Accessibility links

Ахра Авидзба как «герой нашего времени»


Бурные события в Абхазии – в частности, митинг неделю назад на главной сухумской площади и череда громких отставок высших должностных лиц – не могли не породить информационные «круги по воде».

Представители фамилии Аршба сделали опубликованное на странице ИА «Аиашара» в Facebook заявление в связи с высказываниями участника, а точнее организатора и главного действующего лица, митинга на сухумской площади Свободы Ахры Авидзба в отношении Гарри Аршба, который на тот момент еще являлся министром внутренних дел республики. Авидзба обвинил Аршба в причастности к убийствам, имевшим место 22 ноября в Сухуме. В обращении говорится (здесь и далее текстовые материалы приводятся без редактирования):

«Нас, представителей рода Аршба, очень удивили Ваши слова, уважаемый Ахра Авидзба, касающиеся нашего брата Гарри Анатольевича Аршба. При всем уважении к Вам и Вашим заслугам перед народом Донецкой Республики, мы, члены Высшего Совета и Совета молодежи рода Аршба (зарегистрированного в Минюсте), хотим Вас предостеречь от необдуманных действий и высказываний в адрес нашего брата».

Ахра Авидзба как «герой нашего времени»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:35 0:00
Скачать

Представители фамилии Аршба напоминают Ахре Авидзба, что он «не прокурор, не адвокат и тем более не судья, чтобы обвинять человека». «Что означают Ваши высказывания – «министр причастен к этим убийствам; примем против него радикальные меры; вынесем в кресле и вывезем из Абхазии»?! Вы говорите о нем не только как о министре, но и как о представителе рода Аршба! Зачем Вы, уважаемый Ахра, нагнетаете и без того сложную обстановку?! Неужели Вы не понимаете, что это может вылиться в столкновения между отдельными представителями наших родов, за что Вам лично придется отвечать! Мы, представители рода Аршба, говорим Вам: прекратите манипулировать людьми и остановитесь на этом!» – говорится в обращении.

В четверг 5 декабря во время представления коллективу МВД нового министра президент Абхазии Рауль Хаджимба, в частности, с гневом обрушился на «некоторых господ», один из которых завил, что общественность должна была прийти в МВД, встретиться с представителями МВД и обговорить кандидатуры возможных руководителей этой структуры. А затем вспомнил эпизод, «когда была работа по закрытию всех «воров в законе» при министре Аслане Кобахия (назначенного им в августе 2016 года – В.Ш.). Кто первым прибежал сюда освобождать их? Тот же, который вчера заявлял о необходимости встречи с общественностью».

Поскольку президент говорил завуалировано, не называя имен, некоторые в обществе не были до конца уверены, что речь идет именно об Ахре Авидзба. Вплоть до минувшей субботы, когда достоянием общественности стали выложенные последним два видеоролика – с обращениями к бывшему министру внутренних дел и к президенту.

В первом из них Ахра Авидзба говорит (несколько выдержек):

«Скажем так, что ваше обращение я прочитал. Понимаю вас прекрасно, слышу вашу обеспокоенность, тревогу. Но скажу вам следующее. Претензия гражданина Абхазии к министру – это не претензия одной фамилии к другой. Если вы начинаете пытаться все перетаскивать на фамилии, зная, что у нас такое горе… Оно не только у меня, не только у фамилии Авидзба, но у всей Абхазии, в частности, и ваши братья с нами стоят, равно считают это своим горем. Я понимаю, что и у вас, значит, там как бы не все мыслят так, как пытаются изложить в письме. Когда я обвиняю министра внутренних дел в причастности к этим вещам, это не означает, что он с автоматом в руках бегал и что-то там делал. Мы вам задали вопрос, почему вы оперативников, которые пытались где-то что-то сесть на хвост, вы сразу отстраняли. Вот это нам не понравилось, вот в этом мы и увидели вашу причастность. Мы не на юридическом языке вам это говорим, мы говорим на народном языке, как мы это видим. Если этот человек мешает найти нашего врага, значит, он ему помогает. Другой момент – эти люди до этого были вами задержаны, после каким-то чудным образом они попали под домашний арест. Пять дней вам докладывали, что их нет дома, и вы за нарушение домашнего ареста не подаете в розыск».

Во втором видеоролике, который раза в три дольше – около 17 минут, Ахра Авидзба обращается к Раулю Хаджимба как к Верховному главнокомандующему и начинает с подробностей того, как он, по словам президента, прибежал освобождать «воров в законе». Надо при этом иметь в виду, что, когда абхазы говорят о «своих братьях», они очень часто имеют в виду не родных и даже не двоюродных, троюродных братьев, а просто однофамильцев.

Ахра сообщил, что в тот день он приехал из Донецка по другому вопросу – своего племянника, у которого министр внутренних дел Аслан Кобахия, считает он, незаконно забрал наградной пистолет. Но попал на фамильный сход, «где задается вопрос: почему сидит наш брат? Приехав в МВД, я задаю такой же вопрос. Все стоим, отправляем парламентера. Он возвращается со словами: «Министр сказал, что стариков отпущу в пятницу, а молодых, посмотрю, может через две-три недели». А среди молодых был мой брат, и мне было интересно, за что, как и почему так передают. Не верил, что министр может себя так вести, потому что я до последнего верю, что закон превыше всего. Человеку свойственно ошибаться, но, когда он должен блюсти закон, я думаю, пренебрегать законом таким наглым образом не имеет права». Лично хотел поговорить с министром и узнать причину задержания брата, но он, по его словам, «не отреагировал никак». Тогда Ахра перекрыл своей машиной автодорогу (но не единственную магистраль, кому надо, мог бы проехать по другой улице). Его пригласил к себе в кабинет замминистра Нугзар Хагуш. Авидзба сказал в своем обращении:

«Нугзар, наверное, не понял, что мы тут не за друзей стоим, а за братьев. Говорит: «Это не по-воровски – приходить, митинговать, собираться или еще что-то». Я говорю: «Все прекрасно понимаю, но не о воровском идет речь. Это наши братья. И нам интересно, за что наши братья сидят».

И продолжил: «Я им объяснил: вы прекрасно знаете их образ жизни. Если вы хотели всех собрать, юрист всегда себя защищает бумажками, – что вам мешало предложить им сдать анализы? Они бы хором вас «послали», потому что по их образу жизни они не сотрудничают с вами и получили бы 15 суток, как обычно, МВД умеет делать. Даже этого не было сделано».

Затем в МВД приехал Рауль Хаджимба. По словам Авидзба, он надеялся, что президент объяснит правоохранителям, как надо работать, но «чуть ошибся» И продолжил: «Вы забежали в кабинет, как будто с цепи сорвались или еще что-то. Что-то громко говорили. Если честно, даже не помню, или даже не понимал, что вы там говорили. Но крайнее, что врезалось в голову, это то, когда мы стояли и вы твердили: «Не смотри на меня так, меня взглядом не запугаешь!» Но вы прекрасно понимаете, что я не тот человек, который пугает или еще что-то. Я человек, который переживает за свое Отечество, за своих земляков, тем более за своих братьев. И когда уходил, вы мне вслед крикнули: «Завтра соберем народ, скажем народу!» На что я вам ответил: «Вы – завтра, мы – сегодня!»

«Я вышел из кабинета и дошел до калитки МВД, когда мне позвонили из камеры… я понимаю, что у вас там не камеры, а проходной двор… и сказали: к нам спустился министр внутренних дел, извинился и сказал, что завтра нас выпустят. К нам выходит через минут 20 сам министр и говорит: завтра в 9 или 10 утра мы всех отпускаем», – рассказал Ахра Авидзба.

Далее он напомнил Раулю Хаджимба, что по звонку своего брата, которого Хаджимба называет «вором», он сначала пришел к нему, когда был митинг по поводу помилования грузинского террориста Лукава:

«Когда был вопрос по Лукава, и вы знали, что я еду, вам ничто не помешало обратиться к одному из этих воров. Мне звонил мой брат, а для вас он вор. Он позвонил и попросил подняться к Хаджимба. Задумайтесь. Я поднялся, я вас услышал. Итог – ради него я пришел к вам прежде, чем пришел к оппозиции. Пришел к оппозиции и увидел, что и она не однозначна, что вместо наших достойных мужей говорят женщины. Я не говорю, что женщины недостойны, но у них другой удел или настолько мы закончились, что сегодня женщины за нас должны говорить. Я во второй раз поднялся к вам, когда у ваших сторонников были сомнения, и они вам рассказывали, что я будоражу народ. Я еще раз утвердительно сказал, что из-под женской юбки штурмовать вас я никогда не стану. Правду говорили наши женщины, но они женщины».

И еще: «Громкое задержание перед выборами, когда вы посчитали, что Эшера вас «сливает». Дальше какой итог? Второй тур. Нужны голоса, всех отпустили. Вы говорите о том, что мы не должны вмешиваться народом в то, что творит МВД, в то, что творит прокуратура, в то, что творите вы. Вы ради того, чтобы сохранить себя, отпускаете тех преступников, которые сегодня убили наших братьев. Так что и вы, имейте в виду, по той недальновидной политике причастны. Но мы для себя понимаем, что вы нам помеху не несете. Мы попросили вас избавить нас от министра, вы это сделали. Поэтому вам огромное спасибо».

Что интересно – то, что с кем бы я в эти дни ни разговаривал, даже с людьми, которые, по моим ощущениям, никогда ничего не читают, эти видеоролики, тем не менее, смотрели все. Мнения, как водится, высказывали разные, в том числе диаметрально противоположные. Но вот посты в интернет-сообществе были в основном неодобрительные. Вот несколько:

«Ахра Авидзба, мне кажется, даже не сознает, что противоречит сам себе, когда упрекает авторов обращения от фамилии Аршба в том, что те встали на защиту представителя своей фамилии в то время, как речь не идет о межфамильных отношениях. А разве его собственная позиция не основана изначально на «защите» во что бы то ни стало своих «братьев», кем бы они ни были?»; «Если вы взволнованы тем, что посадили «братьев», то в цивилизованных обществах есть стандартная процедура. Идете к адвокату, вносите необходимую сумму и поручаете ему представлять интересы задержанных. Адвокат имеет право делать запрос кому угодно, хоть президенту. Мы живем не в родоплеменном сообществе, где именно так решались дела»; «Они требуют, чтобы милиция и суды работали правильно. Правильно – этот как? Если бы эти органы работали эффективно и правильно, то митингующие сели бы как минимум на 15 суток за несанкционированный митинг. Вы подумайте: сторонники криминальных авторитетов у нас вынуждают снимать с работы министра ВД и прокурора. Это высшая форма демократии? Нет, это типичный пример махровой охлократии. Это свидетельство паралича нашего гражданского общества, которым мы раньше гордились».

Вместе с тем прозвучало и такое мнение: «Слил гаранта, указал на его место. Вот, оказывается, кто управлял страной, вот, оказывается, кто убедил оппозицию согласиться с условиями, вот, оказывается, кто «качал» за него на выборах, вот, кто обеспечивал его «безопасность» и кресло».

И в завершение – несколько слов об Ахре (что на абхазском означает «скала») Авидзба, чье имя оказалось в последнюю неделю в Абхазии у всех на устах. Родился 27 января 1986 года в городе Сочи. Окончил Сочинский филиал РУДН. Герой ДНР, командир интернациональной бригады «Пятнашка», позывной «Абхаз». Дважды участвовал в выборах в абхазский парламент, но неудачно... А еще мне попались в интернете две публикации о нем, написанные с диаметрально противоположных оценочных позиций. Одна – «Герой ДНР»: абхазский миллионер» – вышла в свет в апреле этого года в каком-то украинском интернет-издании, и там политическая тенденциозность перехлестывает через край. Чего стоит фраза: «Это сын коллаборанта (отец его воевал за Абхазию)»! По-моему, тут логика, вывернутая наизнанку. Можно быть приверженцем независимости Абхазии, можно – территориальной целостности Грузии в границах Грузинской ССР, но называть коллаборационистом абхаза, воевавшего за Абхазию, – это можно объяснить только катастрофическим недостатком ума.

Кстати, об отце Ахры Руслане, умершем несколько лет назад, упоминает и Алла Гордо, автор большой публикации, появившейся в марте 2017 года в «Комсомольской правде. Донецк» – «Жена легендарного Абхаза – Юля: Мы просто не говорим о плохом». Вот как Юля Овчаренко, которую Ахра встретил в Донецке, делилась в «Комсомолке» своим восторженным впечатлениями об Абхазии: «Знаете, меня не то чтобы удивило, я была поражена, насколько дружно там все живут. Когда умер его отец, мы приехали туда, я была поражена горем, которое разделяют абсолютно все. Его несколько дней оплакивали. И такого количества людей на похоронах я себе представить не могла. Было около тысячи человек. Я не преувеличиваю. У них большой дом, большой двор, и в этом дворе было не то что негде упасть яблоку, люди стояли в очереди, чтобы прийти с ним попрощаться. Папа был очень хороший человек, всем помогал. И фамилия у них одна из трех самых больших в Абхазии». О муже своем она отзывается так: «Ахра обычный мужчина. Да, со своими устоявшимися принципами, но самый обычный. Он очень добрый, помогает с детьми по мере возможности. Он мягкий, он честный. Дома, конечно, он не такой, как в бою или в подразделении. Не могу на него пожаловаться. Я научилась слышать его, а он меня…. Говорит, что он умеет делать только мальчиков. Хочет еще одного сына, а потом написать книгу «Как делать мальчиков» (смеется)». В публикации упоминается, что у Ахры Авидзба пятеро сыновей, вместе с детьми от первого брака.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG