Accessibility links

Игры патриотов. Как грузинские регбисты остались без российской «Славы»


ПРАГА---Сегодня в рубрике «Некруглый стол» мы поговорим о неожиданном продолжении грузинских событий. Московская регбийная команда «Слава» исключила из своего состава двух грузинских регбистов. Реваз Бродзели и Саба Илуридзе в одном из матчей чемпионата России, после занесенного мяча, закрыли один глаз рукой – жест солидарности с протестующими в Тбилиси. Эту историю мы обсудим с политологами, которые не чужды спорту, – Гелой Васадзе и Борисом Навасардяном.

Вадим Дубнов: Мне эта история показалась особенно интересной из-за какой-то совсем запредельной и нелогичной символичности. Ну, закрыли глаз рукой - это даже не надписи «Россия – оккупант», как в недавнем грузинском футбольном сюжете, это вообще абсолютно внутриполитический акт, внутриполитический ритуал с не очень понятным адресатом демонстрации. При этом российское руководство исключает их из команды, будто обнаружив антироссийский контекст. Что здесь не так, Гела, по-вашему?

Гела Васадзе: Один мой друг, кстати, из Армении, сказал однажды фразу, которая мне запомнилась: если во многих странах внешняя политика – это продолжение внутренней, то в странах постсоветского пространства часто внутренняя политика является продолжением внешней. Вот это то самое и есть: внутренняя политика клуба «Слава» является продолжением внешней политики России. Да, это была, конечно, гражданская позиция, причем это была гражданская позиция гражданина Грузии, но так как это все связано каким-то боком с российским государством, то, скорее всего, в команде решили перестраховаться – как-то лучше перебдеть, чем недобдеть.

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:25 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Борис, при этом, мне кажется, что это немного адаптированное продолжение, в общем, гораздо более широкого явления, последнего времени. Спорт всегда, конечно, был частью политики, причем концентрированной частью политики, чего стоили хотя бы хоккейные матчи сборных Советского Союза и Чехословакии в 60-70-х годах, которые имели, безусловно, политический подтекст. Но сейчас жанр меняется, если вспомнить ту же историю с Джерданом Шакири, этническим косоваром из сборной Швейцарии на московском чемпионате мира, когда он изображал ладонями «албанского орла», и это вызвало жуткий скандал. Почему столько внимания, формального и неформального, этому стало придаваться?

Борис Навасардян: Я думаю, это следствие каких-то болезненных реакций на то, что происходит в странах, которые к таким вещам чувствительны, скажем, в данном случае для России или для какой-то другой страны. Я думаю, что в какое-то время подобного рода проблемы могли возникать между Аргентиной и Англией по поводу Мальдивских и Фолклендских островов. Но я думаю, что это, в принципе, уже доходит до абсурда, поскольку в данном случае мы имеем дело со спортсменами, которые каким-то образом формируют поведенческие стандарты. Регби очень популярный вид спорта в Грузии, соответственно, все эти молодые ребята – герои в глазах общества, и если, будучи таковыми, они не будут делать то, что от них ожидают, они очень многое потеряют, а спорт без болельщиков, без поддержки болельщиков невозможен. И здесь просто, думаю, болезненная реакция буквально на все, что происходит в Грузии, в данном случае проявилась уже в таких абсурдных формах, которые абсолютно непостижимы для рационального мышления.

Вадим Дубнов: Гела, раз эту тему затронул Борис, продолжим ее. Если бы, скажем, какие-нибудь условно таиландские регбисты играли в России и в какой-то момент они бы надели красные рубашки, или французские легионеры вдруг оделись бы в желтые жилеты – ведь не было бы в Москве такой реакции? При этом даже российские авиаторы ищут лазейки, обходят запреты на полеты в Грузию, а команда «Слава» решила пойти на такой демарш.

Гела Васадзе: Что касается команды «Слава», то тут я абсолютно уверен в том, что здесь, скорее, личная инициатива какого-то менеджера команды, который действительно перестраховался. А что касается всего остального, – ну вот, например, у нас в Грузии была очень резонансная история по поводу ведущего защитника сборной Грузии, когда он в матче чемпионата Голландии надел повязку в защиту ЛГБТ. По этому поводу ломались копья и т.д. Поэтому я и говорю: у кого что болит, у кого какие сенситивные моменты. Но в данном случае это не касается команды «Слава», потому что я абсолютно уверен, что если бы менеджмент команды «Слава» на это не отреагировал, то ничего не было бы, но вот это, скорее всего, и тут сыграло решающую роль. В итоге о команде «Слава» и об этих регбистах узнали все. Т.е. это им не нужно было обязательно делать, если бы они этого не сделали, об этом никто бы не узнал. Грубо говоря, не обсуждалось бы, что наши регбисты, играя в России, в команде «Слава», не закрыли глаз, но, когда они это сделали, об этом узнали практически все – не скажу, что топовая, но одна из обсуждаемых новостей, ребята выразили свою гражданскую позицию.

Вадим Дубнов: А зачем на поле показывать свою гражданскую позицию? Реакция «Славы» понятна, с ней как раз более или менее все ясно. Ну а вот о поведенческом стереотипе, – нужно ли это демонстрировать? Причем, я это говорю без осуждения, я говорю об этом с попыткой понять суть этого стремления утвердить поведенческие стереотипы, продемонстрировать там, где в общем-то это совершенно делать вроде бы необязательно. Почему это все-таки происходит?

Борис Навасардян: Используя такие выражения, как «обязательно», «а зачем это нужно», мы исключаем фактически, что эти ребята просто делали то искренне, что им диктовали их совесть, сердце, ум. Если мы все-таки немного и о спорте говорим, в регби, хотя бы на постсоветском пространстве, хотя это силовой вид спорта, вовлечены в общем-то интеллектуальные люди – это студенчество (традиционно, если брать генезис игры), и это те люди, которым очень близки все те события, которые сейчас происходят в Грузии, и я бы удивился, если бы они этого не сделали. В данном случае, возвращаясь к «Славе», я думаю, что если бы они на это не отреагировали, совсем необязательно (тут не очень соглашусь с Гелой) это все бы так и прошло, потому что любая патриотическая газета в России могла бы написать: «а вот смотрите, что там произошло – там оскорбили нашего депутата Гаврилова, после этого начались эти акции, там люди пытались захватить парламент», и вся эта цепочка выстраивается, и вдруг руководство «Славы» не предприняло необходимые меры. И что бы тогда было? Т.е. понятно, что здесь перестраховывались, но я бы не сказал, что эта перестраховка совсем уж была лишена какой-то рациональной основы.

Вадим Дубнов: Гела, я не очень разбираюсь в регби, и я не знаю, насколько эти два игрока ключевые для «Славы». Если бы это с футбольной проекции были, допустим, Лионель Месси или хотя бы Радамель Фалькао, их бы тоже отчислили, или все-таки есть какая-то более спортивная прагматика?

Гела Васадзе: Не скажу, что я очень разбираюсь в регби, но я думаю, что эти два игрока ведущие, потому что уровень регби объективно в Грузии выше, чем в России. Конечно, ведущие игроки играют во Франции, Британии и т.д., но я думаю, что раз россияне взяли из Грузии игроков, значит, они для них были важны. Т.е. я думаю, что их исключили не потому, что они не были важны, а именно из-за того и после того, что случилось в Грузии.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG