Accessibility links

Мечта об амнистии, или 44 статьи для Председателя


Власти Грузии не намерены амнистировать политических заключенных, существование которых, впрочем, и не признают. Зато по разным данным новой амнистией, инициированной парламентским большинством, могут воспользоваться, по разным данным, от 1000 до 2000 человек.

«Мы готовы к сотрудничеству со всеми заинтересованными лицами по вопросу подготовки окончательного варианта законопроекта об амнистии», – упреждая критику оппозиции, заявил председатель парламентского комитета по защите прав человека и гражданской интеграции Михаил Сарджвеладзе. Документ будет дорабатываться, а пока известно, что на свободу смогут выйти осужденные по 44 статьям УК Грузии:

«Законопроект подразумевает освобождение от уголовного наказания осужденных, которые до 11 декабря 2020 года совершили преступления по статьям, о которых идет речь в этом законопроекте. Среди них нет статей о таких преступлениях, как убийство или семейное насилие. В законопроекте есть несколько принципиальных подходов. Если преступление связано с нанесением ущерба, условием освобождения будет его возмещение, а в некоторых случаях согласие пострадавших. Также в некоторых случаях условием будет отсутствие судимости. В законопроекте есть большой список преступлений, которые будут подлежать амнистии. Это, например, воровство, фальсификация, повреждение имущества, разные категории нанесения телесных повреждений и т.д.», – заявил Сарджвеладзе.

Мечта об амнистии, или 44 статьи для Председателя
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:58 0:00
Скачать

Много предложений по проекту есть у лидера политического объединения «За справедливость» Эки Беселия. И в документе даже уже учтены некоторые ее инициативы: проект закона об амнистии частично компенсирует упущения проваленной реформы наркополитики, которая должна была смягчить наказание или вовсе освободить от ответственности людей, осужденных по некоторым частям 260-й статьи УК – это незаконные изготовление, производство, приобретение, хранение, перевозка и сбыт наркотических средств. Впрочем, на этом положительные отзывы политика заканчиваются. В интервью грузинской службе Радио Свобода Беселия заявила:

«Когда я детально ознакомилась с этими статьями, у меня осталось впечатление, что эти 44 статьи включены лишь для количества. Я никогда не сталкивалась с такими статьями за 13 лет своей адвокатской практики. Например – неправильная установка пилорамы, неправильное использование бухгалтерских записей, повреждение и раздел военного имущества, несколько других неактивных статей. Я не увидела в этом логики. Говорится о военных преступлениях и называется несколько статей, а я даже и не припоминаю, чтобы кого-нибудь осуждали по ним».

Поэтому Эка Беселия считает, что при составлении документа «Грузинская мечта» преследовала узкопартийные цели:

«У меня осталось впечатление, что с учетом своего испорченного политического имиджа «Мечта» решила в качестве первой инициативы представить этот акт гуманизма. В нем должен быть смысл, чувство справедливости и политического согласия, однако этого они не учли. Например, оставляет много вопросов дело Георгия Руруа (дело совладельца ТВ «Мтавари»). В проект вошла статья «хранение оружия», но не статья о его ношении (по которой был осужден Руруа) которая могла бы быть внесена в документ».

Более того, такое происходит впервые за несколько десятилетий, утверждает лидер «Европейской Грузии» Гиги Угулава:

«Мы услышали, что амнистия не коснется политзаключенного Георгия Руруа. Я хочу напомнить, что любая амнистия, проводившаяся за последние 30 лет, всегда предусматривала статью о незаконном ношении оружия в том случае, если человек был осужден впервые. Если амнистия не учтет это, значит, это просто амнистия для «легализации» собственных грехов», – цитирует Угулава «Грузия Online».

Есть у оппозиции и другие предположения. Как и во время первой амнистии, объявленной правящей партией в 2012 году, амнистия коснется, в том числе, и родственников тех, кто помог «Грузинской мечте» победить на выборах, уверены многие оппозиционеры. Вторая цель, уже озвученная Экой Беселия – это создание иллюзии гуманности, считает представитель «Европейской Грузии» Ирма Надирашвили:

«Это, скорее, долги «Грузинской мечты», обещания партии перед выборами избирателям, нежели то, что действительно подразумевает амнистия. Статьи искусственно определены так, чтобы ни один неугодный человек, политический противник из тех, кто сейчас в тюрьмах, не попали под освобождение».

Позицию властей по этому вопросу озвучил еще вчера Михаил Сарджвеладзе:

«Насчет существования политзаключенных в нашей стране мне ничего не известно. Что касается распространения (амнистии) на конкретных людей, об этом лучше поговорим в будущем. Но вряд ли она коснется того, о ком вы задавали вопрос», – сказал депутат журналистам.

Тем временем критику и надежду на то, что власти прислушаются к рекомендациям независимых экспертов, высказали многие представители неправительственного сектора. Среди них и бывший омбудсмен, глава «Института исследования демократии» Уча Нануашвили:

«Есть там статьи, по которым у меня особое мнение. Например, по вопросам правил безопасности труда, пожарной безопасности (амнистия коснется людей, осужденных за нарушение соответствующих статей УК), это может расцениваться как поощрение подобных нарушений. Так же как и по вопросу дезертирства, – зачем нам армия, если мы поощряем дезертирство? Дискуссия продолжается, и если будет амнистия, было бы хорошо, чтобы она коснулась и людей, осужденных по политическим признакам».

Впрочем, комментарий, сделанный сегодня лидером парламентского большинства Ираклием Кобахидзе, лишь укрепил подозрения оппозиции.

«Этот законопроект настолько детально доработан, что в вопросе состава статей мы не ожидаем изменений. Этот законопроект коснется приблизительно 1000 заключенных. Что касается тех людей, которых представители радикальной оппозиции называют политическими заключенными, то этот законопроект их не касается ни в какой форме», – сказал Кобахидзе.

Между тем, конституционалист, ассоциированный профессор Университета Ильи Коте Чокорая обращает внимание властей на еще один аспект. В попытке удовлетворить требования части своего электората, они не должны забывать о возможных последствиях, говорит он:

«Возможно, таким образом власти пытаются выразить благодарность кому-то после выборов, возможно, кого-то они обещали освободить (за поддержку «Грузинской мечты»). Вообще, в большинстве случаев амнистия приветствуется, но не стоит забывать, что после общей амнистии, объявленной после прихода «Грузинской мечты» к власти, последовал рост уровня преступности».

Тогда экс-премьер Бидзина Иванишвили призвал граждан «с пониманием отнестись к повышению уровня преступности». Сейчас же власти успокаивают население словами: в тюрьму вернутся все, кто вновь нарушит закон.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG