Accessibility links

Абхазский поствыборный синдром


В данной ситуации непонятно даже то, как оппозиционеры собираются официально обращаться к Раулю Хаджимба в случае необходимости...

«Все возвращается на круги своя». Но каждый раз – то чуть-чуть, то во многом – по-новому.

Я не раз обращался в своих публикациях к нынешней президентской гонке в Абхазии в контексте 15-летней истории всех альтернативных выборов главы государства нашей республики. Не раз успокаивал тех наблюдателей, которых рекордное количество кандидатов в президенты (а это количество предвидели еще год назад) тревожило как фактор возникновения общественно-политической турбулентности. Наоборот, считал и продолжаю считать, что таким фактором скорее становится двуполярность политического поля, а многополярность избирательное противостояние как раз смягчает, микширует. Но нежданно-негаданно поствыборная ситуация обострилась из-за правовой ловушки, в которую государство и общество угодили в результате «джентльменского соглашения» всех заинтересованных сторон накануне второго тура выборов 8 сентября, по которому избранным президентом считается тот, кто наберет больше голосов, чем его соперник, не принимая в расчет проголосовавших против всех. И хотя сейчас оспаривающие решение ЦИКа в Верховном суде Алхас Квициниа и его сторонники настаивают на том, что то соглашение не имеет юридической силы (а это действительно так; вот внеси парламент соответствующее изменение в 19 статью закона о президентских выборах – все было бы иначе), морально-психологический фактор того, что Алхас Алексеевич в свое время заключил его, конечно, имеет значение.

Абхазский поствыборный синдром
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:33 0:00
Скачать

Сейчас популярна фраза, что если бы результаты голосования 8 сентября оказались диаметрально противоположными, то бишь, если бы Квициниа набрал на тысячу с лишним больше голосов, чем Хаджимба, последний точно так же оспорил бы победу первого. (В частности, эту фразу озвучил бывший соратник Хаджимба Астамур Тания.) Думаю, это лежит на поверхности. Но с тем важным дополнением, что тогда шансы оспорить были бы выше: административный ресурс, как говорится, никто не отменял.

Сегодня шансы Квициниа отменить не только решение ЦИКа от 9 сентября, но уже и решение коллегии Верховного суда от 20 сентября «стремятся к нулю». Тем не менее он, дабы не сдаваться и не терять лицо как боец, конечно, должен пройти все правовые этапы этого «оспаривания», в этом никто не сомневается.

Мало того, на абхазском сайте «Аиааира» я прочел размещенный сегодня текст под заголовком «Оппозиция в случае необходимости готова обратиться в Конституционный суд Российской Федерации и Миссию ОБСЕ по наблюдению за выборами». Текст дан со ссылкой на «Фейсбук» от 8 октября и с логотипом партии «Амцахара». В нем, в частности, сообщается:

«В такой ситуации, когда нет надежды на законные решения внутри страны, ряд общественных организаций, политических партий и граждан готовы обратиться по вопросам массовых нарушений норм избирательного права ЦИКом, абсолютной невозможности использования доказательств в Верховном суде РА и ангажированности должностных лиц органов исполнительной власти к президенту Российской Федерации Путину В., как гаранту Конституции РФ, гражданами которой мы являемся, так как нет никакой возможности добиться законности у гаранта Конституции Республики Абхазия, обратиться при необходимости в Конституционный суд Российской Федерации с просьбой оказать правовую помощь. Есть возможность обращения в страны с установившейся демократией, признавших нас независимым государством, в общественные организации, такие, как Российский фонд свободных выборов, Миссия ОБСЕ по наблюдению за выборами, одновременно обратиться с жалобой в Конституционный суд Республики Абхазия, как в главную судебную инстанцию страны, в надежде на профессионализм и независимость его судей в принятии законного решения». (Текст дается без редакторской правки.)

А если, мол, и там не поймут и не поддержат, «мы напишем в Спортлото»?

На вчерашнем собрании актива партии «Амцахара», в отличие от этого автора-мечтателя, выступали представители «реал политик». Помимо т.н. разбора полетов, речь шла в основном о реорганизации деятельности оппозиции. Так, председатель партии «Единая Абхазия» Сергей Шамба много внимания уделил подготовке к выборам 2022 года в парламент, чтобы победить на них и сделать его «независимым органом власти».

Одна из журналисток, которые освещали это собрание, шепнула мне, между прочим, вчера: «Слава богу, никто здесь не планирует протестного похода к кабмину, где проходит инаугурация. А я такого не исключала, ведь есть же у нас подобные адреналинщики».

Данная реплика была продолжена затем в моем сознании прочитанным интернет-комментарием форумчанина, которого, как и упомянутую журналистку, никоим образом не отнесешь к «хаджимбистам»:

«Все надежды оспорить решение ЦИКа в судебном порядке так же иллюзорны, как попытка укусить собственный локоть. Даже силовым методом это не удастся, потому что народ уже не поднять, да и в стане оппозиции «настоящих буйных мало». А власть показала, что может себя защитить, это немногое, что им удавалось сделать эффективно. У меня есть слабая надежда на улучшение ситуации в стране, все-таки я оптимист по своей природе. Народ сильно разочарован в политике и политиках в обоих лагерях, и выборы это показали».

Если суммировать все вместе, то общественно-политическую напряженность в сегодняшней Абхазии, конечно, не сравнить с той, что была в период президентских выборов в октябре 2004 года и повторных президентских выборов в январе 2005 года. Тогда стабильность удалось восстановить соглашением «Багапш-Хаджимба», но многие «хаджимбисты» все равно чувствовали себя обманутыми и довольно долго в некоторых СМИ продолжались, как я их тогда называл, «арьергардные бои». Выборы в декабре 2009 года Сергей Багапш выиграл с большим преимуществом, что его оппоненты объясняли «везением» второго президента РА во внешнеполитических делах. Примечательно, что и победу третьего президента – Александра Анкваба – в августе 2011-го его политические оппоненты приняли тоже почти безропотно. Тем не менее спустя половину отведенного ему президентского срока они сумели его «свалить». И главным фактором их успеха аналитики считают субъективный – то, что Раулю Хаджимба удалось тогда объединить вокруг себя в Координационном совете, противостоящем Анквабу, почти все политические силы страны, кроме партии «Амцахара». В августе 2014-го общество так устало от политических потрясений, что победа Хаджимба в первом туре президентских выборов с минимальным преимуществом была встречена многими прежде всего как «облегчение».

И вот в сентябре 2019 года в Абхазии возникла поствыборная ситуация, которой раньше еще не было. Да, были кризисы и потяжелее. Да, нынешняя политическая оппозиция (отнесем к ней не только команду Алхаса Квициниа, но и других критиков власти) весьма разобщена и морально ослаблена. Но в то же время сторонники Квициниа объявили, что не признают Рауля Хаджимба легитимным президентом. Восемь оппозиционных депутатов, то есть около четверти парламента, Омар Джинджолия, Дмитрий Дбар, Батал Айба, Юрий Хагуш, Астамур Аршба, Рауль Лолуа, Лаша Ашуба, Батал Табагуа заранее объявили, что не посетят церемонию инаугурации Хаджимба 9 октября. Впрочем, не все они пришли и на собрание актива партии «Амцахара».

В данной ситуации, конечно, и речи быть не может о политическом консультативном совете при президенте с участием представителей оппозиции, попытка создать подобный которому была предпринята после выборов 2014 года. Непонятно даже то, как оппозиционеры собираются официально обращаться к Раулю Хаджимба в случае необходимости... А оппозиционные парламентарии не будут слушать представителя президента в НС и вступать с ним в диалог?

Впрочем, все течет, все изменяется...

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG