Accessibility links

Камилла Мамедова: «Люди, как обычно, решили, что их это не касается…»


ПРАГА---В Марнеульском и Болнисском районах Грузии продолжаются экстренные карантинные мероприятия, связанные с массовым заражением коронавирусной инфекцией. Как предполагается, источником стала 67-летняя женщина. О проблемах этого региона, населенного преимущественно этническими азербайджанцами, и не только медицинских, об уроках, которые еще предстоит извлечь по этому поводу и в Тбилиси, и здесь, мы беседуем с марнеульским журналистом Камиллой Мамедовой.

Вадим Дубнов: Ситуация в Марнеули известна в общих чертах. Женщина попала в больницу 18-го числа с острой пневмонией, 22-го ей сделали тест, тогда обнаружилось, что у нее коронавирус, и что заразилась она накануне, на поминках в селе. Что я упустил?

Камилла Мамедова: То, что 18-го она уже попала в больницу с двусторонней пневмонией – это раз. И тут вопрос о том, почему в больнице ей сразу же не сделали тест, ведь пневмония – это один из первых показателей коронавируса?

Второе, что самое печальное в этой истории, – источник заражения еще не найден, и это и есть четвертичное заражение, которого так боялась вся Грузия. Было предположение, что ее заразила сестра, которая приехала из Азербайджана, но оказалось, что тест на коронавирус у сестры отрицательный. А на годовщине смерти своей матери она делала поминальные яства – поминальную халву, как выяснилось. Т.е. руки и все остальное… Была ли она тогда уже инфицирована, неясно, но существует большая опасность для людей, которые там присутствовали.

«Люди, как обычно, решили, что их это не касается…»
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:24 0:00
Скачать

Сейчас наши государственные структуры объявили о том, что 1700 человек выявлены, с которыми у нее был непосредственный контакт, и первые этапы проверки на коронавирус и всех симптоматик будут с этими людьми. Мы говорили сегодня с ее сыном, у которого, к сожалению, нет информации о состоянии матери, но врачи сегодня сказали обнадеживающие слова. Он сказал, что у них домашний карантин и вся семья находится в самоизоляции, пока еще никаких тестов не проводилось – температуры и первичных показателей вируса ни у него, ни у членов семьи пока нет.

Вадим Дубнов: 1700 человек – это те, с кем она контактировала непосредственно, или это уже, так сказать, наведенная инфекция, уже вторичная?

Камилла Мамедова: Скорее всего, здесь уже такой принцип: с кем она контактировала, и кто после этого с кем контактировала. Эта женщина работает в маленьком магазинчике, который называется «Все по 1 лари», т.е. это дешевый магазин, который очень популярен различными безделушками, и в общем-то у нее был бы широкий непосредственный контакт. Ну и эта годовщина, на которой присутствовало, предположительно, около двухсот человек. И потому очень возрастает, предположительно, количество зараженных людей.

Здесь устроили карантинные зоны – прямо в Марнеули установили шатры, привезли врачей и подготовили местных врачей, чтобы они по селам с этими предположительными людьми, которые могли быть уже от нее заражены, проводили мониторинг. Около 90 врачей сейчас будут проводить мониторинг по всему Марнеули.

Вадим Дубнов: Поиски нулевого пациента продолжаются?

Камилла Мамедова: Скорее всего, в эти 1700 выявленных входит и этот человек, но, в принципе, по-моему, сейчас уже это такого большого значения не имеет.

Вадим Дубнов: Камилла, вы сами задали этот вопрос: как так получилось, что 18-го числа ее с признаками острой пневмонии отправили в больницу и только 22-го делают ей тест?

Камилла Мамедова: Скорее всего, просто директива была такая - как вычислить коронавирус. Если у человека был контакт с кем-то, кто был за границей, в стране, которая входит в группу риска. Есть информация, что у нее спросили, находилась ли она за границей или контактировала ли она с человеком из-за границы, – она на все ответила отрицательно. Я думаю, что в больнице, когда она сказала, что ни с кем не общалась за границей, а это в большей степени Иран и Азербайджан, которые могли ее касаться, они решили, что у женщины просто пневмония, и начали ее лечить. Но уже двусторонняя пневмония, плюс в осложненной форме, притом, что у нее сердечная недостаточность, диабет, т.е. это большая риск-группа, так что непонятно, почему они не отреагировали моментально.

Вадим Дубнов: Камилла, очень много разговоров о том, что район населен этническими азербайджанцами, что есть проблемы языкового барьера, есть проблема коммуникации между центральной властью и руководством и населением района. Насколько это важно и насколько это могло сыграть свою роль?

Камилла Мамедова: Мы с вами, наверное, еще и раньше говорили о том, что есть здесь проблемы у людей с незнанием языка, с участием в определенных официальных мероприятиях, принятии решений и т.д. – т.е. ничего нового нет. Почему спохватились сейчас? Потому что сейчас это касается жизни человека, а до этого это касалось только выборов, и потому это было не так болезненно.

Да, люди не информированы. Когда только через три недели начинают переводить определенные документы о коронавирусе и потом говорить, что «мы делаем все для информирования»… Власти сделали на этот период, может быть, достаточно. Но недостаточно для того, чтобы люди привыкли к тому, чтобы получать от местной власти, и вообще от центральной власти, информацию на их родном языке.

Вадим Дубнов: В чем это выразилось? Какой информации не хватило людям?

Камилла Мамедова: Я думаю, что о серьезности проблемы было сказано недостаточно. Т.е. говорили о вирусе, который, как люди посчитали, их не касается, потому что у нас есть обычная обособленность, и, скорее всего, это и повлияло. Надо людям всегда говорить, что они граждане этой страны.

Знаете, этнические меньшинства в Грузии очень послушны, с одной стороны, а с другой, как бы их никогда ничего не касается, их ни во что не включают. Может быть, это одна из причин, почему они так отреагировали на то, что происходит. Эта обособленность, которая есть по жизни, – все, что происходит в стране, их никогда не касается, – и, скорее всего, у них была такая же реакция и на вирус, что это, наверное, их не касается.

Я только что проехала по улицам Марнеули, посмотрела – людей меньше, утром было больше, и я боялась, что они не подчинятся. На самом деле, скорее всего, люди вышли за продуктами. Сейчас практически на улице никого нет – один-два человека, – все объекты закрыты, т.е. все-таки сейчас уже понятна вся серьезность ситуации.

Вадим Дубнов: Это в Марнеули, а в районе, в селах района?

Камилла Мамедова: А в селах говорят, что все, как обычно. Наши волонтеры говорят, что обсуждают эту тему, но люди все равно выходят на лавочки и общаются между собой.

Премьер-министр разрешил, чтобы люди работали на землях, но вот сейчас в селах пойдут проверки. Там есть приграничные села, наверное, с них начнут, потому что люди, которые живут в приграничной зоне «Садахло», «Красный мост», – они и водителями работали, в Азербайджан, в Иран ездили. Скорее всего, первыми будут проверять эту группу.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG