Accessibility links

Партия сказала: «Надо!» – комсомол ответил: «Есть!»


Давид Каландия

– Будь у тебя выбор попасть в рай или в парламент, куда бы ты предпочел? –спросил я одного суетливого политикана.

– Конечно, в парламент, – ответил политикан, – потому что рай, он есть или его нет, науке это пока не известно. А парламент, вот он стоит, милый, туда можно попасть, и там я буду обеспечен по самые гланды.

И побежал он расклеивать листовки со своим сытым изображением и обещать неисполнимое.

Думал я посвятить сегодняшнее эссе классической музыке, ее величию и воспитательно-очищающей силе. Но не время сейчас говорить о Рахманиновых и Шенбергах. Время вглядываться в те лица, кто на четыре года собирается решать наши судьбы, и время их выбирать. Или не выбирать.

А между тем цирк продолжается!

Оппозиционный блок «Дзала эртобашия» (сила в единстве), во главе которого стоит ЕНД, выдвинул кандидатом в мажоритарный округ Самтредиа, Цхалтубо, Вани и Они мадам Нануку Жоржолиани. Если кто не знает – мадам Нанука творит на телеканале «Мтавари», ведет шоу «Другая Нанука». До этого она работала на одиозном «Рустави 2», там у нее была такая же передача и звалась она «Шоу Нануки». Когда телеканал вернули законному владельцу, Нанука вместе с мозгами канала (Гварамия и Ко) демонстративно покинула его и перешла в наспех созданное телевидение «Мтавари». Нанука была супругой Ираклия Кодуа, который в мишкины времена занимал грозную должность директора Специального оперативного департамента. Департамент, слава богу, после 2012 года прикрыли из-за всех тех гадких дел, которые они творили, а где сейчас сам Кодуа, не имею понятия.

Мадам Нанука в разводе, пироги мужу печь ей не надо, времени, видимо, у нее предостаточно, и она решила попробовать свои кипучие силы в большой политике. То ли она решила, то ли ее решили. Я склоняюсь к последнему варианту. Вызвали Нануку на коврик и сказали «Будь готова!» Она молодцевато ответила: «Всегда готова!» и взяла под козырек.

Я очень удивился, увидев Жоржолиани в списке мажоритарных кандидатов, и потому решил поразмыслить о ней. Перед тем как взять перо в руки, я прогуглил Нануку и с удивлением обнаружил, что она не Нанука, а Нана. У нас стала традицией взрослых людей в официальном порядке звать детскими, ласкательными именами. Видимо, это должно придавать человеку доступность, уютность и «домашность» для других и вызывать больше доверия. Все наши Нануки, Гиги, Ники, Гоки – они по «пачпорту» Нана, Георгий, Николоз и еще раз Георгий. Странно звучит, когда пожилого, страдающего одышкой из-за затянутого галстука полного человека мы зовем «Батоно Гока». Какой он нам Гока? Гока он дома, для друзей, для мамы-папы и для бабушки, если такая еще наличествует. А для нас он Георгий, вот и пусть будет «батоно Георгием». Меня, к примеру, дома зовут Датунчиком, но это не повод, чтобы я в большом обществе щеголял под таким именем. Когда мне удается выйти в серьезный свет, то окружающие люди зовут меня не «батоно Датунчик», а «батоно Давид», и я важно киваю головой и раздаю автографы.

Я говорил про Нану-Нануку. Так вот, я ознакомился с ее биографией, и оказалось, что она закончила факультет журналистики в Тбилисском государственном университете. Грешным делом я раньше думал, что она самоучка без образования, и на телевидение попала только благодаря своему некогда всесильному супругу, потому что то, как она ведет передачи, на академическое образование не совсем похоже. Если сегодня так учат профессии в нашем главном университете, то пора серьезно пересмотреть образовательную политику на факультете журналистики. Но бог с ним, с ее образованием. Это тоже не главное. Мы имели целых министров со средними образованиями и ничего. Вернее, конечно, «не ничего», но как-то мы приспосабливались. А попасть на телевидение и даже вести свою программу, в наш век всеобщей либерализации и толерантности, да еще при известной доле везения, может любой. И не только вести программу, но и иметь определенный круг почитателей.

Чехов говорил, нет в мире женщины, чтобы у нее не нашелся хотя бы один воздыхатель, и нет в мире графомана, чтобы у него не было хоть одного читателя. Я не отвечаю за точность цитаты, но смысл таков. Я бы к этому еще добавил, что нет на телевидении передачи, у которой не было бы своего зрителя. Лично я не любитель телевидения. Уже давно я не смотрю передачи, так как, если хочется что-то посмотреть, я смогу это найти в сети, да еще и без рекламы. Но я скорее исключение из правил. Люди до сих пор льнут к телеэкранам и переключают каналы. Потом бурно их обсуждают и рано ложатся спать, дабы с утра пораньше снова прильнуть к голубым экранам. Так что у Нануки на телевидении есть свой постоянный зритель, который наслаждается ее непосредственностью. И тут встает вопрос: зачем успешной в своей области женщине бросать все и идти туда, где до сих пор не ступала ее нога? Как я уже сказал, видимо, приказы не обсуждают. Партия сказала: «Надо!» - комсомол ответил: «Есть!»

Но!

Какая же напряженка кадров в рядах ЕНД и объединенной с ней оппозиции, раз они не нашли никого, кроме веселой Нануки, чтобы выставить кандидатом в мажоритарный округ.

Я не знаю, что творится в главном мозговом штабе объединенной оппозиции. Кто-то же, наверное, первым предложил ее кандидатуру как достойнейшую, которая могла бы представлять интересы жителей Самтредии, Цхалтубо, Вани и Они в главном законодательном органе страны. Есть у меня подозрение, что эта идея насчет Нануки прилетела из Киева.

«А то, чего требует дочка,

Должно быть исполнено. Точка».

В данном случае то, что требует Мишка, должно быть исполнено. Крышка.

Вот и взяли Нануку под белы рученьки и повели избираться. Судя по ее радостной реакции, она не особо сопротивлялась. Знать бы еще, что она будет делать в парламенте, если туда попадет. Она, конечно, не попадет, но, предположим, она туда попала. Я говорю, «предположим». Предположим, избиратели Самтредии, Цхалтубо, Вани и Они отдали ей свои трепетные голоса, и она на коне, как покойный Калигула, въедет в Сенат. А дальше что? Что дальше она там будет делать? При ее, мягко говоря, ограниченном горизонте, она что, будет в поте лица работать над законами? Это ж нереально, друзья мои. От законотворчества она так же далека, как я от джойсовского «Улисса».

Не понимаю я ЕНД. Я его никогда не понимал, но сейчас не понимаю по особенному. Зачем заведомо играть игру на поражение? Не по-ни-ма-ю.

Неужели ЕНД-вцы думают, что делают Нануке доброе дело? Если они хотят ее ввести в парламент, для этого можно просто включить ее в общий список, и под шумок она пройдет, если партия наберет достаточно голосов. А вот так, бросать ее на амбразуру в одиночестве, делать посмешищем всей страны, зачем?

Периодически все партии желают отметить достижения своих верных сынов и дочерей и награждают их путевкой в парламент, как в санаторий. Эта дурная практика давно уже на ходу. У правящей «Грузинской мечты» в списках тоже далеко не все Федоры Плевако и Адамы Смиты, там тоже балласта достаточно, но они поступают мудрее и своих любимцев не проводят через мажоритарные округа. Они их тихо ставят в списки и т.д. А с Нанукой получается чистой воды демарш.

– А чем вы будете заниматься в парламенте? – спросил ее какой-то смешливый корреспондент.

– Я буду встречаться с людьми и беседовать, – важно ответила Нанука.

Вот так.

Парламент давно у нас превратился в синекуру. Когда идут прямые трансляции из зала заседаний, то более половины мест пустые, избранные нами слуги народа прогуливают заседания, на которых, может быть, в этот момент решаются важнейшие вопросы. Многие депутаты, сидя в зале, играют в телефоне, или читают прессу, или спят, или готовятся отойти ко сну. Конечно, рядовому жителю страны это все очень может понравится, и он тоже думает: если «А» и «Б» могли попасть туда и четыре года харчеваться на халяву, то почему бы и ему не попробовать? Если провести опрос среди населения с одним единственным вопросом: «сможешь ли быть парламентарием?» – процентов 99 ответит утвердительно.

Лично я вхожу в тот один процент, который не рискнет пойти работать в парламент. Не потому, что я такой хороший и не хочу иметь дармовых денег. Нет, я хочу. Но есть какие-то вещи, которые я не в силах преодолеть. Например – носить галстук. И еще, спать я привык только в своей постели, в темноте, а в парламенте, как я уже видел, довольно неудобные кресла и свет не гасят. И потом я храплю, тем самым буду нарушать покой других избранников. Потому, когда многочисленные мои читатели, глядя на меня с вожделением, говорят, что они хотели бы видеть меня в парламенте, я твердо им отвечаю: «Нет, ребята-демократы, только чай!» А если без хохмы, то у меня дыхалки не хватит, чтобы взять на себя такую ответственность, решать судьбу страны. Тем паче, что я слаб в юриспруденции, и законотворчество для меня темный лес.

Чисто по-человечески мне Нануку Жоржолиани жалко. Есть мудрая поговорка «Не в свои сани не садись». Насколько же надо не уважать главный орган страны, чтобы предлагать туда человека, который ни в зуб ногой. Ну что ж, думаю, Нануку ждет сильное разочарование. Хотя, может быть, это опять всего лишь игра. Поиграется Нанука, а после 31 октября вернется вести свою нехитрую передачу, с которой она и не уходила.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG