Accessibility links

Свидетель обвинения. В убийстве по нетерпимости


Свидетель обвинения, дав религиозную клятву и ответив на несколько общих вопросов, начал рассказывать о событиях 30 сентября 2018 года

Тбилисский городской суд продолжает рассматривать дело об убийстве грузинского правозащитника Виталия Сафарова. Сегодня перед судом предстал непосредственный участник событий ночи 30 сентября 2018 года – Ираклий Белтадзе, который проходит в деле в качестве свидетеля.

Зал №15 и сегодня не уместил всех желающих присутствовать на процессе. На скамье подсудимых, огороженной стеклом, двое: 20-летний Автандил Канделакишвили и 23-летний Георгий Сохадзе, известный под прозвищем Слэйер. Они периодически переговариваются, из-за чего судья делает им замечания и обещает удалить из зала. Напротив них – свидетель обвинения, Ираклий Белтадзе. Дав религиозную клятву и ответив на несколько общих вопросов, он начинает рассказывать о событиях 30 сентября 2018 года.

Как рассказывает Белтадзе, вечером ему позвонила подруга, которая приехала в Тбилиси из Москвы. Вместе с ней и еще одной девушкой, тоже приезжей, они в тот вечер были в нескольких барах. До бара «Варшава» они добрались уже поздно ночью. В «Варшаве» между тем, продолжает свидетель, он встретил своего друга – Отара Гелашвили, который был вместе с Виталием Сафаровым.

Свидетель обвинения. В убийстве по нетерпимости
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:07 0:00
Скачать

Около трех часов ночи в «Варшаву» пришли трое – Канделакишвили и Сохадзе, сидящие сегодня на скамье подсудимых, и Николоз Шанава, который проходит в деле в качестве свидетеля. Правда, купить выпивку, как говорит Белтадзе, они уже не смогли, т.к. бар закрывался. Все это время Белтадзе говорил со своими спутницами по-русски и, как говорит сегодня, сразу заметил, что Канделакишвили, Сохадзе и Шанава это не понравилось.

«Чтобы они не подумали, что я тоже русский, я решил, что будет лучше, если я подойду и поговорю с ними по-грузински. Я подошел, говорил что-то о том, что мы все грузины, о любви к Грузии. Потом я решил сделать это еще раз. Сохадзе сказал, чтобы я оставил их в покое и выругался. Ни в чей-то адрес, а в общем. Подошел Отар Гелашвили и тоже выругался. Шанава спросил, почему он ругается в адрес Грузии. Тот ответил, что мат не относился к Грузии, и выругался он в общем. Там были камеры, поэтому решили спуститься ниже, к кафе «Сабвей».

Уже там, в закутке, как рассказывает Белтадзе, Сафаров попробовал успокоить стороны. Сказал, что он еврей и любит Грузию. По словам Белтадзе, Шанава, который был в тот день вместе с обвиняемыми в убийстве Сафарова, первым ударил его, после того, как тот спросил, как его зовут. Потом попытался нанести удар ногой, но потерял равновесие и упал.

«Канделакишвили побежал (в сторону Виталия) с ножом. Мы в это время удерживали Сохадзе, но потом он вырвался. Сохадзе начал бить Виталия предметом, который, как мне кажется, был кастетом».

Как говорит Белтадзе, после того, как все трое убежали, с Сафаровым, которому он попробовал сделать массаж сердца, остался он и Отар Гелашвили. Позже приехали полиция и скорая.

Вопросы прокурора Михаила Чхеидзе между тем были такими:

Прокурор: Что вы делали, когда Канделакишвили пошел с ножом на Сафарова?

Белтадзе: Мы пытались увести Сохадзе.

Прокурор: А почему не Канделакишвили, у которого был нож?

Белтадзе: Мы испугались ножа.

Прокурор: Где был Шанава в это время?

Белтадзе: Шанава больше не вмешивался в драку.

(...)

Прокурор: Нанес ли кому-нибудь Виталий Сафаров физическое или словесное оскорбление?

Белтадзе: Нет.

Прокурор: Почему тогда (они) убили Сафарова, по-вашему?

Белтадзе: Потому что он был евреем.

Прокурор: А причем это?

Белтадзе: Я думаю, что из-за того, что Сафаров сказал, что он еврей. Я заметил, что это вызвало в них агрессию. Еще потому, что я подумал, что они были членами неонацистской группировки, так они были одеты.

Адвокат Автандила Канделакишвили – Зураб Бегиашвили в свою очередь сконцентрировал внимание на том, что показания Ираклия Белтадзе, которые он дал непосредственно после убийства, по ряду аспектов отличаются от тех, которые он дал сегодня. И что, в отличие от сегодняшних, они уместились на одном листе. На это Ираклий Белтадзе заявил, что в ту ночь был пьян, находился в шоковом состоянии и не сразу смог восстановить все детали.

Адвокат: Не повлияли ли на вас материалы, специальные репортажи, которые выходили в СМИ, или неправительственные организации?

Белтадзе: Нет.

Адвокат: А что тогда произошло, когда у вас прояснился разум?

Белтадзе: У вас на руках кто-нибудь умирал когда-нибудь?

Адвокат: Да.

Белтадзе: Я был не похож сам на себя в тот момент.

По завершении заседания адвокат Георгия Сохадзе Леван Буадзе подверг сомнению показания свидетеля. Он настаивает на невиновности своего подзащитного:

«Мнение, что Георгий Сохадзе удерживал покойного Сафарова и бил его кастетом, появилось у них (у свидетелей) через шесть с лишним месяцев после произошедшего. Поэтому я склонен считать эти показания ложными. В убийстве Сафарова Сохадзе не принимал участия – ни в групповом, ни в убийстве, совершенном на почве национальной нетерпимости. Самое большое, в чем могли бы обвинить Сохадзе, – это в недонесении о преступлении».

Против Сохадзе и Канделакишвили, к слову, в ходе прошлого заседания свидетельствовал их друг – Николоз Шанава, который первым, по его же словам, ударил Сафарова в ночь убийства. Он признал, что и он, и обвиняемые разделяли неонацистские идеи.

Его показания адвокаты Канделакишвили и Сохадзе подвергают сомнениям и называют его «золотым свидетелем» прокуратуры. Они считают, что обвинение подталкивает его к тому, чтобы он оговорил своих бывших друзей.

Мать убитого правозащитника Виталия Сафарова – Марина Аланакян тем временем говорит, что с каждым заседанием для нее все четче вырисовывается картина преступления. Она убеждена, что к нему, помимо двух обвиняемых, имеют отношение и другие лица:

«То, что говорят свидетели – Белтадзе, Шанава – а последний такой же, как они (обвиняемые), он непосредственно участвовал (в убийстве), – чем дальше, тем больше деталей выясняется. Выясняется, кто там был. Я хочу, чтобы все, кто имел к этому отношение, были наказаны. Ведь были не только эти двое (Сохадзе и Канделакишвили), Виталию наносили удары и другие. Вот пусть сейчас их адвокаты и доказывают, кто там был еще».

Следующее заседание назначено на 20 мая. Предположительно, процесс должен завершиться в конце этого или в начале следующего месяца.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG