Accessibility links

Звиад Квачантирадзе: «К осени появится политическая альтернатива ЕНД и "Грузинской Мечте"»


Звиад Квачантирадзе

ПРАГА---«У меня нет мечты», – могут сказать с некоторых пор вчерашние депутаты правящей в Грузии партии, покинувшие ее. Один из них – один из ее основателей, Звиад Квачантирадзе. Он сегодня гость недели, и с ним мы отделяем причины кризиса от поводов, оцениваем перспективы партии и будущих выборов.

Вадим Дубнов: «Грузинская мечта» понесла очередные потери. Это является продолжением того процесса, который начался с вашим уходом, или это какое-то новое явление?

Звиад Квачантирадзе: Исходя из того, что эти молодые люди, покинувшие партию, – наши единомышленники, это может быть продолжением именно этого процесса, поскольку они тоже вчера объявили о том, что главной мотивацией и красной чертой для их решения стало совершенно непоколебимое стремление правящей партии «Грузинская мечта» провести закон об избрании судей в Верховный суд Грузии, который уже был принят в первом чтении, и на следующей неделе собираются пронести его во втором чтении.

Гость недели – Звиад Квачантирадзе
please wait

No media source currently available

0:00 0:13:31 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Но только ли в судьях дело?

Звиад Квачантирадзе: Ну, конечно, нет. Эти вопросы очень часто задаются. Мы получаем от наших друзей, единомышленников, соратников эти вопросы. Конечно, мы много раз говорили о целом ряде всяких причин, по которым мы приняли такое решение. Но это решение, я скажу о себе, уверяю, не было принято на очень эмоциональном фоне, в течение часа-двух или дня или двух дней, – это решение, конечно, готовилось в течение гораздо более длительного времени, если не сказать, что почти целого последнего года.

Вадим Дубнов: Можно в этом месте поподробнее: судьи были последней каплей, как я правильно понимаю, или, может быть, даже поводом. Это системное расхождение с «Мечтой» при вашем неприятии «Национального движения»?

Звиад Квачантирадзе: Знаете, когда мы пришли на первое заседание нынешнего парламента, со многими своими т.н. новыми соратниками, своей «командой», мы познакомились в зале заседаний. Мы их не знали. Нам сказали, что «это хорошие ребята, вы с ними сработаетесь, все будет хорошо». Но мы чувствовали, что эти ребята не оттуда, откуда нужно было. Потом оказалось, что некоторые из них вообще были на службе у «Национального движения», исполняли довольно странные, если не считать, что очень даже рискованные задания. Этих людей мы не знали и знать не могли, но впоследствии, конечно, мы очень много узнали о них. Но это не главное. Главное же не в исполнителях того или иного задания, а в лидере партии, который пользуется в Грузии (во всяком случае, до сих пор пользовался) огромной популярностью, очень большим влиянием, ввиду своего, прежде всего, огромного вклада в 2012 году в проведение выборов и отстранение от власти «Национального движения» во главе с (Михаилом) Саакашвили – я имею в виду господина (Бидзину) Иванишвили. Он оказался, в частности, в авангарде того, против чего мы начали борьбу – я имею в виду вопрос реформы правосудия. Я говорю о нашем альтернативном проекте, который был уже принят в первом чтении – о выборах в Верховный суд Грузии.

Восстанавливать справедливость руками тех людей, которые раньше творили беззаконие под именем закона, невозможно. Так же нельзя творить правильные дела руками неправильных людей

В конце декабря нам был предоставлен список как футбольной команды – 10 человек, кроме голкипера, конечно, но голкипером Иванишвили сам оказался в конце концов, – который мы должны были утвердить прямо так, с ходу, без всякой информации об этих людях. Хотя многие из них были известны общественности, это были очень одиозные фамилии, говорившие о многом, это были фамилии, которые помогали режиму Саакашвили осуществлять те деяния, из-за которых в конце концов они были вынуждены уйти из власти. Господину Иванишвили все эти люди понадобились так же, как они понадобились в свое время Саакашвили, а это мы, конечно, сочли как расхождение с нашими идеалами, потому что когда мы приходили к власти в 2012 году, самым главным нашим девизом было восстановление справедливости в Грузии. А восстанавливать справедливость руками тех людей, которые раньше творили беззаконие под именем закона, невозможно. Это так же невозможно, как воссоединить друг с другом воду и масло, поскольку они не сочетаются. Так же нельзя творить правильные дела руками неправильных людей.

И нам сказали: «эти люди хорошие, они просто раньше делали плохие дела, а сейчас они будут делать хорошие дела». Мы в это не поверили и ушли. Это, что называется, было последней каплей. А так, если говорить о причинах, то причин, которые накапливались в течение последнего года, почти двух лет, конечно, очень много.

Вадим Дубнов: Вы имеете в виду то, что называется появлением «молодой гвардии» в «Грузинской мечте» или какие-то системные сдвиги, изменение позиции самого председателя?

Звиад Квачантирадзе: Я никак не назову их «молодой гвардией», хотя люди, в отношении которых мы имеем претензии, в основном молодые, но там есть и другие молодые люди, против которых мы ничего не имеем. Так что назвать это просто какой-то борьбой между «молодой гвардией» и «старой гвардией», будет неправдой. Это расхождение в мировоззрениях, и больше ничего.

Вадим Дубнов: В чем оно заключается?

Сейчас наблюдается тенденция того, что все эти идеалы напрочь забываются и используются те же инструменты, что использовались «Национальным движением» в годы своего кризисного правления

Звиад Квачантирадзе: Оно заключается, прежде всего, в том, что сегодняшний состав, они вообще даже не имеют представления о том, под какими лозунгами и с какими обещаниями мы пришли к власти в 2012 году. Все это сегодня напрочь забыто, и все заняты просто «обукрашиванием» своих собственных жизней и собственных позиций. Наверное, это кризис, который очень часто бывает у разных властей. Так же случилось и с предыдущей властью. Хотя я говорю очень четко и громко, что, конечно, сравнивать «Национальное движение» и «Грузинскую мечту» будет просто несправедливо и нечестно. Разница, конечно, огромная – в основном в том, что было сделано «Грузинской мечтой» в первые годы своего правления, – но сейчас наблюдается тенденция того, что все эти идеалы напрочь забываются и используются те же инструменты, что использовались «Национальным движением» в годы своего кризисного правления, что, в конце концов, и привело к кризису этого движения, а также чуть не погубило страну.

Вадим Дубнов: Батоно Звиад, насколько скоротечны эти тенденции – я имею в виду выборы 2020 года?

Звиад Квачантирадзе: Знаете, до выборов 2020 года еще осталось полтора года точно, и я считаю, что до выборов еще очень во многом изменится политический ландшафт внутри страны. К моему глубокому сожалению, потому что я говорю о партии, в учреждении которой принимал личное участие, в арсенале этой партии очень мало что осталось предложить избирателям. Если даже они и предложат, то не смогут просто за это время их осуществить. Здесь опять может помочь только личный капитал господина Иванишвили, которого у него в достатке, но использовать этот капитал именно перед выборами, я думаю, уже никто не позволит. В любом случае, это не позволит и международная общественность, которая очень внимательно наблюдает за процессами в Грузии, и повторение того, что случилось во втором туре президентских выборов, когда были выплачены долги 600 тысяч банковских должников, что ОБСЕ сочло четким проявлением подкупа избирателей – подобного, конечно, никто уже не допустит. Я не думаю, что только финансовыми ресурсами господина Иванишвили можно будет осуществить данные им обещания.

Вадим Дубнов: Ресурс проекта «Антимиша» исчерпан?

Звиад Квачантирадзе: Общественность устала уже от этого противостояния. С одной стороны – Саакашвили, с другой стороны – «Грузинская мечта». Они, особенно в последнее время, стали подкармливать друг друга. Они существуют за счет друг друга, потому что «Грузинская мечта» пугает общественность тем, что «если не будет нас, то вернется Миша», а Миша пугает своих избирателей и сторонников тем, что «если вы не уберете «Грузинскую мечту», тогда нам никогда не вернуться к власти», – т.е. они считают друг друга единственными конкурирующими силами. А на самом деле они подкармливают друг друга и совершенно не видят на горизонте других политических сил.

Вадим Дубнов: А они есть?

Обязательно будет создана еще одна альтернативная сила, которая, возможно, наберет столько доверия у народа, что сможет конкурировать с этими двумя ведущими игроками на авансцене в Грузии

Звиад Квачантирадзе: Некоторые из них, может быть, находятся немного в сонном состоянии, поскольку это и было целью, между прочим, Бидзины Иванишвили: когда мы пришли к власти, мы как-то поверили, что он правильно сконструировал эту модель политической раскладки в Грузии, что все, что посередине, надо будет убрать. И он вложил очень многое в то, чтобы все остальные политические силы опустились ниже уровня, который можно считать уровнем соответствующей жизнеспособности. Но сейчас, когда этот сонный политический потенциал в стране понял, перед чем мы стоим, он стал немного пробуждаться. Я лично ни на что не претендую, но думаю, что к осени мы встанем перед фактом более широкого воссоединения оппозиционных сил – может быть, это будет два разных лагеря, в соответствии со своими идеологиями, кто поближе друг к другу. Мы знаем, что эти чаяния есть, есть такой интерес у избирателей, обязательно будет создана еще одна альтернативная сила, которая, возможно, наберет столько доверия у народа, что сможет конкурировать с этими двумя ведущими игроками на авансцене здесь, в Грузии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG