Accessibility links

Испортить себе некролог


Давид Каландия

После того как ЕНД в своем списке под первым номером поместило Вахтанга (Бубу) Кикабидзе, я все равно не перестану любить фильмы с его участием и песни, которые он пел. Вот такой я принципиальный человек. Но самого Вахтанга как человека...

Хотя, лучше начну издалека.

Много-много лет тому назад Вахтанга Кикабидзе любили все – и стар, и млад, и коммунист, и беспартийный. Любили его, конечно, не как гражданина Кикабидзе, а как персонажа фильмов Георгия Данелия, как исполнителя песен Георгия Цабадзе, как члена популярного «Орэра». Ансамбль «Орэра» в свое время был большим культурным событием, этаким глотком свежего воздуха, кусочком западного звучания. Современная молодежь, наверно, не очень знает «Орэра», а для нас в 60-е годы он был, как «Битлз» для остального мира. Думаю, современная молодежь и «Битлз» не очень знает, так что за «Орэра» мне теперь не так обидно.

ВИА (вокально-инструментальный ансамбль) «Орэра» был создан в 1961 году Робертом Бардзимашвили при грузинской госфилармонии. В первом, самом знаменитом его составе были такие звезды эстрады, как Нани Брегвадзе и Буба Кикабидзе. «Орэра» стал первым коллективом советской поп-музыки, который побывал с гастролями не только в странах соцлагеря (если «соц», то, естественно, «лагерь»), но и в капиталистических странах, таких как США, Англия, Франция, Австралия, Мексика и т.д. В 1967 году ВИА «Орэра» доверили участвовать от СССР на выставке «Экспо-67» в Канаде, и там (держитесь крепче за подлокотники кресел, чтобы не сползти) Кикабидзе признали третьим лучшим барабанщиком мира! Эту информацию я вычитал из всесведущей сети и, не веря своим глазам, перечитывал и перечитывал ее несколько раз. Третий в мире барабанщик. Интересно, кто был второй и первый? Наверное, Джон Боннем и Кит Мун? А Ринго Старр четвертый? Бред какой-то, но потом я решил, что, наверное, выбирали среди коллективов «Экспо-67», и тогда я успокоился. У Кикабидзе хороший голос, тембр интимно-бархатный, но серьезно держать его за сильного ударника – это уже перебор с гаком.

Ну, да ладно. Не это главное, а главное то, что в 60-х годах ВИА «Орэра» ваш покорный слуга очень любил. Могу сказать, что мое увлечение популярной музыкой зародилось именно с «Орэра». В те года до нас, рядовых слушателей, западная музыка доходила только в лице болгарских, польских, чешских и реже – югославских певцов. Помню, на концертах серба Джордже Марьяновича тбилисский Дворец спорта был полностью забит. Стулья стояли даже на арене. Я два раза был на его концертах и ушел с них очень обогащенный. Еще бы я не обогатился, ведь из иностранщины, кроме Марьяновича и знойной Радмилы Караклаич, в 60-х годах я никого не знал. И таких, как я, было подавляющее большинство. А то, что в это время на гнилом Западе уже вовсю фанатели от битлов и роллингов, нам это было невдомек.

В 1970 году вышел телевизионный фильм «Орэра, полный вперед!» Это был настоящий музыкальный блокбастер. «Орэровцы» пели, веселились и дурачились на полную катушку, и делали они это совершенно изумительно. Я и сейчас иногда пересматриваю этот фильм, и песни, спетые и записанные 50 лет тому назад, до сих пор звучат очень свежо и прилично. «Орэра» смог приспособить грузинские интонационные традиции к западному духу и ритмам. И это было просто здорово. После фильма популярность ансамбля выросла в разы. Я помню, меня, совсем юного водили на концерты «Орэра». Один раз я даже попал за кулисы и вблизи видел саму Нани Брегвадзе! Этот день стал для меня праздником, который до сих пор со мной.

Как все это было давно и красиво...

За годы существования через «Орэра» прошло много музыкантов, среди них был даже великолепный джазовый пианист, азербайджанец Вагиф Мустафа-Заде. Руководитель и основатель Роберт Бардзимашвили отличался хорошим музыкальным вкусом, и пока он не покинул коллектив, ВИА была на высоте. В 70-х годах началась текучка кадров, ушла Нани, ушел Буба, ушел Роберт, ушел хороший пианист Теймураз Мегвинетухуцеси. На смену пришли другие, но это уже было не так интересно. В итоге от старого состава осталось только два участника, Надирашвили и Давитая, остальные приходили и уходили, как во всех советских ансамблях. Музыканты менялись, а название оставалось прежним.

В те странные годы получить статус филармонического эстрадного музыкального коллектива (а значит, начать официально гастролировать и зарабатывать) было настолько трудно и хлопотно, что один раз утвержденный многими цензурными комиссиями коллектив потом мог полностью менять участников, но название, так сказать, «бренд» оставался навсегда. Для меня подобная практика совершенно неприемлема, так как имя коллектива ассоциируется с определенными исполнителями, их звуком, манерой игры и пения, а когда уже нет главных членов и на их месте работают другие, то это уже совсем не тот ансамбль, не та группа, не тот коллектив. На Западе группы легко создавались и так же легко распускались, и их названия или оставались в истории, или исчезали. Но в СССР имя коллектива держалось до самого последнего выдоха.

«Орэра» существует до сих пор. Они даже иногда выступают, этакие «монстры рока». Коллектив, пожалуй, один из самых старых в мире. Даже роллинги, которые и сейчас выступают и 60 лет поют одно и тоже, моложе, чем «Орэра». Так что тут мы хоть как-то снова оказались впереди.

А теперь про Бубу.

Буба Кикабидзе был одним из самых ярких членов коллектива. У него была очень характерная внешность, он задушевно пел, валял дурака и в коллективе был за рыжего клоуна. А рыжих клоунов любят больше всех. Когда он начал забуревать, то ему захотелось начать сольную карьеру, и он ушел в эстрадно-симфонический коллектив «Рэро».

По мне, он как солист был менее интересен, нежели как член коллектива. В «Орэра» ребята были почти все на равных, потому что начинали одновременно и никто особенно не тянул одеяло на себя. А в «Рэро» Буба был уже мэтр, этакий грузинский Кобзон, и вел себя, как и полагается Кобзону. То есть мэтру. Вальяжно и свысока. Ребята, которые работали в его оркестре, рассказывали, что высокомерие и амбициозность его не знали границ. Как это не было похоже на того милого шута, которого он изображал в «Орэра».

Он стал суперпопулярным, и таким сделал его кинематограф с подачи великого Гии Данелия. Данелия снял его в четырех своих картинах, а после «Мимино» нехитрую песню «Чито-гврито» пел весь Советский Союз. Лично мне «Мимино» нравится гораздо меньше, чем, скажем, «Совсем пропащий» или гениальный «Не горюй». Постараюсь объяснить, почему.

«Мимино» мне представляется милой штамповкой, где показаны простоватые провинциалы «кавказской национальности» на фоне «величественной» России. Анекдотические ситуации обыгрывают представление русских людей о кавказцах, которые, к примеру, могут приехать с горой денег и все просадить в один вечер в ресторане. Или подчеркивается акцент, плохое знание русского языка, и на этом строятся шутки, что тоже мне не очень ценно. Все это соответствует тому, что в те времена титульная нация СССР думала про малочисленные народы и смотрела на них чуть-чуть свысока. Если будете пересматривать «Мимино», посмотрите фильм моими глазами, и вы убедитесь, что я снова прав.

Во время написания сценария «Мимино» у Габриадзе и Данелия было две пары на выбор – Кикабидзе и Мкртчян, или Кикабидзе и Леонов. Они подкинули монетку и выпал первый вариант. А жаль. Было бы намного интереснее посмотреть связку грузин+русский и по какой дорожке пошли бы сценаристы. Думаю, фильм мог бы стать более драматичным и острым.

Но пора прекращать мое доморощенное псевдокиноведение и возвращаться к герою сегодняшнего дня, Вахтангу Кикабидзе.

Сегодня имя Вахтанга Кикабидзе снова у всех на слуху, к сожалению, это уже не касается его творчества. Вахтанга Кикабидзе ЕНД поставило первым номером в своем списке.

То, что Кикабидзе является ярым сторонником Миши Саакашвили и верит в него как в бога, это его проблемы, и мы смотрим на это с сожалением. «Бог послал Грузии молодого президента Саакашвили» – эту фразу Кикабидзе сказал в 2011 году, когда за Мишей уже тянулся шлейф безобразий и тупо потерянных территорий. Несмотря на фанатическую преданность Мише, это не мешало Бубе Кикабидзе долгое время брать ежемесячную «стипендию» в размере 5000 лари от своего кровного врага Бидзины Иванишвили. Он отказался от «бидзиновских денег» совсем недавно.

Кого он любит или не любит, это его частное дело. Тем более что человек он уже довольно пожилой, ему 82 года, у него много болячек, некоторые из них довольно болезненные. Никто не собирается с ним спорить и доказывать ему, кто прав, а кто виноват. Живи себе да поживай и старайся так прожить свой век, чтобы не испортить себе некролог. Ан нет! Ему не дали такую возможность. Взяли и поставили первым номером в списке кандидатов в депутаты ЕНД.

Когда списки обнародовали, то мы все думали, что произошла какая-то накладка. Буба и политика? Буба и парламент? Буба и депутат? Да не может быть! Что ему там делать, старому, больному человеку? Или что, это наш ответ 78-летнему Байдену? Ну, ладно, он уже может не совсем понимает, что творится вокруг, но у него же есть семья? У него есть близкие, родные люди? Неужели им не жалко делать его посмешищем для всей страны? Разве мало у него наград, обязательно надо было еще и звание депутата?

Говорю я вам, что у нас с каждыми выборами творится все смешнее и смешнее, а вы мне не верите. Было бы правда все смешно, если бы не было так плачевно.

Ну что же, поглядим, что дальше будет. Конечно, часть ЕНД войдет в парламент, небольшая часть, и Буба, а теперь уже господин парламентарий Вахтанг Кикабидзе, как самый старый член парламента, откроет первое заседание.

Боюсь, он может не понять, где находиться и запеть свое неувядаемое « Чито-Гврито».

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG