Accessibility links

Бизнес на диких животных в Абхазии


Когда сезон кончается и медведи вырастают, от них избавляются, и дальнейшая судьба диких животных весьма печальна

В Абхазии в ужасных условиях живут шесть медведей, об этом рассказала «Эху Кавказа» основатель благотворительного фонда защиты животных «Багира» Саида Отырба. По ее словам, местные охотники убивают медведиц, чтобы забрать у них медвежат. Пока они маленькие, их нещадно эксплуатируют в сезон, зарабатывая на фотографиях, которые с удовольствием делают отдыхающие. Когда сезон кончается и медведи вырастают, от них избавляются, и дальнейшая судьба диких животных весьма печальна: их помещают в маленькие клетки, где они мучаются и голодают. Экологи в лучшем случае выписывают небольшой штраф, и ситуация не меняется.

Туристы и местные жители обращаются в Благотворительный фонд защиты животных Абхазии «Багира». Они шлют сигналы SOS и рассказывают о диких животных, живущих в плохих условиях, которые им встречаются в разных уголках Абхазии.

В прошлом году абхазские зоозащитники боролись за спасение маленького львенка, из которого фотографы сделали прибыльный бизнес: любой турист мог сделать фото на память с детенышем царя зверей, который безвольно висел на руках у фотографа, накачанный какими-то препаратами, и передавался как игрушка из рук в руки.

Бизнес на диких животных в Абхазии
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:40 0:00
Скачать

В нынешнем сезоне обеспокоенность вызывают шесть медведей, о трагической судьбе каждого из них рассказала Саида Отырба, основатель Благотворительного фонда «Багира».

По ее словам, один годовалый мишка сидит в клетке около апацхи «Форелевое хозяйство», недалеко от Гагры. Его отдали в апацху после окончания курортного сезона, именно так чаще всего избавляются от ставших обузой медведей:

«Я делала первый пост по медвежонку, который находится на Белой речке и на покрышке сидит. Это, конечно, ужас! Клетка стоит прямо над водой, у него лапы через эту клетку падают в воду. Зима же была, сейчас еще, ладно, лето, а клетка без пола. Это, видимо, делается для того, чтобы клетку не убирать: река смывает все дерьмо, извините за выражение. Я попыталась пообщаться с хозяином, я поехала туда, но хозяина не застала, был как раз карантин, видимо, никого не было в апацхе».

После нескольких безуспешных попыток найти владельца апацхи Саиде Отырба удалось с ним связаться. Он ей сообщил, что в ближайшее время отдаст медведя на озеро Рица. Саида Отырба считает, что перевести медведя на Рицу – это плохое решение проблемы. Зимой заповедник закрыт, никого там нет, кто будет его кормить? И что очень важно, большого медведя бесчеловечно держать в небольшой клетке, ему нужен просторный вольер, чтобы было, где погулять, чтобы был водоем, где он может поплавать. С момента беседы с хозяином медведя прошло три месяца, а медведь все еще сидит в этой крохотной клетке над водой.

Медведь в клетке над водой
please wait

No media source currently available

0:00 0:00:36 0:00

Второго медвежонка увидели на днях в Гагре. Еще двое сидят в районе Черниговки около Ольгинских водопадов, Саида Отырба рассказывает:

«Мы по городу едем. В центре города Гагра, возле стадиона, идет мужчина, и на поводке у него медведь. Я спросила «Что вы будете с ним делать?» Он ответил, что будут «работать». Вопрос: куда они его денут после сезона, после лета? Два голодных медведя сидят на Ольгинских водопадах: девочка и мальчик, Миша и Маша. Это вообще история, о которой книгу можно написать. Сторонние предприниматели (это адыгейцы, насколько мне известно) взяли в аренду апацху на Ольгинских водопадах, но их сейчас там нет. Кто им привел этих медведей, я не знаю. Когда информацию посылают туристы, наш фонд бездействовать не может, первый «SOS» по любому животному приходит в наш фонд. И мы через свои каналы начали собирать информацию. Этих предпринимателей здесь нет. Деньги на еду медведям они не высылают. Там находится человек, который своими усилиями кормит этих медведей. Но самое страшное, что медведица сейчас беременна».

Волонтеры из Нового Афона, услышав о голодающих медведях, стали просить помощи. Один из местных предпринимателей выделил безвозмездно медведям 300 кг рыбы. Но двум большим медведям этой еды надолго не хватит. Человек, который сейчас за ними присматривает и собирает для них еду, может в любой момент уйти. Что будет с медведями, никому не известно. А там еще и малыш вот-вот родится. «Ольгинским» мишкам, можно сказать, еще повезло в отличие от остальных. Они сидят не в тесных клетках, а в вольерах. Единственная проблема для них на данный момент – это питание.

Самый известный и самый несчастный абхазский медведь живет около двадцати лет в клетке в санатории МВО. О нем Саида Отырба говорит с особенной болью: «Это вообще моя беда. Сколько лет он сидит в клетке? По-моему, больше восемнадцати. Там условия жуткие. Если кто-то будет со мной спорить, что его кормят, там за ним хорошо смотрят, я любому скажу в лицо, что это неправда, потому что я туда ездила. У этого медведя глаза такие, как будто он говорит: «Убейте меня!» Он жить не хочет. Но он очень большой, вывозить его сложно. Сам директор МВО передал нам, что, если хотят, пускай забирают. Но это неправильно. Ты его держал столько лет, почему ты не можешь обеспечить ему вольер, почему ты не можешь, если он тебе не нужен, договориться с таможней, договориться с нашими экологами, вызвать из России тех, кто может по договору забрать этого медведя? Заберите и все! Но на это нужны огромные деньги, мы за собак отдаем 70-80 тысяч рублей, когда надо вывезти тяжело больную собаку на лечение, на операцию, а вывезти медведя, сделать документы, оформить машину, на которой медведь поедет… мы не в состоянии это сделать, если государство не поможет!»

Шестой медведь коротает дни в клетке в с. Алахадзы. Ранее он «работал» на Мамзышхе. Теперь стал большой и никому не нужен. Его содержат в такой маленькой клетке, что он даже разогнуться не может.

Саида Отырба считает, что абхазские экологи устранились от решения вопросов, связанных с печальной судьбой диких животных:

«Мы к ним обращались по поводу медведя. Мы в прошлом году обивали их пороги по поводу этого львенка из Афона. Но они ничего не предприняли. Его выкупили люди, которые пожалели моего коллегу-волонтера и куда-то забрали львенка, построили ему вольер, и он живет там, потому что никто его не забрал. Экологи мотивируют свое бездействие тем, что им некуда забрать животных. Они изымать медведей не собираются, потому что после моего видео какая-то сухумская милиция поехала на Белую речку. И они сказали, что медведя там нет. На следующий день я отправила туда коллегу – волонтера. Она не могла разговаривать, она так рыдала, и говорит, я близко подойти не могу, он там сидит и плачет, как человек. Медведь был там, но они его не увидели почему-то. У них штраф 1800 рублей и что хотите, завозите сюда хоть динозавра!»

По словам Саиды Отырба, никто ситуацию с дикими животными не контролирует. Сейчас можно зайти на «Авито Абхазия», там висят объявления, что продаются медвежата.

По мнению зоозащитницы, добиться перелома можно, если создать государственную комиссию. Начинать надо с охоты, ведь местные охотники убивают медведиц, чтобы забрать у них медвежат на сезон. Существуют правила, когда можно охотиться на медведей, а когда нельзя, но они не соблюдаются.

Давно пора издать закон и запретить работу с дикими животными. Нужно ввести большие штрафы, вплоть до ареста, и тогда никто мучить диких животных не будет. Весь мир борется с этим бизнесом, а в Абхазии он процветает.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG