы спасти. Вот просто нет. Вот в таком мы положении. На это нужно ответить сегодня. Ни в 2020 году, ни в 2025-м, а сегодня».

К слову, в ходе сегодняшней встречи депутаты и министр поддержали предложение Элене Хоштария из «Европейской Грузии» ввести определенное наказание за оскорбление соцработников по аналогии с оскорблением полицейских при исполнении. По словам сотрудников Агентства социальной помощи, с подобным они сталкиваются нередко.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG