Accessibility links

Пока я тут с вами шутки шучу...


Давид Каландия

«Межведомственный координационный совет Грузии безоговорочно открывает границу для пяти стран: Германии, Франции, Латвии, Литвы и Эстонии». Безоговорочно, наверное, это без обязательного прохождения 14-дневного карантина по прилету в Грузию, да?

(Вместо предисловия)

Есть мнение, что в этом году туристический сезон окончательно булькнет. Срок открытия границ отодвинулся до конца июля, и, говорят, что это не предел. Иностранцы (кроме жителей вышеуказанных пяти стран) не смогут прилетать в нашу страну для отдыха и вкушения грузинских блюд. Тем самым валюты, которую они обычно сюда мешками привозили и тратили, мы лишились. Надо отметить, что самые частые гости наших курортов (армяне, азербайджанцы, русские, украинцы, белорусы) не попали в список «безоговорочно» допускаемых, и это понятно, так как ситуация в их странах пока что очень и очень нестабильная.

Все турагентства, гостиницы и сопутствующие им профессии в этом году окажутся (уже оказались) в больших минусах. Утешает только то, что в такую беду попали не только мы, но и весь наш бренный мир. В компании как-то веселее. Переходим на внутренний туризм – это когда житель Мцхеты поедет отдыхать в Лагодехи, там потратит свои кровные лари, а лагодехинец, соответственно, привезет те же деньги в Мцхету и вернет мцхетинцу. Возможны варианты. Я внимательно слежу за такими передвижениями и в конце сентября попробую подытожить, что же с этого вышло хорошего. Ситуация похожа на натуральный обмен – я выращиваю картошку и меняю своему соседу на капусту. Возвращаемся в доисторические времена, или еще дальше – в СССР, где все варилось в собственном соку, и ни до чего хорошего это не довело.

Да что там туристы! Наши земляки, которые работают-живут за кордоном и в год раз прибывают на родину на недельку-другую, чтобы прикоснуться к корням и обнять родственников, не смогут приехать. Нет, приехать они смогут, но придется им эти две недели посидеть безвылазно в карантине, а потом и отпуск закончится. Мало радости тратить деньги на билеты и лететь сюда для того, чтобы почувствовать всю прелесть грузинского карантина. Есть у меня друг, он живет в Москве, там занимается портняжным бизнесом. Он сам себе определяет отпуск и каникулы и на днях вылетает из Москвы во Владикавказ. Далее он сядет на такси и переедет российско-грузинскую границу. Затем отсидит две недели в строгом карантине и потом пойдет по нашим рукам. Будем его приветствовать, обнимать, приглашать, расспрашивать про нелегкое московское житье-бытие и вместе ругать власть. Но это единичный случай. А вот мой брательник из Италии, он работает поденщиком и весь двухнедельный отпуск не хочет провести в закрытом помещении. Потому в этом году он не приедет. А жаль. Такие вот дела.

Не успели мы с коронавирусом наладить отношения, как новые инфекционные новости тревожат умы – в Монголии и Китае зафиксированы случаи бубонной чумы. Как говорится, не было печали, так бабушка надвое сказала. Бубонная чума – это штука посильнее гетевского «Фауста». Смертность от нее процентов 5-10. Раньше, в темные времена, чума косила под 90 процентов заразившихся, сейчас более или менее научились с ней справляться. Но все равно страшно. Как-то все идет не так, как хотелось, как было запланировано на этот год. Может, правда, тот, кто всем этим управляет, наконец проснулся, глянул вниз и остался недоволен результатом? Вот и решает проблему по-своему? Устраивает, так сказать, легенький армагедонец, чтобы жизнь медом не казалась? Это я шучу. Пытаюсь сделать хорошую мину при плохой игре.

Интересно, при спаде нашей экономики, а он выражается в 13,5 процентов в этом году, на сколько у нашей страны хватит ресурсов? То, что мы в борьбе с коронавирусом проявили себя молодцами и оказались на первых местах во всем мире, это еще ничего не значит. Не значит, что мы выдюжим нынешний экономический спад. Наградили бы нас чем-то ценным, чтобы мы смогли как-то дотянуть до следующего лета, тогда еще ничего. Ведь нас мало, и прокормить нас – нужны небольшие затраты. Прокормить, как образцово показательную страну, которая смогла не упасть лицом в грязь. Интересно, у Всемирной организации здравоохранения нет для такого случая какого-нибудь специального денежного приза? (Шутка.)

Недавно британское издание BBC опубликовало статью про наших инфекционистов: «Как три мушкетера помогли Грузии в борьбе против вируса». Три мушкетера – это Амиран Гамкрелидзе, Паата Имнадзе и Тенгиз Церцвадзе. Но, как известно, у старика Дюма в романе участвуют четыре героя, и почему Дюма назвал свою бессмертную книгу три, а не четыре мушкетера? Я четвертым мушкетером, в нашем случае, назвал бы госпожу Марину Эзугбая, директора тбилисской инфекционной клиники, которая плечом к плечу стояла и стоит все это время с «тремя мушкетерами».

Кстати филологи и литературоведы многих стран до сих пор высказывают свои предположения, почему Дюма так неправильно обозначил число четырех главных героев. Чего только ни говорят и ни предполагают, и все варианты могут быть. А могут и не быть. Лично я думаю, что с арифметикой у великого романиста не все было в порядке, вот он и ошибся в счете. Это я снова шучу.

Недавно мне один добрый мой приятель, рожденный на «брегах Невы», в милой беседе спросил, почему я часто отмечаю, шучу я или нет. Я ответил, что бывали случаи, когда мои невинные шуточки (а шуточки у меня действительно невинные) принимались всерьез и меня чуть было не вызывали на дуэль через платок. К примеру, некоторое время тому назад одна наша дама, психолог по диплому, жена бывшего военного министра, радостно объявила, что она гордится тем, что ее дети не знают русский язык. Это был ее ответ на российскую оккупацию исконно грузинских земель. Для меня подобный метод борьбы был абсолютно смехотворен, и тогда я имел смелость пошутить по этому поводу - дескать, я тоже решил в срочном порядке начать забывать русский язык! Для этого я разработал методику и буду каждый день вычеркивать из памяти по три русских слова. Первые три должны были быть «Медведь, балалайка и одно непечатное слово». Мои друзья весело поржали по этому поводу и предлагали свои варианты слов, которые надо в срочном порядке забыть. Но, оказывается, кое-кто принял всерьез мое зубоскальство. «Тут вообще началось – не опишешь в словах».

Какими только эпитетами меня не обзывали незнакомые товарищи. На полном серьезе говорили, что так дела не делаются и борьба с языком – это не борьба против оккупации (будто я сам про это все время не талдычу). Мой скромный статус перенесла к себе на стенку какая-то значимая эмигрантская группа, состоялся бурный митинг, и меня объявили персоной нон грата. Подробности не буду пересказывать, скажу только, что повеселился я от души. Но все-таки с тех пор я решил отмечаться, где я шучу, а где говорю всерьез. А то ведь правда могут побить, а мне моя физия еще дорога как память.

А наших героев, инфекционистов, четверо. Их значительно больше, врачей и медицинских работников, которые с блеском выполняли и выполняют свой профессиональный долг, но эта четверка на виду, и в их лице BBC, конечно, имело в виду всю нашу медицинскую братию. Молодцы, ребята, так держать. И то, что вы молодцы, это я и без BBC знаю. Но пусть о вас узнают все люди мира и хоть в этом позавидуют нам белой завистью. Хотя белая эта зависть или черная, или цвета радуги, зависть все-таки смертный грех. Лучше пусть не завидуют, а порадуются за нас и возьмут с нас пример. Это я уже не шучу.

P.S. И вместо послесловия: «Новый премьер-министр Франции объявил, что страна должна быть готова ко второй волне коронавируса, хотя такого тотального карантина, который был во Франции, экономика страны уже не перенесет».

По последним данным во Франции зафиксировано около 170 000 случаев заражения. А мы границу открываем. Безоговорочно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG