Accessibility links

«Идут торги, по всей вероятности, за пост премьера»


ПРАГА---Сегодня со мной за «Некруглым столом» наш абхазский блогер, журналист, главный редактор «Нужной газеты» Изида Чаниа.

Дэмис Поландов: Изида, обсуждать мы сегодня будем итоги первого тура президентских выборов, попробуем спрогнозировать, как пройдет второй тур. Сначала давайте определимся с тем, каков главный итог первого тура: с одной стороны, не очень высокая явка, с другой – большое число голосов, которые получила оппозиция – это может говорить о том, что у власти не очень высокий уровень доверия. Значит ли это, что теперь именно поддержка кандидатов, набравших больше всего голосов на этих выборах, – Олега Аршба и стоящего за ним Александра Анкваба и других кандидатов, у которых тоже некоторое количество голосов, – будет определяющим во втором туре? Т.е. верно ли говорить, что Александр Золотинскович сегодня решает, кто станет президентом – Алхас Квициниа или Рауль Хаджимба?

Изида Чаниа: Вы сказали об огромном количестве людей, которые не приняли участие в избирательной кампании, о большом количестве людей, которые проголосовали против всех, – я считаю, что это, конечно, протест и против власти, и оппозиции, это выражение недоверия политикам вообще, в глобальном смысле. Для нас это очень большое количество, и мне кажется, что все-таки стороны будут делать акцент не столько на стороны проигравшие, как все-таки на этого избирателя – очень требовательного, очень несговорчивого избирателя, который не удовлетворился просто обещаниями, с которым надо говорить конкретно. Вот, прежде всего, этот потенциал, а потом уже все остальные стороны. Конечно же, взоры и тех, и других – и Хаджимба, и Квициниа – скорее всего, будут обращены к тандему Аршба-Барциц.

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:17:01 0:00
Скачать

Но тоже тут все не столь просто, и есть какие-то детали: во-первых, есть фамилии – я не думаю, что кто-то – Аршба, Барциц или Анкваб – могут строем повести нашего избирателя голосовать за неугодного им кандидата – будь то Квициниа или Хаджимба, – не имеет значения. Но тут высвобождается все-таки, во-первых, фамильный потенциал – и аршбавский, и барцицовский, – а мы знаем, что у действующего президента Абхазии, вице-президент носит фамилию Барциц, поэтому тоже освобождается определенный потенциал. Но, конечно, невозможно не учитывать фактор самого экс-президента Александра Анкваб, я думаю, что с ним будут тоже вестись определенные переговоры, если угодно, даже торги. Вот сегодня в одной из групп абхазских Сария Чамагуа – есть у нас такая, достаточно активная девушка в соцсети, – написала, что (правда, этот пост был очень быстро стерт) жена (Аслана) Бжания требует, чтобы пост премьера Квициниа не отдавал Анквабу. Т.е. когда мы говорим о том, что идут торги, все-таки, по всей вероятности, идет речь о том, что это пост премьера. Я думаю, что и та и другая стороны будут достаточно осторожно относиться к этому вопросу.

Дэмис Поландов: Как это на практике вообще может выглядеть: вот, просто выйдет представитель одного из кандидатов в президенты, или партия сделает какое-то публичное заявление? Может ли это выглядеть таким образом, что Александр Анкваб вдруг скажет: «Я призываю голосовать за того-то кандидата»?

На таком родственном, дружеском уровне всегда можно добиться больших успехов в Абхазии, чем делая официальные заявления

Изида Чаниа: Конечно, это может быть сделано публично, это может быть сделано от общественного движения, которое поддерживало Анкваба, – давайте не кокетничать, никакого Аршба и Барциц, оно поддерживало Анкваба, – но это может быть сделано и кулуарно. И, знаете, такие неофициальные связи в Абхазии – мы маленькое общество, и на таком родственном, дружеском уровне всегда можно добиться больших успехов в Абхазии, чем делая официальные заявления, потому что официальные заявления всегда чреваты, политики очень не любят обсуждения, и сегодня особенно, бурные обсуждения в соцсетях, что не всегда дает тот положительный результат, который хотят политики. Поэтому они предпочитают все-таки работать на менее прозрачном, скажем так, уровне.

Дэмис Поландов: Ну, если как-то я могу себе представить, что Александр Анкваб поддерживает «Амцахару» и заявляет об этом публично, то мне кажется, объявление им поддержки Рауля Хаджимба в публичном пространстве открыто выглядит маловероятным.

Изида Чаниа: Я с вами абсолютно согласна, потому что мы все помним события 2014 года, мы помним, каким образом Анкваб покидал кресло президента, – так что, конечно, в публичном пространстве, если он поддержит Рауля Хаджимба, если Рауль Хаджимба обратится к нему, то, скорее всего, это будет какой-то другой уровень разговора. С другой стороны, это может быть и публичное заявление, которое будет связано с определенными действиями, которые предпринимала «Амцахара» на протяжении долгого времени, поэтому и здесь можно все по большому счету ожидать. Для меня политика – очень непредсказуемая вещь, и в непримиримость политиков я тоже не верю, когда дело касается таких вещей, как президентское кресло.

Дэмис Поландов: Меня несколько удивило то, с какой скоростью произошло признание результатов первого тура – штаб Аршба буквально еще до объявления не то что официальных, но даже предварительных итогов, по-моему, уже позвонил и поздравил Алхаса Квициниа. Не может ли это свидетельствовать о все-таки большей близости между этими двумя штабами?

Это было бы очень неправильно – получалось, что две оппозиционные силы передерутся между собой, что не повышает имиджа оппозиции в глазах общественности

Изида Чаниа: Конечно, оппозиция более близка, несмотря на существующий конфликт. Она более близка Анквабу, чем власть, скажем прямо. Но то, что вас удивило... у нас в этот раз был необычно длинный подсчет голосов, и к этому подсчету были привлечены все штабы – надо отдать должное председателю Центризбиркома, он сумел привлечь все штабы и таким образом избежать всякого конфликта. Данные сопоставлялись, сверялись, и до трех часов ночи еще не было даже понятно, кто все-таки на втором месте – Аршба или Квициниа. И в конечном итоге между ними тоже были переговоры, не все было так гладко, как кажется стороннему наблюдателю. Были переговоры, были встречи, были достаточно жесткие, нервные переговоры, собралось большое количество сторонников и с той, и с другой стороны, но результаты, представленные штабами, опровергнуть нельзя. Это – во-первых. Во-вторых, я думаю, что это было бы очень неправильно – получалось, что две оппозиционные силы передерутся между собой, что как бы тоже не повышает имиджа оппозиции в глазах общественности. Поэтому я думаю, что они правильно поступили, что не стали продолжать раскручивать эту историю.

Дэмис Поландов: Что ж, давайте поговорим о других кандидатах: на что, собственно, могут рассчитывать Алхас Квициниа и Рауль Хаджимба, если говорить о голосах других кандидатов в президенты, насколько там электорат ведом этими кандидатами в президенты, или предсказать в данном случае поведение их избирателей практически невозможно?

Я даже больше скажу: очень большая часть электората Анкваба сама перейдет к Хаджимба – те, кого пугают фигуры Квициниа и Дбара

Изида Чаниа: Поведение в некоторой части предсказать можно, но, понимаете, у Анкваба есть определенное количество людей, фанатеющих по его поводу, поэтому он и собирает такой большой электорат, а вот во всех остальных случаях нет больших фанатов. Если мы вспомним 2014 год и вспомним, что Леонид Дзапшба был рядом с Раулем Хаджимба, когда решался вопрос, связанный с незаконной выдачей гражданства Абхазии гражданам Грузии, вот избиратели Леонида Дзапшба, избиратели того же Шамиля Ардзынба, который сегодня заявляет, что он пойдет с кем угодно, но только не с Раулем Хаджимба; ну, избиратели (Астамура) Тарба тоже, скорее всего, все-таки… Хотя к Тарба больше потянулся протестный электорат Хаджимба, который был недоволен его политикой на протяжении этих пяти лет, – это электорат, который был недоволен кадровыми назначениями, отношениями Хаджимба с оппозицией, – теоретически это электорат Хаджимба, но это электорат Хаджимба, который ушел от него в знак протеста. Но какая-то часть этого электората, конечно, может провести Хаджимба. Я даже больше скажу: очень большая часть электората Анкваба сама перейдет к Хаджимба – те, кого пугают фигуры Квициниа и (Дмитрия) Дбара на сегодняшнем политическом Олимпе, а таких людей достаточно много.

Дэмис Поландов: А чем они пугают? Я попросил нашего корреспондента обрисовать биографию Алхаса Квициниа, и это достаточно короткая биография, в ней не было каких-то больших переходов, революционных действий, – чем можно напугать?

Изида Чаниа: Я вам даже больше скажу: в биографии Квициниа, по сути дела, ничего нет, его политическая деятельность – это буквально последние 2-3 года, после того как (Гарри) Саманба ушел из «Амцахары». Политик такого плана, который не отметился ничем, вызывает еще больше опасений, чем политик, который чем-то отметился, т.е. люди все равно должны понимать. У меня, например, если говорить о моем личном восприятии, я очень хорошо и давно знаю Алхаса, вызывает опасение окружение Алхаса Квициниа, люди, которые рядом с ним находятся. У меня вызывает опасения депутат Дбар, который идет вместе с ним вице-президентом, какие-то действия в его биографии, которые очень настораживают. Он когда-то возглавлял УВД Сухума, и положительных вещей для страны отмечено особо не было, но было отмечено его как бы благословление милиционеров на драку с представителями ГСО. Потом все прекрасно помнят его поведение во время штурма МВД – он, собственно, сам бывший милиционер, и как он вел себя во время штурма МВД, все прекрасно помнят. Ну и, что касается парламента Абхазии, у него бывают достаточно резкие требования – по наркотикам, требования, связанные со смертной казнью, одним из последних требований было закрытие границы по реке Ингур, т.е. с Грузией, – есть какие-то вещи для политика, очень резкие движения он делает, и есть какие-то сомнения, насколько они иногда вообще бывают правовыми. Вот такие опасения – это я вам о личных опасениях в отношении этого тандема рассказала.

Дэмис Поландов: Ну, наверняка можно говорить и о каких-то фигурах в окружении Рауля Хаджимба, которые вызывают у вас очень много вопросов, потому что, собственно, основные проблемы, о которых мы говорим постоянно, из года в год, – это проблема коррупции, правоохранительной системы и т.д.

Квициниа отметился в своей жизни только критикой Хаджимба, больше в его биографии ничего нет

Изида Чаниа: Связанных также со сменой премьеров – об очень многих вещах можно говорить. Но, понимаете, Квициниа отметился в своей жизни только критикой Хаджимба, больше в его биографии ничего нет: у него нет истории с кредитами – возвращенными и невозвращенными, у него нет истории с выдачей законно или незаконно документов, т.е. у него нет ни положительных, ни отрицательных историй, и это, конечно, очень настораживает. Человек, который пришел в политику, должен чем-то отметиться.

Дэмис Поландов: Это не всегда плохо для кандидата, иногда проще побеждать, когда у тебя нет такой предыстории и биографии…

Изида Чаниа: Конечно.

Дэмис Поландов: У меня еще один вопрос: в вашем последнем блоге я почувствовал такую, немного ироническую нотку и какое-то сожаление по поводу того, что электорат по большому счету на очень большие темы, о которых мы постоянно говорим, по вашему мнению, не особо обратил внимания, отдавая голоса. Я понимаю, что в этом был элемент шуточный, в какой-то мере, но вот сейчас, когда два кандидата, и надо выбирать только из этих двух кандидатов, можно определить принципиальные вопросы, в которых позиция у этих кандидатов разная, и чтобы эти принципиальные вопросы все-таки для электората имели значение? Вы говорили, что коррупция не имеет, – я думаю, что это был сарказм в некотором роде…

Изида Чаниа: Это, конечно, был сарказм. Я думаю, что для тех избирателей, которые не пришли на выборы, на самом деле, тема коррупции имеет большое значение. Понимаете, дело в том, что у нас на протяжении всего этого времени кандидаты не излагали своих программ. Я часто пишу в своих блогах о том, что наш избиратель не голосует по каким-то принципиальным вопросам, т.е. он связан с какими-то родственными и дружескими связями, коммерческими связями, каждый вычисляет, насколько это будет ему выгодно, но говорить о системе власти, о том, как построить экономику… Да, все критиковали, говорили: «все очень плохо», но появился избиратель, который все время спрашивал: «а каким образом вы будете это делать?», и, по сути дела, никто на этот вопрос не отвечал. Я думаю, что принципиально разные позиции у них могут быть в вопросах, связанных, может быть, с нефтью, с вопросами гражданства. Я не знаю, насколько вообще это было искренне, я политикам сама по себе не верю, но бригада Квициниа, когда выступала перед жителями Гальского района, им обещала, что вопросы гражданства будут решаться каким-то другим образом – конкретно не говорила, каким, и у меня есть подозрения, потому что не говорила, значит, это неправда. И вот как-то у кандидатов в президенты вообще это очень сильно прослеживалось – недетализация каких-то вопросов для меня означала, что, значит, они по этому поводу говорят неправду, т.е. это какая-то очередная ложь.

Дэмис Поландов: Очень важно определить какие-то якорные точки – вопрос добычи нефти, продажа недвижимости иностранцам…

Анкваб начал предвыборную кампанию своих кандидатов именно с вопроса нефти и уйти от этого вопроса все равно не удастся

Изида Чаниа: Вы понимаете, что если эти две стороны, о которых мы сегодня говорим – Хаджимба и Квициниа, - будут вести переговоры с Анквабом, то вопрос нефти опять же встанет, скорее всего, т.к. Анкваб начал предвыборную кампанию своих кандидатов именно с вопроса нефти, и уйти от этого вопроса все равно не удастся. И кандидаты, которые будут заключать с ним договоренности, будут вызывать у электората подозрения именно в том вопросе, что они согласились на вопрос добычи нефти. Т.е. тут, конечно, нужна очень детальная информация, потому что уровень недоверия электората к политикам все-таки очень высок. Не имеет значения – к политикам у власти или не у власти, – ко всем политикам он очень высок.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG