Accessibility links

Грузия, НАТО и «трудные решения» Медведева


Терроризм, неконтролируемая миграция, кибер- и гибридные угрозы, агрессивные действия России – главные вызовы, стоящие перед международным сообществом. К такому выводу пришли лидеры стран НАТО в ходе двухдневного юбилейного саммита в Лондоне. В итоговой декларации говорится: альянс будет стремиться обеспечить безопасность своих союзников и продолжит политику открытых дверей.

Официальный Тбилиси декларированные принципы приветствовал. Правда, в экспертном сообществе отметили отсутствие отдельного упоминания Грузии в контексте агрессивной политики России. Вице-президент НПО «Атлантический совет Грузии» Бату Кутелия считает это закономерным в условиях отсутствия какой-либо инициативы со стороны правительства Грузии в вопросе интеграции Грузии в альянс:

«Для того чтобы процесс двигался, развивался, необходима активность той страны, которая хочет стать членом этой организации. Необходимо искать новые пути. Но мы видим абсолютное противодействие со стороны наших властей. К примеру, год назад очень интересная идея прозвучала от Люка Коффи из Heritage Foundaton о неприменении пятой статьи североатлантического договора в отношении оккупированных территорий, но при этом с полноправным членством Грузии в НАТО с признанием ее территориальной целостности. Эта же идея была повторена бывшим генсеком НАТО в сентябре этого года в Тбилиси. Но наше правительство испугалось, что это каким-то образом разозлит Россию, затребовало срочных консультаций с Лавровым (главой МИД России) и постаралось успокоить Россию, что ничего не происходит».

Грузия, НАТО и «трудные решения» Медведева
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:25 0:00
Скачать

По мнению эксперта, после такой реакции на прозвучавшее предложение, которое могло стать для Грузии прекрасной возможностью, страна не может ждать каких-то особых упоминаний со стороны НАТО в ее декларациях или других документах. Хотя, исходя из того вклада, который Грузия вносит в деятельность альянса в вопросах обеспечения безопасности в мире, Тбилиси вправе даже не просить, а требовать соответствующего отношения к себе со стороны НАТО.

Работу грузинских дипломатов, по мнению критиков власти, выполняют в первую очередь американские сенаторы. На будущей неделе комитет по иностранным делам Сената США собирается принять законопроект «о защите американской безопасности от российской агрессии», где упоминается Грузия. Инициатива, в частности, подразумевает создание специального фонда для противодействия российскому влиянию. Его объем на 2020-2021 финансовый год составит 250 миллионов долларов. Как говорится в документе, создание фонда «необходимо, чтобы дать ответ на гуманитарный кризис и дестабилизацию, вызванные вторжением Российской Федерации в Украину, Молдову и Грузию и оккупацией их территорий».

При этом, по мнению конгрессмена-республиканца Майкла Маккола, России не должно быть позволено вернуться к формату Большой семерки до тех пор, пока не будет прекращена оккупация Грузии и Украины.

Бату Кутелия отмечает: для Грузии положителен сам факт того, что Запад, и в первую очередь ключевые страны-члены НАТО, наконец рассматривают Россию в качестве одной из главных угроз мировому порядку:

«После 2008 года только на саммите в Варшаве в 2016 году было впервые зафиксировано, что Россия не является партнером, а является врагом. Диалог с ней – это другой вопрос, но смена статуса поменяла и весь военно-политический процесс, который был перенаправлен на сдерживание России, чего не было до того. И вот после 2016 года у нас есть прекрасная возможность поставить на повестку дня НАТО те вопросы, которые напрямую касаются нас. Вопросы нашей безопасности напрямую касаются безопасности стран-членов альянса. И в этом контексте повторение обещаний по поводу членства, которые записаны в коммюнике по итогам лондонского саммита, очень важно. Самая большая проблема сейчас в том, какую роль для себя может предложить Грузия в этой новой европейской архитектуре сдерживания России. И тут, к сожалению, очень симптоматично заявление бывшего командующего вооруженными силами США в Европе генерала Бена Ходжеса о том, что он больше не видит энтузиазма со стороны правительства Грузии. Наверное, это самая большая проблема и диагноз того, почему о Грузии не говорят».

Впрочем, о Грузии все же говорят – в России. Премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече с представителями российских телеканалов вспомнил о самом сложном в его карьере решении, судьбоносном для Грузии:

«Когда-то мне пришлось принять решение об ответных действиях на агрессию со стороны Грузии. Я был еще совсем молодым руководителем государства. Это было очень сложно, поскольку буквально через два месяца после вступления в должность мне пришлось принять вот такое решение. Но последующее развитие событий показало, что это решение было неизбежным и единственным. И это хорошо, когда такое развитие событий».

При этом мало кто заметил, что Дмитрий Анатольевич либо запамятовал, что августовская война началась в августе – то есть спустя ровно три месяца с момента вступления его в должность президента России (инаугурация состоялась 7 мая 2008 г.), либо он принимал решение об «ответных действиях» за месяц до обозначенной им «грузинской агрессии».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG