Accessibility links

Стороны представили аргументы


Верховный суд Абхазии перенес заседание по иску Алхаса Квицина на завтра, 20 сентября

Верховный суд Абхазии продолжает рассматривать исковое заявление Алхаса Квициниа о признании президентских выборов несостоявшимися. Суд рассмотрел несколько ходатайств, председательствующий зачитал исковое заявление и стороны выразили свое отношение к его содержанию. Допросили приглашенных свидетелей из состава Центральной избирательной комиссии и приняли решение привлечь к рассмотрению российского эксперта в области избирательного права. Следующее заседание назначено на завтра.

Судебное заседание началось с ходатайства стороны истца об изменении статуса председателя Центральной избирательной комиссии Тамаза Гогия. На первом судебном заседании его по просьбе прокурора назначили свидетелем, однако Тамаз Гогия представляет сторону ответчика и быть свидетелем не может. Суд удовлетворил ходатайство и изменил статус председателя ЦИК на административного ответчика.

Судья Генри Гамисония сообщил, что на его имя 16 сентября поступило письмо от Уполномоченного по правам человека Асиды Шакрыл, в котором она просит привлечь ее к участию в судебном процессе. Генри Гамисония поинтересовался, в каком качестве она хочет участвовать? Шакрыл ответила, что этого не знает и оставляет на усмотрение суда.

Стороны представили аргументы
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:10 0:00
Скачать

Она также заявила, что изучила «закон о судопроизводстве», следила за всеми дискуссиями в интернете, посоветовалась с юристами и считает, что статья 19-я закона «О выборах президента» четко говорит о том, как надо считать голоса избирателей, поданные «против всех».

Шакрыл подготовила заключение, в котором указала на грубые нарушения прав избирателей, допущенные Центральной избирательной комиссией, и сообщила, что хочет попранные права граждан защищать.

Адвокат истца Гарегин Митин не возражал против привлечения Асиды Шакрыл к участию в процессе в качестве заинтересованного лица. Батал Табагуа и адвокат Инга Габелая также поддержали участие Шакрыл в процессе.

Представитель ЦИК Дмитрий Шамба напомнил о статье 14 закона «Об Уполномоченном по правам человека», в котором четко прописаны его обязанности. В частности, в случае имеющих место нарушений прав и свобод граждан направить органу государственной власти свой анализ и рекомендации, а тот должен их рассмотреть и ответить. Если госорган не отреагировал, тогда Уполномоченный вправе обратиться в суд.

Шамба указал на то, что Уполномоченная по правам человека обратилась в ЦИК 16 сентября, и в этот же день, не дождавшись ответа госоргана, обратилась в суд, что говорит о формальном характере ее обращения в ЦИК. Он также обратил внимание суда на то, что Уполномоченная по правам человека пытается до завершения судебного дела обвинить ЦИК в нарушении закона.

Против удовлетворения просьбы Асиды Шакрыл возражала и прокурор Елена Читанава. По ее мнению, в законе нет нормы, которая позволяла бы определить статус Уполномоченного в данном судебном процессе.

Суд отказал в удовлетворении желания Асиды Шакрыл участвовать в судебном заседании.

Адвокат истца Гарегин Митин заявил еще одно ходатайство. Он в третий раз просил суд приостановить действие решения ЦИК о признании итогов голосования. Срок рассмотрения иска десять дней, а президент должен вступить в должность через тридцать дней с момента принятия решения. Митин напомнил, что обжалование судебного решения может затянуться на два месяца, а Конституция не предусматривает отрешение президента от должности, что ставит под сомнение его легитимность.

Прокурор Елена Читанава возразила, что закон предусматривает механизм исполнения судебного решения, в частности, отставку президента, поэтому никаких необратимых последствий это иметь не может.

Представитель президента Валерий Агрба заявил, что президент обязан будет подчиниться принятому судебному решению.

Суд посовещался и в удовлетворении ходатайства отказал.

Далее Гарегин Митин заявил следующее ходатайство об истребовании письменных доказательств в виде деловой переписки, которую ЦИК вел с парламентом, Верховным и Конституционным судами. Против этого стороны не возражали, суд удовлетворил это требование, и заверенные копии писем предоставили стороне истца.

Судья Генри Гамисония зачитал исковое заявление Аслана Квициниа, и стороны высказали свое мнение по его существу.

Представитель Центральной избирательной комиссии Дмитрий Шамба назвал иск необоснованным и неподлежащим удовлетворению. Утверждение истца о том, что избранным считается кандидат, набравший более половины голосов избирателей, говорит о мажоритарной системе абсолютного большинства. Однако, в соответствии со статьей 34 закона «О выборах депутатов» и статьей 18 закона «О выборах президента», она применяется только в первом туре.

Дмитрий Шамба сопоставил первую и вторую части искового заявления Алхаса Квициниа и нашел в них противоречие:

«В первой части утверждается, что необходимо суммировать голоса, отданные за Квициниа, голоса, отданные против всех и число бюллетеней, признанных недействительными. Во второй части искового заявления про недействительные бюллетени забывается и утверждается, что необходимо суммировать только лишь голоса, поданные за второго кандидата, и голоса «против всех». Следующие аргументы в обоснование мнения о нарушении Центральной избирательной комиссией действующего законодательства указывают, что протокол №21 от 9 сентября 2019 года не содержит сведений о количестве голосов, поданных против кандидата Хаджимба, тогда как, по мнению истца, это являлось ключевым условием для признания его избранным президентом».

Дмитрий Шамба обратил внимание суда на тот факт, что ранее по законодательству избиратели голосовали против кандидатов, вычеркивая всех, кроме того, кому хотели отдать свой голос. И участковые, окружные и Центральная избирательная комиссии учитывали число голосов, поданных против каждого кандидата. В это число не включалось число голосов, поданных «против всех», оно отражалось в отдельной строке протокола.

12 апреля 2019 года парламент внес изменения в конституционный закон «О выборах президента» и определил новый порядок волеизъявления, предусматривающий голосование «за» кандидатов, а не «против». В соответствии с этими изменениями, участковые, окружные и Центральная избирательная комиссии при определении результатов голосования не уполномочены учитывать количество голосов, поданных против каждого кандидата. А голоса, поданные за одного кандидата, с правовой точки зрения не могут рассматриваться в качестве голосов, поданных против другого кандидата. Голосами против каждого кандидата являются голоса, поданные против всех.

Дмитрий Шамба считает, что закон не позволяет суммировать голоса избирателей, поданные за одного из кандидатов, с голосами, поданными «против всех»:

«Истец в своем иске указывает на то, что нарушены права избирателей, голосовавших «против всех» кандидатов. Хотим обратить внимание, что голосование «против всех» не является нововведением нынешних выборов президента, такая форма волеизъявления граждан и ранее присутствовала в избирательной законодательстве, был лишь другой способ голосования – путем зачеркивания фамилий всех кандидатов, а не проставление отметки в поле для голосования, как сегодня. Конституционно-правовой смысл волеизъявления в форме голосования «против всех» кандидатов заключается в том, что избиратель отказывает всем кандидатам в президенты, а не одному из них, в праве возглавить государство. Соответственно, можно говорить о том, что протестное голосование отражает отрицательное отношение ко всем кандидатам, а не только к кандидату, набравшему при повторном голосовании наибольшее число голосов. В связи с тем, что избиратели, голосовавшие за определенного кандидата, и избиратели, голосовавшие «против всех», выражают различную волю, выборное законодательство не допускает суммирования голосов различных групп избирателей, выразивших различное мнение на выборах».

По мнению Шамба, число голосов, поданных во втором туре «против всех», учитывается и влечет признание выборов несостоявшимися только в том случае, если число голосов «против всех» больше числа голосов поданных за кандидата-победителя.

Позицию истца обозначил его адвокат Гарегин Митин:

«В соответствии с частью 2-й статьи 19 конституционного закона «О выборах президента» Республики Абхазия избранным считается кандидат, получивший при повторном голосовании наибольшее число голосов избирателей, принимавших участие в голосовании при условии, что число голосов, поданных за кандидата, больше числа голосов, поданных против него. Вопрос состоит в отнесении к числу голосов избирателей, поданных против кандидата Хаджимба, числа голосов избирателей, поданных за кандидата Квициниа, и числа голосов, поданных «против всех». Мы считаем, что эти голоса избирателей должны быть учтены совокупно, как голоса, поданные против кандидата, набравшего согласно оспариваемому решению ЦИК наибольшее число голосов избирателей. В соответствии со статьей 11 Конституции Республика Абхазия признает права и свободы, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека и Международном пакте о гражданских и политических правах».

Далее Гарегин Митин очень подробно рассказал о содержании этих пактов, о том, какие нормы они содержат и кому какие права гарантируют. Он детально остановился и на Итоговой резолюции ООН 60/1, принятой 16 сентября 2005 года, и зачитал цитату из нее, в которой говорится о том, что у демократий есть общие черты, но не существует единой модели демократии, она не является собственностью какой-либо страны или региона. Из этого Митин делает следующий вывод:

«Позиция ЦИК РА фактически не учла мнения значительной части избирателей, проголосовавших против кандидата Хаджимба, так как число голосов, поданных за кандидата Квициниа, относятся наряду с количеством голосов избирателей, поданных против обоих кандидатов, к числу голосов против кандидата, набравшего наибольшее число голосов. Это следует из внутреннего содержания статьи 16, части 2-й статьи 18 и части 2-й статьи 19 конституционного закона «О выборах президента РА», поскольку избиратель при повторном голосовании имеет право не голосовать за указанных в избирательном бюллетене кандидатов, голосовать за одного кандидата и не голосовать за второго кандидата. За двоих кандидатов сразу избиратель голосовать не может. Первый вариант – не голосовать за указанных в избирательном бюллетене кандидатов, учитываются как голоса, поданные против всех кандидатов. Указанные голоса в равной степени относятся к обоим кандидатом. Второй вариант. Голосовать за одного кандидата и не голосовать за другого кандидата. По аналогии с предыдущим следует учитывать как голоса избирателей, поданные за одного кандидата и поданные против второго кандидата. Иная трактовка делает незаконным сам бюллетень, который не позволяет иным образом проголосовать против конкретного кандидата на повторном голосовании согласно содержанию части 2-й ст. 19 конституционного закона «О выборах президента».

После выступления ответчика и истца суд приступил к опросу. Наиболее важным было выступление председателя Центральной избирательной комиссии Тамаза Гогия, который заявил, что иск Алхаса Квициниа не обоснован ни с юридической, ни с этической точки зрения и изложил хронологию событий.

26 августа, после первого тура выборов у общественности возникло много вопросов по поводу проведения второго тура выборов и подсчета голосов. Тамаз Гогия заявил, что победитель во втором туре будет определяться простым большинством голосов, отданных за кандидата при условии минимального порога явки – 25%. Однако это не успокоило общественность, и вопросы о том, как трактовать 19-ю статью закона «О выборах президента» и кого считать победителем, оставались. Все понимали ее по-своему. Начались консультации и обсуждения со специалистами и представителями штабов.

29 августа Тамаз Гогия обратился в парламент с просьбой внести уточнение в закон, чтобы он однозначно читался всеми. 31 августа поступило письмо от штаба кандидата в президенты Алхаса Квициниа, в котором он задавал вопрос: как именно ЦИК будет проводить подсчет голосов? 2 сентября прошло заседание ЦИК, на котором обсуждалась эта проблема, и представитель кандидата Алхаса Квициниа с правом совещательного голоса – Рустам Чагава, ссылаясь на международные пакты, законы, нормативно-правовые документы, убеждал членов ЦИК в том, что во втором туре надо применить принцип относительного большинства.

Обстановка была напряженная, в парке перед ЦИКом стояли люди и ждали решения вопроса. До получения ответа из парламента ЦИК принял решение считать голоса, руководствуясь принципом относительного большинства: ничего никому не плюсуя, ничего ни у кого не минусуя, кто набрал больше голосов, тот победил.

С этим решением согласились оба кандидата, и от них было получено письменное согласие. «Если Алхас Квициниа считал его незаконным, то почему сразу не оспорил это решение в суде? Мало того, – сказал Гогия, – сидя в ЦИКе, представитель штаба Квициниа голосовал за решение, принятое ЦИКом 9 сентября».

Тамаз Гогия направил письма в Конституционный и Верховный суды с просьбой дать разъяснение, но обе инстанции отказались, мотивируя действующим законодательством.

Допрошенный в качестве свидетеля представитель Алхаса Квициниа член ЦИК с правом совещательного голоса Рустам Чагава с изложенными Гогия фактами согласился.

Адвокат Центральной избирательной комиссии Теа Чагунава ходатайствовала о привлечении к рассмотрению дела российского эксперта в области избирательного права. Суд ее ходатайство удовлетворил и перенес заседание на завтра.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG