Accessibility links

«Решение об освобождении заключенных продиктовано политическими интересами»


«Сегодня в Грузии политзаключенных не существует», – заявила президент Грузии Саломе Зурабишвили, принимая решение о помиловании Гиги Угулава и Ираклия Окруашвили. Придерживаются ли того же мнения пользователи грузинского сегмента социальной сети Facebook?

– Является ли это признанием того, что в Грузии есть политзаключенные?

Георгий: В Грузии есть политзаключенные, но я не считаю, что таковыми можно было называть Гиги Угулава и Ираклия Окруашвили. Они оба находились в заключении из-за незаконных действий, суд принял абсолютно правильное решение в их отношении. Я считаю, что они должны были отбыть полностью весь срок. А решение об их помиловании я не считаю правильным.

Шио: Принятие этого решения произошло за несколько месяцев до выборов, естественно, оно политически мотивировано, и это подтверждает тот факт, что в Грузии есть политзаключенные. Более того, арест Окруашвили был абсолютно несправедливым, иного власти не смогли доказать, у них просто не осталось никаких аргументов.

Скачать

Татьяна: Я считаю, что первый срок Угулава отбывал заслуженно, могли бы и продлить его заключение. А вот во второй раз его задержали по политическим мотивам, другого мнения и быть не может. Окруашвили тоже не делал ничего такого, из-за чего его можно было бы запереть в тюрьме. Думаю, от него просто избавились заранее, чтобы во время выборов он оставался в изоляции. Я бы обоих назвала бывшими политическими заключенными, еще и Руруа остается в заключении. Мне кажется, его просто подставили за то, что он сыграл большую роль в создании оппозиционного телеканала «Мтавари архи».

Тато: Освобождение Угулава и Окруашвили указывает на то, что в стране были и наверняка остаются политические заключенные. Самое плохое заключается в том, что власти нашей страны могут выдать все это за жест милосердия.

Бачо: Я считаю, что оба они были политзаключенными. Возможно, представители власти отрицают это, но я верю в то, что освобождение Гиги Угулава и Ираклия Окруашвили было частью договора от 8 марта. Соответственно, я считаю, что решение это было своеобразным признанием существования в Грузии политзаключенных. Вообще, я не особо хорошо разбираюсь в этой теме, поэтому сложно будет сказать, насколько правильно в этом случае поступили власти.

Тако: По поводу помилования этих двух людей могу сказать одно: они оба совершили немало преступлений, в свое время их никто не мог остановить, правосудие было в их руках. Все разговоры о том, что их задержания были политическим решением, – просто попытка манипулировать мнением рядовых граждан. В любой цивилизованной стране мира такие люди отсидели бы весь срок, и никто бы не задумался мешать правосудию. У нас же в стране правосудие очень формальное.

Давид: Факт, что их освобождение не может быть простым решением, и, естественно, оно было принято исходя из политических интересов или каких-то договоренностей между властью и оппозицией. Думаю, это и есть подтверждение того, что в Грузии есть политические заключенные. Что касается того, насколько справедливыми были приговоры в их отношении… Тут мне нечего сказать, я даже не знаю, что они сами говорят – признаются в том, что совершали незаконные действия, или нет.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG