Accessibility links

Абхазия: майнинг и политика


Слово «майнинг» в абхазском интернет-сообществе в конце уходящего года стало сродни ругательству. Но кто же они, эти «энергичные люди», эти «майнинг-фермеры», добытчики криптовалюты, которых обвиняют в том, что своей бурной деятельностью они поставили энергосистему республики под угрозу краха, а рядовых потребителей электроэнергии обрекли на лишения из-за плановых и внеплановых ее отключений с целью снижения нагрузки на сети?

Как правило, большинством они воспринимаются как некое абстрактное зло, живущее среди нас; конкретных же имен, имеющих отношение к майнингу, за редчайшим исключением, в публичном пространстве не озвучивалось. В частности, и потому, как объяснял однажды на телеэкране президент Абхазии Аслан Бжания, настоящие владельцы майниговых ферм зачастую действуют через подставных лиц. Понятно и то, что в сложившейся ситуации криптодобытчики отнюдь не стремятся к пиару. И, как напомнил на днях один интернет-пользователь, обсуждались в публичном пространстве в этой связи только Кан Кварчия и Ираклий Хурхумал.

Абхазия: майнинг и политика
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:14 0:00
Скачать

Первый из них, председатель оппозиционной ОО «Аидгылара», «засветился» на видеоролике в соцсетях, где весьма недружелюбно встретил бригаду, пришедшую отключать майнинг-ферму на арендованной им некогда территории БаслатГЭС. Потом он выложил свой видеоролик, где в свойственной ему наступательной манере активно возражал на все обвинения. Интернет-комментаторы, что нетрудно было предвидеть, разделились во мнениях, исходя из своих внутриполитических предпочтений.

Имя же индивидуального предпринимателя Ираклия Хурхумала до совсем недавнего времени не было общественности известно. Но вот 21 декабря в социальной сети Фейсбук была размещена фотография правительственного распоряжения, где он фигурировал, за подписью премьер-министра Александра Анкваба, вызвавшая бурю комментариев. Этим документом ИП разрешался ввоз 1747 ASIC-майнеров, временно размещенных на таможенной территории КПП «Псоу». 22 декабря в редакцию информагентства «Апсныпресс» поступило и было размещено на сайте ГИА письмо Хурхумала с его разъяснениями. Вот оно в сокращении:

«Я – Хурхумал Ираклий Родикович. Со вчерашнего дня в интернете на всех сайтах все обсуждают только одну тему – что мне персонально разрешили привезти в Абхазию оборудование для майнинга. ...Во-первых, чтоб все знали, я простой человек, живу в Сухуме, работаю водителем маршрутки, и никого из родственников у меня нет во власти, кто мог бы за меня ходатайствовать и решать вопросы. Сколько нам говорили, что в Абхазии вся жизнь наладится через майнинг, государство будет помогать с этим делом, льготы будут! Многие наши граждане в это поверили. Кто-то имел свои деньги, кто-то занял, что-то продал, люди начали покупать оборудование и ставить фермы. Я тоже в это поверил, залез в долги, попросил друзей вместе начать это дело и закупил оборудование. Еще в июне месяце я заплатил за оборудование по контракту, который был подписан тогда же. И в то время вообще никто не обсуждал запрет. У меня есть все подтверждающие документы! Когда груз был доставлен на границу, уже действовало ограничение на ввоз, где было указано о невозможности ввоза оборудования через границу. Я не скрывал от абхазской таможни ничего… Таможня приняла оборудование на хранение – они перегрузили все в свой контейнер и опечатали… Оно находилось с 6 ноября у таможни. Но мне его не отдавали. Мы обратились в правительство, чтобы мне разрешили забрать оборудование, которое, повторяю, я привез легально. Во-вторых, его нельзя было отправить обратно – оно не из России, а шло транзитом через Россию. И что мне оставалось делать, куда его девать? Мы его забирали с условием, что его нельзя использовать, пока не будет официально принято разрешение. Повторяю, это не контрабанда, чтобы отнять у меня то, что легально куплено и привезено. Мы уплатили налоги и сборы. НДС на сумму около 855 тысяч рублей и таможенный сбор 82 тысячи рублей. Понимаю, что многим не важно, что на самом деле. Просто хотят делать из этого политику... Мы просто хотим, чтобы то, за что мы заплатили честно, находилось у нас. А когда разрешат, тогда и разрешат. Если пресса хочет, могу показать, где находится оборудование и что никто его не использует».

Дополнительные подробности появились в интервью Хурхумала Абхазскому телевидению:

«Мы заключили контракт с Китаем о приобретении этого оборудования. Но в связи с пандемией были сложности, пошли задержки. Дальше груз ехал транзитом, в дороге тоже было сложности – с транспортными компаниями, было землетрясение… И знали бы мы с друзьями, что дело в Абхазии примет такой оборот, вообще не думали бы об этом, потому что у нас вложены большие средства. Но некоторые люди в Абхазии обсуждают все это как-то иначе, видя какие-то свои интересы, хотят, возможно, что-то свое продвинуть, хотят что-то свое показать – этого, конечно, я не могу знать. Некоторые рассуждают о том, что у меня какие-то родственники в парламенте. Нет у меня никаких таких родственников, я обычный человек, простой, могут узнать».

В свою очередь, в комментарии СМИ Александр Анкваб подтвердил подлинность документа, при этом отметив, что указанное оборудование не будет подключаться к сети. Его опечатают и поместят на хранение в одном из сел. «Это оборудование стояло на границе с 6 ноября. Оно ввезено легально, имеются документы. Хозяева груза заплатили соответствующие налоги. Эти люди не занимались контрабандой, ничего от государства не скрывали», – пояснил премьер-министр и добавил, что у государства нет таможенных складов, где можно было бы хранить дорогостоящее имущество.

На этом обсуждение истории с «асиками» Хурхумала и его друзей не закончилось. 26 декабря лидеры четырех оппозиционных сил сделали совместное «Заявление по ситуации в энергоотрасли». «С сожалением вынуждены констатировать, – говорится в нем, – что наши самые худшие опасения подтвердились. Если ранее мы надеялись, что принимаемые правительством непоследовательные решения о легализации и последующем запрете деятельности по майнингу криптовалют основаны исключительно на сочетании некомпетентности и отсутствии логики, то появившееся не так давно в социальных сетях, благодаря небезразличным гражданам, распоряжение премьер-министра Александра Анкваб о предоставлении исключительного права на ввоз на территорию Республики Абхазия оборудования по майнингу криптовалют в большом объеме (более 6 мегаватт), отбросило все сомнения в том, что энергетический кризис имеет вполне конкретные цели. Особенно выглядят нелепыми попытки «залакировать» это решение премьер-министра, когда более половины эфира государственных СМИ заняты освещением «эффективной» деятельности власти по отключению майнинговых ферм. Единственным показателем эффективности в этом направлении может служить информация о снижении суточного потребления электроэнергии, которая по какой-то причине отсутствует в информационном пространстве. Напротив, профильное предприятие вынуждено информировать население о том, что из-за перегрузок отключения электроэнергии будут иметь место и далее. Считаем своим долгом проинформировать наших граждан о том, что действия правительства привели к резкому росту энергопотребления внутри страны. К примеру, если в прошлом году суточное потребление электроэнергии в этот период составляло порядка 7 миллионов киловатт-часов, то на сегодня этот объем выше 10 миллионов. Естественно, в таких условиях Абхазия была вынуждена просить переток электроэнергии у Российской Федерации уже в декабре, который обеспечил до 50% суточного потребления».

Учитывая грядущий в начале 2021 года ремонт деривационного тоннеля ИнгурГЭС, можно прогнозировать, по мнению подписавших заявление Тимура Гулия, Аслана Барцица, Виталия Габния и Адгура Ардзинба, что внешний долг Абхазии России за потребленную электроэнергию может составить более 3 миллиардов рублей. И далее: «Плюс ко всему их некомпетентность и неорганизованность оставляет медиков Абхазии один на один в борьбе с коронавирусом, что уже повлекло гибель более 100 наших граждан. Учитывая полную закрытость деятельности правительства, где в нарушение статьи 17 Конституционного Закона Республики Абхазия «О Кабинете Министров Республики Абхазия», за восемь месяцев не проведено ни одного заседания правительства, а все решения принимаются опросом, что противоречит пункту 20 Регламента работы Кабинета Министров Республики Абхазия, боимся представить, какие еще «полезные» решения могут неожиданно появиться в открытом доступе».

Между тем, сегодня председатель Государственного комитета по связи, массовым коммуникациям и цифровому развитию Республики Абхазия Беслан Халваш издал приказ о введении ограничений, связанных с деятельностью по добыче криптовалют. Согласно документу, до 1 июня 2021 года интернет-абонентам ограничат использование перечня доменных имен, указателей страниц сайтов и сетевых адресов, позволяющих осуществлять деятельность по добыче криптовалют. Операторам связи предписано провести необходимые технические мероприятия, контроль за исполнением приказа возложен на департамент контроля и надзора в сфере связи Госкомсвязи.

Тем временем, стоимость биткоина позавчера впервые в истории перевалила за 28 тысяч долларов, а сегодня держится на уровне почти 27 тысяч.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG