Accessibility links

Савелий Читанава: «Корабль находился от берега на расстоянии 700 метров»


Вчера поздно вечером с берега в районе Маяка неизвестными были обстреляны сейнера, занимающиеся промыслом рыбы по найму для абхазских рыбоперерабатывающих предприятий в сухумской бухте. Весь день корабли стояли, по мнению наблюдателей, слишком близко от берега, явно нарушая 500-метровую зону, в которой их не должно быть.

Любительская съемка сухумской бухты
please wait

No media source currently available

0:00 0:00:35 0:00

Общественность возмущается тем, что в абхазской акватории ведется «хищнический лов рыбы», и люди раздражены тем, что ни экологи, ни представители других служб не контролируют рыболовецкие суда и не пресекают нарушения, а квоты на вылов рыбы могут в несколько раз превышать рекомендации специалистов, как это было в прошлом году. Баталии вокруг путины вызваны опасениями, что экологии абхазской акватории будет нанесен невосполнимый ущерб.

Экологи же утверждают, что, да, нарушения есть, но не столь массовые, как кажется людям, наблюдающим с берега работу сейнеров. По данным российских пограничников, в большинстве случаев корабли не приближаются к берегу ближе, чем на 600-700 метров, а люди в своей оценке расстояния на воде сильно заблуждаются. Несмотря на различные оценки ситуации, напряженность, связанная с путиной, сохраняется. Ситуацию прокомментировал председатель Госкомитета по экологии и охране природы Савелий Читанава. Он также сообщил, что никакой информации об обстреле кораблей, кроме той, что распространяется в соцсетях, у него нет, этим вопросом экологи не занимаются.

Скачать

Елена Заводская: Савелий Михайлович, что вы можете сказать о расстоянии от берега до кораблей, которое мы все в эти дни наблюдаем?

Я видел и тоже удивился, насколько близко они подошли, но при этом российские пограничники мне сообщили, что корабли находятся за пределами 500-метровой зоны. Я этому верю

Савелий Читанава: Мне тоже поступают сигналы. Звонят друзья, знакомые и незнакомые, когда видят, что корабль подходит к берегу на опасно близкое расстояние. В первую очередь я звоню российским пограничникам. У нас есть с ними договоренность о взаимодействии, и они достаточно часто оказывают нам помощь в предоставлении катера, когда мы совершаем рейды, в предоставлении информации, когда корабли приблизились к берегу. Когда я получаю информацию, что в опасной близости к берегу подходит корабль, я звоню их начальнику, он, в свою очередь, звонит в тот регион, где у них расположен ближайший от этого корабля радар, они определяют расстояние, и минут через десять-пятнадцать мне, как правило, перезванивают и сообщают точное расстояние. Если говорить о вчерашнем случае, то корабль находился от берега на расстоянии 700 метров по данным российских пограничников. Я сам вчера выходил в море и видел, как определяется расстояние. Что касается второго корабля, если говорить по вчерашнему дню, он находился близко к устью реки Келасур, и там тоже говорили, что расстояние не больше 500-600 метров. Оказалось, что там расстояние 1700 метров. Я вижу ваши удивленные глаза, я сам выходил на берег в районе пляжа Мокко в Синопе. Я видел и тоже удивился, насколько близко они подошли, но при этом российские пограничники мне сообщили, что корабли находятся за пределами 500-метровой зоны. Я этому верю. У нас нет других средств проверки, и поэтому мы опираемся на данные российских пограничников.

Е.З.: Существуют приборы, которые позволяют с берега определить расстояние до корабля?

С.Ч.: Да, конечно, существуют, но это бытовые приборы, они не точны, это – во-первых. А во-вторых, эти корабли бороздят весь абхазский берег. Предположим, что есть нарушение в районе Нового Афона, ну, как мы сейчас отсюда сорвемся и будем смотреть? Мы опираемся на данные российских пограничников, потому что у них по всему берегу стоят радары, которые следят не только за промысловыми кораблями, задача пограничников вести контроль за всей пограничной зоной и за нахождением кораблей, на каком расстоянии от берега они находятся.

Любительская съемка сухумской бухты
please wait

No media source currently available

0:00 0:00:35 0:00

Е.З.: Савелий Михайлович, вы эту ситуацию знаете и об обстреле кораблей слышали, и у вас совершенно четкая информация о том, что корабли не нарушали 500-метровую зону, правильно я вас поняла?

С.Ч.: Ну, я не скажу, что совсем не нарушали. У нас были случаи, когда нам предоставили три протокола по нарушениям, по которым приняты постановления: одного штрафуют на 60 тысяч рублей и двух – по три тысячи рублей, в зависимости от содеянного. И еще четыре протокола должны представить нам российские пограничники по договору, заключенному Пограничным управлением ФСБ России с нашим экологическим ведомством. Они принимают участие в контроле наравне с нами. Ввиду того, что у нас нет необходимых для этих целей плавсредств и технических возможностей, они нам предоставляют эту информацию.

Е.З.: Если сослаться на то, что говорил Альберт Бондаренко о том, что вы однажды пригласили его в рейд и при этом сообщили ему, что и капитан корабля предупрежден о рейде, и директор завода предупрежден, и что вы не можете проводить рейды, не поставив в известность тех, кого проверяете. Насколько это соответствует действительности?

С.Ч.: Это абсолютная ложь! Мы по договоренности с российскими пограничниками выбираем день и никого не оповещаем. Мы выходим в море, и кто попадется, того и проверяем. Мы же не знаем, какой это будет из 17-18 кораблей. Человек не должен позволять себе такие вещи. Я бы хотел его пригласить, чтобы он вместе со мной посетил сейнера и увидел, какого лосося они там достают.

Е.З.: Какого?

С.Ч.: В виде хамсы только... Я хочу, чтобы он это увидел. Они же говорят, что там достают лосося, камбалу и так далее. Ничего подобного! Кошельковый невод создан только для ловли хамсы.

Е.З.: Бондаренко говорит о том, что высота кошельковых неводов намного превышает наши глубины. Да, тралов действительно нет, ими не пользуются, это уже общеизвестный факт. Но когда кошельковым неводом ловят хамсу и вынимают определенный вес, он все равно опускается на дно, скребет по дну и нарушает экологию дна. Прокомментируйте это.

Кошельковый невод – это обычная сеть, которая закидывается на косяк и стягивается снизу. Ловить донную рыбу кошельковым методом невозможно

С.Ч.: Во всем, что вы сказали, не содержится ни единого слова правды. Кошельковым неводом невозможно дно скрести. Это просто сетка. Если ловить на дне рыбу при помощи кошелькового невода, то к ней должны быть обязательно приспособления в виде тральных досок с пастью, этого всего там нет. Кошельковый невод – это обычная сеть, которая закидывается на косяк и стягивается снизу. Ловить донную рыбу кошельковым методом невозможно. В улове, выловленном кошельковым неводом, попадается в качестве прилова какая-то хищная рыба – это допускается, но только в погоне за этой рыбой (хамсой) хищник может попасться в этот невод. А целенаправленно ловить донную рыбу кошельковым неводом – это абсолютно исключено.

Е.З.: И последний вопрос. Все-таки я помню эту встречу здесь, в вашем кабинете, когда вы создавали штаб путины, и на ней были представители Федерации рыболовного спорта, и я была, и другие журналисты. Вы тогда предлагали нам принять участие в рейдовых мероприятиях, и мы все согласились. Но почему ни разу никто не пригласил нас на эти мероприятия?

С.Ч.: Я не знаю, почему так получилось. Но если бы я вчера знал, что вы конкретно хотите, я забрал бы вас в рейд. В следующий раз я буду вас лично приглашать, я обещаю вам, что приглашу вас и заберу с собой.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG