Accessibility links

Море раздора


Слева направо: главный санитарный врач Сухума Алла Беляева и главный санитарный врач республики Людмила Скорик

Сегодня главный санитарный врач Абхазии на пресс-конференции в Ассоциации работников СМИ прочитала журналистам лекцию о том, как они должны работать. После ликбеза она сообщила о том, что море у нас чистое, никаких проблем с загрязнением нет. А канализационный запах от морской воды и плавающие фекалии никаких угроз для здоровья купающихся не представляют.

Встреча с журналистами главного санитарного врача Людмилы Скорик началась со следующей нотации, прочитанной журналистам: «Средства массовой информации в соответствии с вашим законом о свободе слова несут именно ту информацию нашему населению и гостям нашей республики, которая должна отвечать основным требованиям и основной свободе слова, скажем так. Информация должна быть всегда проверена, всегда нести только ту качественную характеристику, которую вам предоставил специалист. Вы являетесь только посредником между передачей информации от специалиста нашим жителям этого города и нашему населению. Ни один из вас, здесь сидящих, не провел журналистского расследования, информация была преподнесена довольно грубо».

На какой «закон о свободе слова» ссылалась главный санитарный врач республики Людмила Скорик, понять невозможно. Мы знаем только два закона, связанных с информацией. Это закон о СМИ и закон о доступе к информации. Остается только предположить, что ни с одним из этих законов Людмила Скорик, которая информировала журналистов о том, как они должны работать, незнакома.

Море раздора
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:46 0:00
Скачать

Журналисты позвали главного санитарного врача республики Людмилу Скорик, чтобы из уст специалиста услышать, в каком состоянии морская вода на абхазском побережье. Она сообщила, что бактериологическая лаборатория контролирует состав морской воды и все в ней замечательно. Бактерии группы кишечной палочки есть, но они не представляют никакой опасности для людей. Скорик также сообщила:

«Вы знаете, я большое внимание сейчас уделяю нашему температурному режиму. И очень-очень хочу, чтобы пошли дождевые воды.

Дмитрий Белый: То есть, канализация никак не влияет на море?

Л. Скорик: Она, естественно, снижает самоочистку моря в худшую сторону. Если нам сюда не завезут каких-то особо опасных инфекций, скажем так… И не надо сейчас из аварийного сброса, который ведется всего один месяц, зачем преподносить, да еще и используя интернетный ресурс?

Сария Кварацхелия: Я хотела бы узнать, кто будет потенциальным источником? Кто может особо опасную инфекцию нам завезти?

Л. Скорик: Человек. Потенциальный человек.

С. Кварацхелия: А каким образом?

Л. Скорик: У каждого инфекционного заболевания есть свои методы передачи. Есть контактно-бытовые, есть фекально-оральные».

На вопрос журналиста Надежды Боровиковой: «Если не пойдут дожди, если будет повышаться температура и если к середине июля не отремонтируют насос и, как сказал мэр, новый будет только в сентябре, тогда что?»

Людмила Скорик пояснила: «Мы просто напросто с вашей помощью будем информировать наше население, что, пожалуйста, пользуйтесь зонами рекреации, в которых естественным образом происходит самоочищение. Все. Это район Маяка и район с медицинского пляжа туда дальше, в сторону Синопа. Не в таком объеме он сбрасывается, который бы мог повлиять на загрязнение нашего моря».

Впрочем, журналисты, которые ездят купаться, кто на Синопский пляж, кто на Маяк, сообщили главному санитарному врачу, что и на этих пляжах легко встретить фекалии, использованные средства гигиены и тому подобное. На что Скорик ответила, что «все эти вопросы – к населению, которое этим пользуется».

Разговор продолжался, на этот раз вопрос задала я: «Уже в течение месяца люди, которые приходят на городские пляжи купаться, обсуждают, почему морская вода так сильно пахнет канализацией и почему в ней плавают фекалии? Скажите, почему вы не сообщили людям о том, что произошла авария, не работает насос и городские стоки сбрасываются в море? Почему не сообщили людям, что нужно купаться в каких-то других местах? Почему, пока я не подняла эту тему, все службы молчали? В том числе вы и санитарно-эпидемиологическая служба города?

Людмила Скорик мне ответила: «Самые страшные загрязнения в море – это нефтью, нефтепродуктами, пестицидами, солями тяжелых металлов и радиационными отходами. Скажите, пожалуйста, из всех вышеперечисленных хотя бы один пахнет? Оттого, что идет запах, ну никоим образом никаких заболеваний…

Е. З.: Плавать среди фекалий, по-вашему, это нормально?

Л. Скорик: Это санитарный показатель, его выбирает каждый человек самостоятельно. Моя дорогая, ну, если вам приятно купаться, нет вопросов! Но от того, что мы не выставили обыкновенные стенды, ну, товарищи, пожалуйста, не купайтесь, ничего страшного в этом нет. Правильно? Патогенной флоры, которую мы отслеживаем в нашей сухумской бухте, на сегодняшний период времени нет».

Журналист Изида Чаниа спросила про Синопский коллектор, который не работает уже много лет и тамошние стоки также сбрасываются прямо в море. Скорик заявила, что «любой уважающий себя человек, выйдя из моря, должен ополоснуться под душем». Журналисты дружно ответили, что душа нет на многих городских пляжах, как, впрочем, и туалетов.

В одной из абхазских групп в социальной сети Facebook на днях бурно обсуждалось состояние абхазской морской акватории. И пользователи задавали вопросы. Два из них я выписала и адресовала Людмиле Скорик.

Один из пользователей, видимо, житель г. Гагры сообщил, что «третий год все городские стоки сбрасываются прямо в море между селом Алахадзы и Кемпингом, а в Колхидском районе центральная канализация проходит по наружке»; другой пользователь поделился информацией о том, что «в Гудауте через реку Гудоу стекают все канализационные сливы напрямую в море, и там невозможно купаться».

Людмила Скорик на эти вопросы ответила так: «В Пицундах планируется введение новых очистных сооружений, которые были отремонтированы в этом году. В Гудауте очистных сооружений нет, естественно, но и плотность населения довольно незначительная. В стадии проектирования эти очистные сооружения. В Гагре точно так же, в стадии проектирования очистные сооружения, пока что сброс идет, естественно, открытым порядком через глубоководные сбросы».

По словам Скорик, глубоководный сброс представляет собой трубу, уходящую на 400 метров в море. Но, судя по тому, что пишут наши граждане, в глубоководный сброс не верится. Что касается столицы, то у нас, по утверждению главного санитарного врача города Аллы Беляевой, сброс осуществляется через трубу, уходящую на 150 метров в море. Однако реальность и то, что можно увидеть своими глазами, слишком наглядно противоречат этому утверждению. Сброс можно наблюдать прямо с сухумской набережной: в районе выхода канализации в море вода бурлит в определенном месте, метрах в пятидесяти от берега. И здесь всегда сидят сотни чаек, отлавливая рыбешку, привлеченную органикой. Особенно часто можно наблюдать такую картину весной.

На вопрос о том, какие перспективы у города в плане восстановления работы насосной станции, когда появится новый насос вместо сгоревшего, ни главный санитарный врач Абхазии Людмила Скорик, ни главный санитарный врач города Алла Беляева ответить журналистам не смогли. Они заявили, что вопрос приобретения насоса и его установки в их компетенцию не входит.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG