Accessibility links

«Мы знаем, что фильм об отношениях двух мужчин, ну и что?» 


8 ноября в Тбилиси состоится показ грузинского фильма на тему ЛГБТ «А потом мы танцевали» (And Then We Danced). Эту новость представители националистического движения «Грузинский марш» встретили обещанием сорвать премьеру картины.

– Как вы считаете, надо ли в Грузии демонстрировать фильм «А потом мы танцевали»?

Георгий, 40 лет: Если их вера настолько хрупка, что после одного показа они боятся «оступиться», пусть не смотрят. Естественно, премьера должна состояться. В мире многое изменилось, взгляды на разные вещи. Люди уже на Луне побывали, а мы до сих пор пытаемся найти проблемы в таких мелочах, что иногда смешно становится. Неужели нет других тем? Пусть жалуются на низкий уровень образования, на свои зарплаты. Вы понимаете, о чем я говорю?

«Мы знаем, что фильм об отношениях двух мужчин, ну и что?»
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:50 0:00
Скачать

– А как вы считаете, насколько серьезно в государстве относятся к защите прав сексуальных меньшинств?

Георгий: Я объясню, почему говорю так. Я учился в США, там на парады приходят целые семьи сексуальных меньшинств, и окружающие не боятся, что после этого тоже могут стать геями. Такие люди тоже имеют право на существование, если, конечно, мы не фашистская страна. И я считаю, что их не защищают должным образом, не дают им проводить мероприятия и не гарантируют их безопасности. Это должно измениться. Власти же придерживаются мнения большинства – есть белый цвет, есть черный, все остальное неприемлемо. Мы должны избавиться от этих стереотипов.

Тамила, 70 лет: Я представительница «старого» поколения, и я не приветствую в Грузии представителей сексуальных меньшинств. Естественно, не отношусь к ним с агрессией, пусть живут, как хотят, но не стоит афишировать это. Я так считаю.

– Как вы считаете, насколько защищены права этой категории людей?

Тамила: Я не знаю. Во всяком случае, против них никто не выступает. И я не думаю, что стоит им предоставлять больше прав, чем всем остальным. Мы все же народ иного менталитета, может, пока для нас это болезненная тема. Пусть они живут, как хотят, а власти защищают их, как и всех других, вот и все. Конечно, не должно быть притеснений, я это не приветствую.

Георгий, 47 года: Во-первых, я не понимаю, почему вокруг этого фильма такой ажиотаж поднялся. Хотите сказать, что кто-то его видел? Его пока не показывали в Грузии, никто его не видел и не знает, провокационный он или нет. Проходил один закрытый показ, на котором присутствовала очень небольшая аудитория. Да, мы знаем, что он об отношениях двух мужчин, ну и что? Не думаю, что там все так представлено, что людям нельзя будет его смотреть. Такие фильмы нужно снимать и показывать. Наш народ не должен стесняться, что в Грузии выпускается подобная продукция.

Тео, 21 год: Я считаю, что показа не должно быть. Каждое подобное мероприятие – провокация и гей-пропаганда. Ничего в этом хорошего нет, премьера не должна состояться.

Давид, 31 год: Я не вижу никаких проблем в том, если этот фильм будет показан. Пусть показывают, что хотят, а кому нужно, тот и смотрит. Что касается отношения наших властей к этой категории людей, думаю, все нормально, никаких новых законов, касающихся защиты их прав, не стоит принимать. У нас никто не бегает за ними, чтобы избить или убить, если, конечно, людей не начинают провоцировать – размахивать флагами и обвинять всех окружающих в нетерпимости. Нет необходимости кричать об этом.

Жительница Тбилиси: Несмотря на то, что я сотрудница театрального университета, впервые слышу о таком фильме. Не знаю, что сказать. У меня у самой есть друзья подобной ориентации, однако не думаю, что им будет интересен такой фильм. Думаю, не стоит его показывать, в этом нет необходимости.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG