Accessibility links

Замки и веники грузинской демократии


Дмитрий Мониава

«На чьей стороне будете вы во время финальной битвы вампиров и оборотней?» Слоган фильма Лена Уайзмана «Underworld» наилучшим образом описывает дилемму, перед которой очередной политический кризис поставил многих жителей Грузии. Они могут с интересом наблюдать за действиями сторон и даже болеть за одну из них, как за футбольную команду, но в то же время видеть в них представителей другого, чуждого и враждебного, по сути своей, мира. Степень вовлеченности граждан ниже, чем обычно, эмоции (по крайней мере, пока) не зашкаливают, как в 2003, 2008, 2009, 2012 годах или во время недавних июньских событий. Важно установить причину этой отстраненности.

14 ноября, несмотря на обещание, данное «Грузинской мечтой» пять месяцев назад, часть ее депутатов провалила законопроект о переходе к пропорциональной избирательной системе, доведя до белого каления все оппозиционные партии и разочаровав западных партнеров. Начались акции протеста, в авангарде которых выступили лидеры «Национального движения», «Европейской Грузии» и молодежных движений «Шецвале» (Измени) и «Габеде» (Посмей). Следует отметить, что сторонники «Грузинской мечты» называют все противостоящие ей организации сателлитами «Нацдвижения» и постоянно повторяют, что молодые активисты, тесно сотрудничавшие с «националами», не могут считаться независимыми.

Замки и веники грузинской демократии
please wait

No media source currently available

0:00 0:12:32 0:00
Скачать

18 ноября противники Иванишвили попытались заблокировать вход в здание парламента и принесли с собой замок и цепь, чтобы символически закрыть, запечатать обиталище власти. Они были малочисленны, и полицейские рассеяли их без особой жестокости и применения резиновых пуль, задержав 37 человек. В последующие дни замки использовали на акциях протеста у других правительственных зданий с тем же упорством, с каким активисты «Грузинской мечты» приносили к офисам «Нацдвижения» веники, протестуя против насилия в период правления Михаила Саакашвили. Интересно, что 22 ноября в здании столичного сакребуло (местного законодательного собрания) стороны потрясали и замками, и вениками – для иностранных наблюдателей, не знакомых с грузинской политической символикой, происходящее, вероятно, выглядело как мятеж в сумасшедшем доме.

Запертый замок – неоднозначный символ, в Грузии он связан с примитивными суевериями и применяется при магических манипуляциях для того, чтобы навсегда привязать к себе предмет страсти. В конце советской эпохи граждане, используя молотки, гвозди и замки, нередко заколачивали, запирали кабинеты чиновников, причем отдавали предпочтение первому способу. Они делали это часто («Заколачивание дверей становится манией», – писали по другому поводу Ильф и Петров), и многие начали воспринимать данную форму протеста с иронией, но тем не менее изредка возвращались к ней – к примеру, 1 мая 2008 года оппозиция, протестуя против фальсификации выборов, попыталась «заколотить» здание Центризбиркома.

Гвозди сыграли особую роль в политической биографии известного дзюдоиста Давида Кевхишвили. Сначала в 2014-м его сторонники заколотили двери сакребуло города Кварели, дабы помешать депутатам сместить его с должности главы местной управы (к дверям прикрепили и веник, впрочем, тот конфликт был не меж-, а внутрипартийным). Затем, в 2018-м, несколько десятков разъяренных борцов выбросили его кресло из кабинета президента Федерации дзюдо и опять же заколотили дверь (до распятия дело не дошло, Кевхишвили вскоре ушел с поста). А вот о политическом прошлом запертого замка благополучно забыли, поэтому, когда противники Иванишвили извлекли его на свет божий, в соцсетях начали шутить о том, что «националы» в соответствии с древним суеверием хотят навсегда связать свою судьбу с «мечтателями». Веник и замок постепенно превращаются в скипетр и державу, и в каждой шутке есть доля политического анализа.

Партии Иванишвили и Саакашвили по-прежнему взаимозависимы, и противостояние последних дней парадоксальным образом устраивает обе стороны, поскольку оно быстро реанимирует чуть было не упокоенную биполярную модель, позволяющую им овладеть львиной долей электората. Следует помнить, что против пропорциональных выборов с нулевым барьером выступали не только депутаты «Грузинской мечты», но и лидер «Нацдвижения» Михаил Саакашвили, что неудивительно, так как почти все эксперты говорили, что часть избирателей этих политических объединений неизбежно отхлынет к «малым партиям». С их мнением пришлось бы считаться при формировании коалиций, что, вероятно, постепенно сделало бы грузинскую политику многополярной, менее авторитарной и «вертикальной». Последние же события отбросили ее в биполярное прошлое, что беспокоит лидеров партий второго эшелона, которые, с одной стороны, протестуют против беспрецедентного обмана, но с другой – не хотят таскать из огня каштаны для основных выгодополучателей.

Нынешний конфликт с простым, черно-белым мировосприятием уличных баталий, скорее всего, приведет к тому, что на следующих выборах бóльшая часть избирателей проголосует исходя из стереотипов биполярной модели (если угодно – «биполярного расстройства»). Так проходили все без исключения выборы после 2012 года (из общего ряда с оговорками можно выделить лишь выборы мэра Тбилиси в 2017-м).

14 ноября, нарушив обещание о переходе к пропорциональной системе, «Грузинская мечта» совершила ужасающую ошибку. Сегодня инстинкт самосохранения заставляет ее использовать ту же тактику, что и пять месяцев назад. Когда после жестокого разгона митинга 20 июня власти пошли на уступки, обескураженные сторонники правящей партии и другие противники Саакашвили, испытывая растущую ненависть к «националам» и другим организаторам летних акций протеста (архивы СМИ и соцсетей помнят все), жаждали нанести «ответный удар». Именно так они расценили назначение бывшего главы МВД Георгия Гахария на пост премьер-министра и зааплодировали ему, будто бы перечеркнув свои чувства, вызванные жестокостью полицейских в «ночь Гаврилова». Нечто похожее происходит и сейчас - пружина сжимается, и те же люди, несмотря на произошедшее 14 ноября, требуют нанести по активизировавшимся «националам» еще один удар.

Грузинская политика глубоко аморальна – многие сторонники Саакашвили в свое время убедительно доказали, что могут оправдать любую гнусность, и сторонники Иванишвили пошли тем же путем. При их поддержке «Грузинская мечта стремится изменить психологический фон и перехватить инициативу. 25 ноября партия заявила, что вопрос закрыт и выборы 2020 года пройдут по старой смешанной системе. Ее генсек, мэр Тбилиси Каха Каладзе, не исключил возможности проведения (в 2020 или 2021 году) плебисцита, который ранее рассматривался в качестве прелюдии к компромиссному решению, но заговорил о нем в контексте перехода к полностью мажоритарной, а не к пропорциональной системе. Проще говоря, сегодня утром «Грузинская мечта» сказала своим оппонентам: «Вы никто, и звать вас никак». Бидзина Иванишвили пошел ва-банк.

Читая статьи о гибели «Титаника», можно заметить, что его создатели, моряки, почти все современники были очарованы непревзойденной мощью корабля. Когда он налетел на айсберг, многим казалось, что это еще не конец. Нечто похожее происходит сегодня с «Грузинской мечтой», несмотря на сильнейший удар по имиджу партии и уход части ее депутатов, большинству комментаторов кажется, что Иванишвили опять вывернется. Ведь он «еще не начал стрелять» (фраза другого олигарха, Бадри Патаркацишвили, ставшая крылатой в 2008-м) т.е. не прибег к радикальным методам – к примеру, не противопоставил сторонникам Саакашвили их непримиримых противников, как это произошло 8 февраля 2013 года на улице Гудиашвили близ Национальной библиотеки, не спустил с цепи зондеркоманды (не только знакомые всем, но и другие – из «глубинного государства»), не принялся тушить политический пожар деньгами и т.д.

Впрочем, нервозность властей возросла. Она проявляется и в стремлении посадить в тюрьму людей, которые, по мнению многих, способны на решительные действия, например, Ираклия Окруашвили и Георгия Руруа, и в экзальтации пропагандистов, беспрерывно повторяющих, что в субботу Патриарх благословил Бидзину Иванишвили. Есть десятки других малозаметных фактов, напоминающих о судьбе «Титаника». Оркестр еще играет, но водонепроницаемые переборки уже не спасут. Первопричиной в обоих случаях стала не вражеская торпеда и даже не ошибка капитана, а чрезмерная гордыня («хюбрис», которую боги античности рассматривали как вызов) создателей «непотопляемой» партии или корабля, ведущая их детище к самоуничтожению.

Главная проблема «Грузинской мечты» – потеря легитимности, а не сила ее противников. Акция 17 ноября не впечатлила наблюдателей. Часть из них полагала, что общество ответит на циничный отказ от избирательной реформы митингом такого же масштаба, как в 2003 и в 2008 годах. В июне 2019-го протест против поведения российского депутата Гаврилова очень быстро сменился протестом против полицейского насилия. Именно по этой причине к митингам у здания парламента присоединились тысячи новых участников, что позволило противникам Иванишвили потребовать серьезных уступок, в том числе и перехода к пропорциональной избирательной системе. Но 18 ноября драматургия кризиса не изменилась, так как полицейские действовали намного аккуратнее. Сегодня и завтра, 25 и 26 ноября, организаторы попытаются увеличить масштаб акций, поскольку над ними, словно призрак, нависает бессмысленный и бесславный финал летних протестов, никак не повлиявших на назначение Георгия Гахария премьер-министром.

«Национальное движение» и в особенности «Европейская Грузия» стремятся привлечь внимание западных партнеров, которые критикуют «Грузинскую мечту», но тем не менее высказываются не очень резко («всего 0,3 по шкале Януковича», как пошутил один журналист), в том числе и потому, что формально власти действуют в рамках закона. Правящая партия в таких случаях обычно активизирует лоббистов и начинает осторожно, но настойчиво намекать, что попытка «националов» вернуться к власти может привести к гражданской войне (с сопутствующим риском обрушения позиций западных держав на Южном Кавказе) – в 2018-м, перед вторым туром президентских выборов, она вела себя именно так.

Почему значительная часть граждан не участвует в акциях протеста, с презрением отстраняется от сопутствующих дискуссий в соцсетях и смотрит на обе стороны, как на вампиров и оборотней из фильма «Другой мир»? Во-первых, далеко не все понимают, что такое пропорциональная система и чем она лучше смешанной, так как оппозиция провалила разъяснительную работу на этом направлении. Кто-то разобрался в нюансах, но не считает вопрос сверхпринципиальным, тем более что правительственная пропаганда исподволь убеждает их в том, что оппозиционеры борются исключительно за свои депутатские кресла. Далеко не все готовы протестовать рядом с «националами» и «еврогрузинами», оценивая их правление в 2004-2012 годах крайне негативно; вчерашнее предложение лидера «Гирчи» Зураба Джапаридзе не отдавать «Нацдвижению» силовые министерства в случае смены власти родилось не на пустом месте. Кто-то не верит в единство оппозиционного фронта и указывает на очевидную конкуренцию и противоречия между партиями. 25 ноября «Грузинская мечта» попыталась ударить в эту точку, углубив раскол, и заявила, что не выставит своих кандидатов в тех мажоритарных округах, где будут баллотироваться оппозиционеры с реальными шансами на победу, исключив из их числа представителей «Нацдвижения», «Европейской Грузии» и их сателлитов. И, наконец, многим ужасно надоели старые политические объединения, и они не ждут от них ничего хорошего. 45% респондентов в ходе последнего опроса NDI не смогли назвать «партию, которая наиболее близка к их взглядам». Они ищут взглядом «грузинского Пашиняна» и не находят его. Лидер «Гражданского движения» Алеко Элисашвили в последние дни изо всех сил пытается исполнить эту роль, но пока безуспешно. Груз прошлых ошибок тянет оппозицию ко дну вместе с «Грузинским Титаником» Иванишвили.

Лидеры «Мечты», должно быть, надеются, что вскоре страна впадет в традиционную новогоднюю спячку, протестное движение сойдет на нет, а после праздников они продиктуют новую повестку дня. Но они, вероятно, еще не поняли, что их «мажоритарная выходка» подорвала доверие к старой избирательной системе, и значительная часть населения не признáет результаты выборов удовлетворительными, а власть – легитимной в полной мере, даже если процесс голосования и подсчет бюллетеней будет идеальным.

Исходя из этого, оппозиция потребует немедленно «переголосовать» по пропорциональной системе, и таким образом грядущие парламентские выборы, вместо того чтобы разрешить кризис, усугубят его. Так, досрочные президентские выборы 2008 года помогли Саакашвили стабилизировать ситуацию, но не восполнили дефицит легитимности – в данном аспекте ситуация для него ухудшилась. Говорят, что на минувшей неделе некоторые западные дипломаты долго и терпеливо беседовали с Иванишвили и людьми из его ближайшего окружения на эти темы, описывая вероятные перспективы, но, судя по всему, пока не добились успеха. 25 ноября, отказавшись от обсуждения компромиссных вариантов реформы (с плебисцитом о пропорциональной системе, «немецкой моделью» и т.п.) «Грузинская мечта» сделала шаг к эскалации.

Кажется, демократической общественности пора признать, что она позволила политикам во главе с Иванишвили завести страну в темный лес, в гиблое место, где спустя какое-то время отказ от демократии начнет казаться массам спасительным. Ветер северный, прогноз неутешительный, и из чащи на заблудившихся внимательно глядят недобрые, голодные глаза.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG