Accessibility links

Страна, которая не беднеет


Тенгиз Аблотия

В Грузии, как и положено в период всеобщей пандемии, свирепствует экономический кризис – десятки, если не сотни тысяч рабочих мест потеряны, остановлены целые сектора экономики.

Этот кризис видно везде – в эфире оппозиционных телекомпаний, где пенсионеры и базарные торговки рассказывают о том, что вот-вот испустят дух от безденежья, и последними словам кроют правительство. Кризис виден в апокалиптических заявлениях представителей бизнеса о катастрофическим спаде в продажах, закрытии объектов и массовом банкротстве.

Кризис виден в заявлениях политиков, что с одной, что с другой стороны, в статистических отчетах, которые показывают падение экономики на всех направлениях.

В общем, кризис видно везде и на каждом шагу. Не видно только в одном – в реальной жизни. Как только вы отключаете телевизор и компьютер, и просто выходите на улицу, кризис исчезает бесследно.

Страна, которая не беднеет
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:31 0:00
Скачать

Есть нечто необъяснимое во всем, что мы видим вокруг нас. По любой, самой минимальной логике, сегодня в Грузии должен быть почти повсеместный тотальный голод. Экономика остановилась, рабочих мест по идее быть вообще не должно, а доходы населения обязаны упасть настолько, что народу придется перебиваться с хлеба на воду.

Только по линии туризма Грузия потеряла 3,5 млрд. долларов, и это – так сказать, чистые деньги, которые в обход бюджета и прочих бюрократических структур идут прямо в карманы народонаселения. Теперь сумма, получаемая страной от туризма, равняется 0 долларов и 0 центов.

Параллельно обвалился ресторанный бизнес, умерли гостиницы, наполовину застыла строительная индустрия… Это сотни тысяч, часто вполне высокооплачиваемых, рабочих мест. Соответственно, по идее, в стране сейчас должен быть тотальный потребительский обвал.

Согласен, должен быть. Но – его нет, и я прихожу к этому выводу на основании личных наблюдений. Только не спрашивайте – как, почему, за счет каких средств, страна, потерявшая целые сектора экономики, не только выживает, но и умудряется сохранять практически прежний уровень потребления?

У меня нет ответа на этот вопрос. Могу лишь сказать, что на самом деле никакого экономического кризиса в Грузии нет. Об этом свидетельствовало и продолжавшееся почти 10 дней абсолютное и полное столпотворение у всех торговых центров, крупных магазинов и рынков.

Я уже слышу привычный аргумент – «Это меньшинство населения может себе позволить такое, а большинство голодает». Очень спорное утверждение – в особенности если учитывать многотысячные толпы народонаселения, осаждавшие торговые объекты, то очень уж крупное у нас получается меньшинство.

Но в данном случае главное не это – вопрос не в том, сколько народу занимается неистовым шопингом.. Важно то, что в кризис их не стало меньше. Даже в непраздничные дни количество посетителей в магазинах, куда можно заходить, было не меньше, чем до пандемии.

Есть еще нечто очень важное – кризис не привел к потере значительной частью населения своего социального статуса. Кто где был – там и остался. Богачи остались богачами, средний класс, остался средним, беднота, как водится, беднотой. Это ничуть не менее важно, чем доходы и число дензнаков в карманах – потеря социального статуса и перемещение в более низкую категорию часто давит едва ли не больше, чем, собственно, потеря денег.

Нагляднейшее свидетельство тому, что покупательная способность населения каким-то мистическим образом сохранилась на прежнем уровне – это то, что цены продолжают расти. Как правило, в начале кризиса всегда фиксируется рост цен, примерно как температура в начале болезни. Но позднее, когда заначки заканчиваются, работы нет, доходы обвалились, и болезнь стала хронической, покупательная способность падает, а вместе с ней – и цены. Примерно как это было в 90-е годы, когда за 5000 долларов можно было купить нехилую квартирку в Тбилиси.

Все именно так и должно быть, и я, всякий раз заходя в магазин, с замиранием сердца жду – ну вот, посмотрю на ценники, а там – все процентов на 40% дешевле. По любой экономической логике так все и должно быть, если не на второй, то уж точно на 6-й месяц кризиса.

Как говорится, «Ну хоть это вы должны помнить? Должен… Но я не помню». Так и тут. Должен быть обвал цен. Но его нет. Хоть убей.

В последние 20 лет Грузия демонстрирует совершенно невероятную живучесть. В 90-е годы был не кризис – это был глобальный катаклизм, связанный со сменой строя и развалом целой страны. После 2004 года, когда в стране ситуация стабилизировалась, ей на голову обрушились с десяток кризисов – как глобальных, так и своих, посконно-суверенных.

Всякий раз мне, да и всем вокруг, казалось – ну все, теперь кранты, начнется массовое обнищание. Статистические данные свидетельствовали о наступлении эпохи постапокалипсиса, эксперты и политики предрекали массовый мор населения. Но всякий раз, выходя на улицу, вы встречали реальность, которая совершенно равнодушна к наступившему апокалипсису.

2008-2009 год, глобальный кризис, каждый день СМИ сообщают о закрытии очередной компании, бизнес на грани банкротства. Ну все, вот и кранты, теперь все рухнет. Но – выходишь на улицу – там совершенно другая картина. Пробки на дорогах, полно народу в магазинах, торговых центрах, рынках, цены на недвижимость стоят как вкопанные. Судя по всему, конец света отложен.

Потом начались внутренние проблемы – девальвация лари. Рекорд за рекордом, национальная валюты парит в свободном полете, продукция стремительно дорожает, доходы падают. Ну что, финал? Беспорядки, голодные бунты? Ага, щас. Черта с два – снова – пробки на дорогах, полно народу в магазинах, торговых центрах, рынках, цены на недвижимость стоят как вкопанные.

Раз в 2-3 года повышаются цены на электроэнергию и газ… Ну все, этого страна точно не перенесет. Зарплаты не растут, цены подскочили, коммунальные расходы достигли эпических вершин. Ну хоть сейчас – кранты? Как, опять – очереди, магазины, пробки? Да лопни у них печенка, они что, бессмертные?

Ну и вот, пришел, наконец, полный и неизбежный – коронакризис. Экономика остановлена, рабочих мест нет, туристов нет, в общем, сложно перечислять, чего нет. Проще перечислить, что есть. Выжить в этой ситуации – ноль шансов. Массового голода – не избежать.. Ну хоть теперь – кранты, наконец? Ну, конечно… Как говорится, «Шоб я так жил»…

Я не знаю, как это происходит, даже не спрашивайте. У меня нет разумного объяснения тому, что неизбежные с точки зрения любой, самой минимальной экономической логики кранты – все никак не наступают.

Хотя – о чем это я? Где Грузия и где логика?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Тенгиз Аблотия

    Родился в 1970 году, до 17 лет жил в Сухуми. С 1989 года учился на факультете журналистики в Тбилисском государственном университете.

    В 1990 году начал профессиональную деятельность в информационном агентстве «Ипринда». Впоследствии сотрудничал с «Радио России», Русской службой BBC, грузинским агентством бизнес-новостей GBC-news, телеканалом «ПИК», бизнес-радио «Коммерсант», и многими другими.

    Является блогером «Эхо Кавказа» с июня 2010 года.

XS
SM
MD
LG