Accessibility links

Трансформация Михаила Саакашвили


Гиа Нодиа

Последние высказывания Михаила Саакашвили заставляют думать, что он решил сменить имидж и, пусть частично, отмежеваться от прежнего самого себя. Многие именно так восприняли острую критику им Гиги Бокерия, одного из его ведущих соратников периода во власти, а сейчас одного из лидеров «Европейской Грузии». По его словам, Бокерия олицетворяет борьбу либеральных групп с церковью и национальными традициями, или, шире, элитную высокомерность по отношению к простому народу. Наоборот, он, Миша, всегда был образцовым православным христианином, носил крест и восстанавливал церкви. Что, однако, никак не мешает ему одновременно быть либертарианцем – хотя он не уточнил, что именно имеет в виду в данном случае.

Почему он это сказал? Все можно объяснить предвыборными тактическими соображениями. По мнению многих, в 2012 году партия Саакашвили проиграла выборы, прежде всего, потому, что поссорилась с церковью. Хотя формально церковь всегда декларировала политический нейтралитет, на деле большинство священнослужителей тогда открыто призывали свою паству голосовать против «националов». Имея в виду весьма высокий авторитет церкви в грузинском обществе, это могло стать решающим фактором.

Трансформация Михаила Саакашвили
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:08 0:00
Скачать

Дело не только в позиции собственно церкви. Имидж «Национального движения», прежде всего, заключается или до сих пор заключался в том, что это – прозападная сила. Что означало не только стремление к интеграции в НАТО и Евросоюз, но и защиту либеральных ценностей внутри страны – меритократии, равенства перед законом, защиты меньшинств, открытости к инвестициям из различных стран и, соответственно, видимому участию иностранцев в грузинской экономике. Для самых пассионарных критиков Саакашвили все это означало подрыв национальных устоев; говоря народным языком, «националы» были на стороне «пидарасов» против «наших». Оппозиция и ее лидер Бидзина Иванишвили весьма умело использовали эти настроения – без этого они вряд ли смогли бы выиграть выборы.

Михаил Саакашвили все это замечательно понимает. Он вынес для себя вывод: для того чтобы вернуться во власть, надо избавиться от имиджа борца с церковью и создать новый – грузинского культурного консерватора и традиционалиста, который одновременно является прогрессивным реформатором. Но что делать с прошлым? Очень просто: прегрешения своего правительства против церкви и национальных традиций можно спихнуть на Бокерия, точнее, на коллективного Бокерия, т.е. либеральное крыло собственной партии. Более двух лет назад Саакашвили заставил это крыло отколоться и создать отдельную партию: тем самым те, кто остался, очистились от элитно-либеральной скверны.

Какой может быть электоральный эффект подобного поворота? Какая-то часть сторонников «Национального движения» может ужаснуться и отойти, скорее всего, к «Европейской Грузии». Но часть избирателей, которым «националы» не нравились, прежде всего, потому, что ассоциируются с врагами церкви, теперь могут смело за них голосовать. По расчетам Саакашвили, вторых будет гораздо больше, чем первых.

Насколько правильны эти расчеты? Этого я не знаю. В том, чтобы партия сочетала верность либеральным ценностям с уважением к национальным и религиозным традициям, ничего предосудительного нет. Другое дело, насколько избиратели поверят в искренность Саакашвили как поборника консервативных ценностей.

Но, мне кажется, Саакашвили не просто играет в предвыборные игры: его политическое мировоззрение действительно претерпело трансформацию. Судя по риторике последних лет, его моделями для подражания стали американский президент Дональд Трамп и особенно лидеры Венгрии и Польши – Виктор Орбан и Ярослав Качинский. Их политику часто называют «нелиберальной демократией» – сам термин активно использует венгерский премьер-министр. Критики называют это направление правым популизмом. Для этих лидеров главный враг – оторванные от простого народа либеральные элиты. С другой стороны, они остро критикуют политику Европейского союза. Кстати, и Саакашвили приравнял Европейский союз к империи, которая может быть так же опасна для Украины (по аналогии – и для Грузии), как и Россия.

В принципе, я не против критики западных либеральных элит или Европейского союза. Но важно, куда ведет такая критика данного политика. Например, Виктора Орбана уже считают другом путинской России и Китая. Пора уже ставить вопрос о том, насколько можно считать Саакашвили прозападным политиком. Вряд ли ему светит дружба с Путиным, но его риторику становится трудно увязать с тем, что традиционно называлось «прозападной ориентацией Грузии».

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG