Accessibility links

Плач по суверенитету


Гиа Нодиа

Бидзина наступил на грабли, и они его больно ударили. Он решил еще раз «кинуть» своих оппонентов – на этот раз не только оппозицию, но и Запад, отказавшись выполнить вторую часть соглашения от 8 марта, т.е. выпустить политических заключенных или тех, кого все, кроме верных сторонников «Мечты», считают таковыми. Но Запад, фактический гарант выполнения этого соглашения, не согласился, чтобы его «кидал» какой-то там Иванишвили со своими жалкими пятью миллиардами.

Если Иванишвили рассчитывал на то, что сейчас все заняты пандемией и Западу не до пары-тройки политических узников в Грузии, то он глубоко ошибся. Расчет на то, что о необходимости освободить заключенных в тексте соглашения говорилось не прямо, а в обтекаемых дипломатических формулировках, тоже не оправдался. Реакции последовали сразу. Только лексика стала более прямой: если раньше европейцы и американцы избегали обидных слов вроде «политический заключенный», теперь они стали говорить прямым текстом.

Плач по суверенитету
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:06 0:00
Скачать

Долго казалось, что на этот раз Бидзина отступать не собирается. Но в пятницу вечером президент Саломе Зурабишвили заявила, что решила помиловать Гиги Угулава и Ираклия Окруашвили – правда, уточнив, что сидели они совершенно правильно и она делает это лишь для разрядки ситуации. В тюрьме остается еще Георгий Руруа, которого президент помиловать не могла, потому что ему еще ничего не присудили.

«Мечта» сразу отмежевалась от решения президента. Вспомнили о том, что Зурабишвили была независимым кандидатом в президенты и к партии власти отношения не имеет. Но насколько ей поверили – другое дело. Представители власти целую неделю говорили, что ни о каком освобождении политзаключенных в соглашении речи не шло, потому что в свободной Грузии таковых быть не может. Эта уступка – явное поражение, и власть хочет сохранить лицо.

Сторонники «Мечты» в трауре. Они обижены на излишнюю уступчивость своих лидеров, но главный предмет их гнева – Запад. Ключевым словом стал национальный суверенитет: Запад его у нас отнимает. В данном случае у такого восприятия есть основания: под прямым давлением Запада грузинскому правительству пришлось сделать что-то такое, чего оно делать не собиралось. Это касалось как и самого соглашения 8 марта, так и последнего решения президента.

По мнению многих уважаемых теоретиков, в современном мире – это фикция, «организованное лицемерие», никакого суверенитета на самом деле нет, для малых государств – особенно

В этом контексте стоит еще раз вспомнить, что вообще понятие «национальный суверенитет» означает. По мнению многих уважаемых теоретиков, в современном мире – это фикция, «организованное лицемерие». Никакого суверенитета на самом деле нет, для малых государств – особенно.

Но это – преувеличение. Национальный суверенитет, действительно, относителен, но тем не менее реален и важен.

Стремление стать частью западного мира – суверенное решение грузинского народа, которого никто к этому не принуждал. Многим геополитически настроенным аналитикам такой выбор кажется странным: если исходить из объективной расстановки сил, Грузия – далеко не в лучшей ситуации, чтобы противостоять напору России. Но в чем бы ни была причина, грузинский выбор именно таков.

Его сделал не Михаил Саакашвили. Он начинается с середины девятнадцатого века, с круга Ильи Чавчавадзе. Его подтвердила и усилила Первая Республика в 1918 году, а затем он возродился в период борьбы за независимость. Роль правительства «Национального движения» в том, что оно превратило эту общую идею в программу конкретного политического действия.

Если человек хочет, чтобы его приняли в высокое общество, он вынужден мыться, потому что немытых там не принимают

Но у такого выбора есть свои логические последствия. Стремление к тому, чтобы тебя признали частью европейской цивилизации, требует соблюдения определенных стандартов. Если человек хочет, чтобы его приняли в высокое общество, он вынужден мыться, потому что немытых там не принимают. Может, мыться ему совсем не хочется, но смешно жаловаться, что высокопоставленная элита ущемляет его личную свободу. Не хочет – пусть общается с себе подобными.

Проект Грузии как европейского государства – это проект именно грузинский. Многие европейцы ему все еще сопротивляются. Но многих удалось убедить: да, Грузия, по сути, европейская страна. Теперь эти люди говорят: если вы европейцы, ведите себя так, как полагается европейцам.

Альтернатива – отказаться от проекта европейской Грузии и погрузиться в евразийское болото. Можно сажать кого угодно и на сколько угодно; Amnesty International заругают, но на них можно будет не обращать внимания.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG