Accessibility links

Алхас Джинджолия: «Такое впечатление, что все решили, давайте уже переболеем»


Алхас Джинджолия

В Абхазии в связи с пандемией практически все медицинские учреждения перешли на режим работы, который вызывает много жалоб. Люди говорят, что не могут получить медицинскую помощь из-за отсутствия специалистов. Возникают проблемы с забором материалов для тестирования: при наплыве пациентов возникают очереди, в которых скапливаются больные люди. О том, как работают сегодня абхазские врачи и больницы, в том числе и ковидный госпиталь в Гудауте, рассказал член оперативного штаба по защите населения от коронавирусной инфекции, врач-хирург Алхас Джинджолия.

– Алхас, скажите, пожалуйста, в каком режиме сейчас работает 2-я городская больница в Сухуме?

– Городская больница сейчас находится на карантине, так как определенное время назад переболело большое количество наших сотрудников. Все это время часть из них находится на дежурстве в гудаутском госпитале. На время карантина здесь открыт пункт забора анализов: ПЦР и крови на антитела, а также работает рентген-кабинет для «сомнительных» пациентов. Параллельно идет ремонт одного из флигелей инфекционной больницы с целью переноса туда кабинетов для забора материалов. И на сегодняшний день мы обладаем информацией, что с 15 сентября планируется открытие больницы. В прежнем режиме или в каком-то урезанном, – посмотрим.

Скачать

– Как сейчас проходит во 2-й больнице тестирование? Говорят, что там шокирующая ситуация из-за скопления больных людей?

– Я захожу туда почти каждый день. На днях пришел, сел в сторонке и наблюдал, как это происходит. Да, стоят люди на улице и ожидают очереди, заходят по одному в кабинет, где мазок сдается. Но я не понимаю, где там скученность может возникнуть? Их приглашают по одному, все в масках, кстати, надо заметить, что им никто их не раздавал, люди сами пришли уже в масках. В пункте забора крови все сотрудники экипированы. Зашел человек, взяли кровь, все по одному заходят. Кровь сдается по направлению врача – территориального терапевта, да и мазок тоже. Дождей нет, непогоды нет, чтобы всем куда-то в кабинет надо было забиться. То, что я видел своими глазами, – там никакой скученности не было.

– Люди продолжают болеть разными заболеваниями и жалуются на то, что нет врачей. Есть такая проблема, что люди с нековидными заболеваниями не могут получить медицинскую помощь.

Надо понимать, что сейчас такая ситуация, при которой жизнь в прежнем режиме уже просто физически не может идти. Конечно, есть трудности, и надо к ним приспосабливаться, что тут еще скажешь?

– Понимать же надо, что происходит: нет врачей, врачи закрыты на карантин, многие в Гудауте работают. Чтобы не прекратить оказание медицинской помощи, ее сконцентрировали в Республиканской больнице. Ведущие неврологическое и кардиологическое отделения в республике были у нас в городской больнице. Учитывая ее закрытие, перенесли временно оказание помощи в Республиканскую больницу. Часть наших кардиологов и неврологов сейчас там и работают. По временной схеме или постоянной, время покажет, посмотрим. В Агудзере оказывают помощь, даже гудаутский ковидный госпиталь в случае какого-нибудь ЧП, не дай бог, огнестрельного ранения или если авария тяжелая произойдет, тоже будет оказывать хирургическую помощь. Надо понимать, что сейчас такая ситуация, при которой жизнь в прежнем режиме уже просто физически не может идти. Надо помнить и о том, что врач, отбывший смену в гудаутском госпитале, должен пройти положенную обсервацию. То есть он надолго выбывает, то же касается и медсестер. Конечно, есть трудности, и надо к ним приспосабливаться, что тут еще скажешь?

– Какая сегодня ситуация в ковидном центре в Гудауте?

– Общее число больных растет и число тяжелых больных соответственно тоже, большой расход кислорода, например, на них идет. Возникают такие трудности, которые в ходе работы выявляются: доставка кислорода, транспортировка его, подача каждому больному, опыт какой-то появляется, первый шквал тоже дал определенный опыт.

– Сколько там сейчас больных на ИВЛ?

– Они на сипапах. Сипап – это такая система подачи кислорода под давлением. Маска надевается, и кислород подается. Там большой расход кислорода, но на нем относительно хорошо народ идет. Все тяжелые на сипапах. Одного тяжелого больного сейчас перевели в дагомысский госпиталь. Отяжелел человек, перевели на сипап, потом его сняли с аппарата, тренируют самостоятельно дышать, другой отяжелел или поступил, картина даже в течение дня может значительно меняться, процесс идет очень активно.

– Гудаутский ковидный центр пока справляется?

– Как он будет справляться при росте больных, я имею в виду тяжелых больных, как и общего числа больных, я не знаю, но пока ребята держатся.

– Доктор, как вы оцениваете тот рост заболеваемости, который у нас есть? На днях было сорок человек в день, вчера – двадцать… В Грузии, например, вчера было 45 заболевших за день, и они говорили, что приближаются к «красной зоне»​, что это – катастрофа. А у нас на крошечную Абхазию сорок человек, как вы смотрите на этот рост?

Конечно, не радует рост больных, плюс еще наша традиционная безответственность. Такое впечатление, что все решили, давайте уже переболеем, а там видно будет

– У нас открытая граница, активный обмен гражданами, наши люди выезжают, к нам заезжают. Конечно, это не могло не привести к росту заболеваемости. Конечно, не радует рост больных, плюс еще наша традиционная безответственность. Такое впечатление, что все решили, давайте уже переболеем, а там видно будет. Да, переболеют, из десяти восемь спокойно перенесут, но оставшиеся двое – это те, кто должен будет получать стационарную медицинскую помощь, их будет много, а это трудно, вот это пугает. Люди подписывают петиции под требованием введения ограничительных мер. А какие нужны меры эффективные и имеющие смысл? Это тоже вопрос. Можем призвать всех соблюдать адекватный масочный режим, учитывая тот факт, что ты идешь по городу и не знаешь, кто болен, а кто – нет. Свадьбы наши на несколько сотен человек – тоже хороший способ массового заражения.

– Вы сказали, что к нам заезжают, но посмотрим на цифры: по Сухуму и Сухумскому району почти четыреста заболевших, а в Гагрском районе – около семидесяти. Причем основная концентрация отдыхающих у нас именно в Гагрском районе. Вы понимаете, почему такая диспропорция?

– Потому что счет идет местного населения, а не туристов. Турист приехал и уехал. Они прибывают домой, где их обязывают сдать анализы и отсидеть карантин. А если считать по местным, то в Гагре не такое большое население, как в Сухуме, во-первых. Во-вторых, да, объем тестирования ужасает, много тестирований, много выявлений, но зато при этом ты успеваешь контролировать и видишь, где рост локальный, где очаги возникают. С одной стороны – страшно, с другой стороны – полезно.

– Есть ли смысл в дезинфекции объектов?

– Мы общались со специалистами из других стран, особого смысла в массовой дезинфекции площадей они не видят. Гораздо эффективнее носить с собой флакончик санитайзера и активно его использовать. По эпидемиологическим правилам обработка обычной дверной ручки имеет смысл, но это нужно делать регулярно, необходим человеческий ресурс, уборщика надо напрягать, большой расход санитайзера. Бояться – одно, но действовать разумно – другое.

– Что бы вы посоветовали нашему населению? Что надо делать в первую очередь всем?

– Масочный режим соблюдать, избегать массовых скоплений людей, таких, например, как наши свадьбы. Прекратить наши традиционные приветствия с лобызаниями. Некоторые привычки надо менять. Это сделать у нас нелегко, потому что из двух встречающихся один может презирать эти правила и лезет обязательно целоваться. Правила надо соблюдать. Быть на контакте с территориальными врачами. Если есть признаки ОРЗ или ОРВИ, обращаться к врачу, который сориентирует: надо сдавать анализ или не надо, напрягаться как-то или нет.

– Вы поддерживаете обращение общественности о введении ограничительных мер?

– Да, я его тоже подписал.

– То есть вы считаете, что все это реалистично, все это надо вводить?

При открытой границе те меры, которые были до ее открытия, уже бессмысленны

– Вопрос в том, в каком объеме это вводить. Не истерить, а со смыслом отнестись. При открытой границе те меры, которые были до ее открытия, уже бессмысленны. За месяц этой инфекции столько сюда заехало, что здесь надо продумывать другие шаги. Сейчас наложится холодный период с его традиционными гриппами и ОРЗ, тут тоже надо будет лавировать. Единственное, что вселяет надежду и чего все, наверное, ждут, – это результаты третьего этапа исследований российской вакцины. Если будет вакцинация, то огромный камень снимется с плеч у нас у всех.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG