Accessibility links

Говорят адвокаты: «еврейский вопрос» и «очернение Грузии»


Это было первым заседанием, на котором не было никого из родных и друзей Виталия Сафарова

Сегодня в тбилисском городском суде состоялось последнее заседание по делу об убийстве () грузинского правозащитника Виталия Сафарова. Завтра будет вынесен приговор обвиняемым –​ Георгию Сохадзе и Автандилу Канделакишвили. Их адвокаты выступили сегодня с заключительными речами.

Это первое заседание, на котором не было никого из родных и друзей Виталия Сафарова. Пострадавшая сторона в знак протеста решила проигнорировать заключительные речи адвокатов. Последние, в свою очередь, высказали сожаление в связи с этим решением.

Первым из четырех адвокатов взял слово Малхаз Салакая, который защищает Георгия Сохадзе. Он настаивает: изначально ни один из четырех очевидцев не говорил ничего об участии его подзащитного в преступлении. По его словам, фраза «Убей еврея, мать его...», которую, как говорят свидетели, выкрикнул Сохадзе, появилась в их показаниях только спустя полгода после убийства. Только спустя шесть месяцев, продолжает Салакая, свидетели вспомнили, что Сохадзе якобы бил Сафарова кастетом и удерживал, пока Канделакишвили наносил ему удары ножом.

Говорят адвокаты: «еврейский вопрос» и «очернение Грузии»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:37 0:00
Скачать

По мнению адвоката, неправительственные организации оказывали давление на следствие и СМИ: они хотели, чтобы обвиняемые получили более строгое наказание. Именно поэтому, как говорит Малхаз Салакая, в деле появился этнический аспект, и все было выставлено таким образом, что убийство якобы было совершено группой людей:

«Трое свидетелей были друзьям пострадавшего. Ввиду того, что именно они спровоцировали начало конфликта, они чувствуют моральную ответственность за случившееся. Именно этим обусловлено их стремление оправдать общественный заказ, который, в свою очередь, сформировали они (неправительственные организации). Кроме того, они хотели выплатить свой долг перед семьей (Сафарова) и их сторонниками – сказали то, чего от них ожидали, а не то, что было в реальности».

Адвокат Автандила Канделакишвили Зураб Бегиашвили и вовсе не исключает, что в убийстве мог участвовать кто-то из свидетелей. Если Сохадзе полностью отрицает какую-либо причастность к произошедшему, то Канделакишвили в ходе заседаний признал, что нанес Сафарову несколько ударов ножом, хотя, как он говорит, только в бедро.

Бегиашвили обвиняет органы в некомпетентности. Он считает, что против обвиняемых и против него самого была запущена целая, как он выразился, «машина лжи», которая сделала все, чтобы выставить их в дурном свете. Его, как выразился адвокат, распяли за то, что он просто задавал вопросы в ходе заседаний. При этом Зураб Бегиашвили видит во всем этом деле заинтересованность неких сил, пытающих очернить всю Грузию:

«В Грузии участились случаи убийств на почве ненависти». Вот представьте себе такой заголовок на BBC. Кому нужно дискредитировать Грузию в вопросе туризма? Кому нужно было выколоть глаза Грузии? Друзья, вся эта идеология навязана врагами. Как можно сказать о Грузии, что здесь когда-либо процветал нацизм или были какие-то предпосылки к этому? (...) Представьте, этим делом они хотят сказать всей Европе, что в сердце Грузии, где цветет свобода, любовь и толерантность, Виталия, который на самом деле не был евреем, убили якобы из-за этого. Обвинение не приложило к делу ни одного документа, где четко бы говорилось о национальности Сафарова. Не приложило потому, что, когда следователи спросили Марину Аланакян – мать Виталия Сафарова, нужен ли ей переводчик, она сказала, что она армянка, которая выросла и родилась в Тбилиси».

Адвокат Бегиашвили не первый раз затрагивает эту тему. Сама Марина Аланакян не раз объясняла, что их семья многонациональна. Ее муж – езид, а сама она армянка по отцу и еврейка по матери. Соответственно, их дети – евреи по матери и закончили еврейскую школу в Тбилиси. При этом, по словам Марины Аланакян, Виталий сам определял свою национальную идентичность как еврейскую:

«Вы можете спросить любого раввина в этом городе, и он скажет, кем был Виталий (...) У нас так было принято еще с Советского Союза – национальность писали исходя из того, кем был отец. Поэтому у меня в документах и было указано, что я армянка. А когда в прокуратуре меня попросили указать национальность, я спросила, как написать – как в документах? И мне сказали, что, да, как в документах».

Как рассказывали очевидцы, в ночь на 30 сентября, когда между молодыми людьми у бара «Варшава» завязался конфликт на тему Грузии, Виталий попытался примирить стороны, сказав, что он сам вообще еврей, но очень любит Грузию – родился и вырос здесь. По словам нескольких свидетелей, именно эти слова и вызвали агрессию в обвиняемых.

Прокурор Михаил Чхеидзе категорически не приемлет претензии адвокатов по поводу качества проведенного следствия. В ответ на заключительное слово стороны защиты он и сегодня привел ряд доказательств, указывающих на вину Канделакишвили и Сохадзе, включая показания очевидцев и свидетелей, записи с камер видеонаблюдения, а также улики, среди которых нож, на котором, согласно проведенной экспертизе, была обнаружена кровь Сафарова и генетические следы Канделакишвили.

Чхеидзе на прошлом заседании потребовал для обвиняемых приближенную к максимальной меру наказания. Согласно предъявленным обвинениям, им грозит от 13 до 17 лет тюремного заключения. Между тем Малхаз Салакая, адвокат Сохадзе, сегодня заявил в ходе судебного заседания, что ожидает оправдательного приговора для своего подзащитного. А Зураб Бегиашвили, защищающий Канделакишвили, попросил судью Шорену Гунцадзе «принять справедливое решение».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG