Accessibility links

Наперегонки с ТАР и СПГ. «Газпром» может проиграть битву за Балканы


Президент России Владимир Путин и шеф «Газпрома» Алексей Миллер на борту трубоукладочного судна, принимавшего участие в строительстве газопровода «Турецкий поток». Черное море в районе Анапы, 23 июня 2017 года

Накануне и в первые дни нового года на Балканах происходили очередные важные эпизоды "газовой войны", в которой активно участвует Россия.

В последний день ушедшего года природный газ впервые начал поступать в Болгарию из Азербайджана через запущенный только в середине ноября Трансадриатический газопровод (TAP), и сразу в стратегических масштабах: миллиард кубометров в год при нужных стране трёх миллиардах, в течение следующих 25 лет. Это ознаменовало также введение в строй так называемого Южного газового коридора, идущего в обход России из Азербайджана через Грузию и Турцию.

Упущенную выгоду от этой болгарской диверсификации предстоит подсчитывать "Газпрому". Зато в шесть утра 1 января президент Сербии Александр Вучич, прибыв в село Господжинцы близ города Нови-Сад на севере страны, открыл российскому газу путь в национальную газотранспортную систему. Теперь Сербия может рассчитывать на свои четыре миллиарда кубометров в год, и по очень приличной цене – 155 долларов за тысячу кубометров вместо прежних 240, а топливо должно двинуться дальше, в Венгрию и затем в Австрию. Но у "Газпрома" остаётся большая проблема: как загрузить балканскую ветку на полную мощность – 15,75 млрд кубометров газа в год (это половина всего "Турецкого потока").

Президент Сербии Александр Вучич (справа) на открытии сербского участка "Балканского потока" в селении Господжинцы, 1 января 2021 года
Президент Сербии Александр Вучич (справа) на открытии сербского участка "Балканского потока" в селении Господжинцы, 1 января 2021 года

Новая газовая реальность вызвала местные проблемы и скандалы. В Сербию продукт жизнедеятельности "Газпрома" поступил транзитом из Болгарии, завершившей наконец строительство своей части "Турецкого потока". Однако на церемонии в Господжинцах отсутствовал болгарский премьер Бойко Борисов. В тот самый день он демонстративно осматривал компрессорную станцию в селе Кулата на границе с Грецией, точку входа азербайджанского сырья.

Данный факт привлек внимание Христо Казанджиева, эксперта по энергетике и члена Исполнительного совета новой партии "Республиканцы за Болгарию". Премьер Борисов, сказал он в эфире телеканала TV+, не стал присутствовать на официальном открытии газопровода, поскольку все понимали – "этот человек сделал все возможное для реализации геополитических интересов России в Юго-Восточной Европе вопреки интересам Болгарии". Потребители на нашем северо-западе в течение десяти лет умоляли снабжать их газом, чтобы регион мог расти и развиваться, но ответом было гробовое молчание, отметил эксперт. По словам Казанджиева, "Балканский поток" (так в Болгарии предпочитают называть то, что в России более известно как поток "Турецкий") был задуман как расширение болгарской газотранспортной системы, но фактически стал транзитным трубопроводом, с ней не связанным. И построить его можно было намного дешевле, если бы были проведены честные тендеры и применены передовые европейские практики. Новая структура, как её ни называй, "на самом деле является южным газовым коридором России", заключил эксперт.

Борисов выполнил свои личные обязательства перед Сербией и Россией, но не перед гражданами Болгарии

"Борисов выполнил свои личные обязательства перед Сербией и Россией, но не перед гражданами Болгарии", – добавляет к сказанному лидер внепарламентской оппозиционной партии "Да, Болгария!", в 2014–15 годах – министр юстиции Болгарии Христо Иванов. Он написал мелом на газовой трубе цифру "3 000 000 000" (болгарских левов, примерно 1,5 млрд евро) и предложил Борисову обосновать экономическую логику расходования этой непомерной суммы на строительство болгарской части газопровода, "которая могла быть инвестирована в здравоохранение или социальную политику". Кроме того, премьер "не может гарантировать, что проект не принесет убытков из-за изменения энергетической и экономической ситуации, начавшейся с ковид-кризиса, а также из-за энергетической революции", отметил политик. Аналитик по вопросам энергетики из софийского Центра изучения демократии Мартин Владимиров считает, что Болгария дала согласие на строительство "Турецкого потока" из-за того, что "Россия пользуется существующим дефицитом менеджмента в её энергетическом секторе, например, непрозрачным управлением государственными энергетическими компаниями, в частности "Булгартрансгазом".

Серьёзные эксперты упрекают Борисова не только в нехватке патриотизма, но и в недостатке стратегического мышления. Один из них – Илиян Василев, управляющий партнёр консалтинговой компании Innovative Energy Solutions, бывший посол Болгарии в России (после 2014 года находится в "чёрном списке" МИД РФ, въезд в Россию ему запрещён). Россия диверсифицировала маршрут поставки своего природного газа в Сербию – это единственное, что произошло, заявил Василев агентству БГНС. "В геостратегической [газовой] игре одну версию реализуют Россия, Турция, Болгария, Сербия и Венгрия. Мы выбрали играть за российскую версию. Другую – европейскую, которую поддерживают США, реализует Азербайджан через терминалы сжиженного природного газа (СПГ) в Турции, Греции и Хорватии. Оттуда газ проходит через Турцию, Грецию и Италию. Заметим, что Турция фигурирует в обеих версиях, мы же – только в российской. Это многое говорит о высоком мастерстве главного болгарского геостратега Борисова". Действительно, отмечают другие аналитики, Борисов утверждал, что часть российских поставок пойдет в так называемый хаб – Балканский газораспределительный центр, который затем будет перепродавать их различным потребителям в регионе. Однако оказалось, что "Газпром" не предусматривал такого варианта, создавая "Турецкий (Балканский) поток" только как маршрут для прямого экспорта топлива своим контрагентам.

Бойко Борисов и Владимир Путин обсуждают перспективы строительства "Балканского потока"
Бойко Борисов и Владимир Путин обсуждают перспективы строительства "Балканского потока"

Впрочем, "Балканским" даже в Софии, которая ввела в оборот этот пиар-термин, проект теперь называть избегают. По сути это "Российский поток", пишут журналисты Болгарской службы Радио Свободная Европа. "Большая часть потраченных болгарским государством почти 3 млрд левов на строительство газопровода уже возвращается в Москву: основным подрядчиком, саудовской компанией Arkad, руководят граждане России, в субподрядчики они нанимают в основном российские компании, трубы также производятся в России, и даже многие рабочие на строительстве оказались её гражданами. Но и это еще не всё: 90% мощности газопровода на ближайшие 20 лет уже зарезервировано за дочерними предприятиями "Газпрома" и его партнёром – швейцарским холдингом MET, как сообщал "Булгартрансгаз" в начале 2020 года (добавим, что это обстоятельство рассматривается в некоторых инстанциях как установление косвенного контроля над национальной газораспределительной системой. – Г. Г.). И о будущих прибылях Болгарии от транзитных сборов можно будет говорить только после выполнения двух условий – покрытия первоначальных инвестиций, которые София выплачивает саудовской компании, и обеспечения достаточной загрузки трубопровода, что вовсе не гарантировано".

Название не меняет того факта, что Россия использует энергетику как источник влияния

С проекта не сняты также санкционные угрозы. Помощник госсекретаря США по вопросам энергоресурсов Фрэнсис Фэннон заявил в октябре прошлого года в Софии: "Для нас не важно, турецкий это поток или балканский; название не меняет того факта, что Россия использует энергетику как источник влияния". Пока нет оснований полагать, что новая американская администрация радикально пересмотрит такую позицию. Наложение санкций пагубнейшим образом отразилось бы на поставках оборудования для компрессорных станций, осуществляемых из США, а также на кредитовании "Турецкого потока" европейскими банками – из-за риска потерять американский рынок. К тому же, как отмечает болгарский аналитик Джеймстаунского фонда (Вашингтон) Маргарита Асенова, по поводу контракта болгарского правительства с компанией Arkad ещё не высказалась Европейская комиссия – не были ли нарушены при его заключении конкурентные принципы, которых придерживается Евросоюз. В 2014 году, напоминает она, сходная ситуация привела к краху "Южного потока".

Наступит ли конец газовой войне на Балканах? Сербская газета "Печат" считает, что это уже произошло. Брюссель и Вашингтон, пишет она, всячески боролись с этим проектом, вводили санкции и оказывали давление (в частности, США давили на Сербию с начала сентября, когда в договор с Приштиной, среди других совершенно неважных пунктов, включили пассаж о "диверсификации газовых поставок"). Но, несмотря на все усилия, им не удалось преодолеть "природную силу", то есть естественную потребность Балкан в стабильных поставках энергоносителей по доступной цене. США просто не в состоянии предложить альтернативу, а уж тем более конкурировать с российским газом ни по объемам, ни по цене, считает сербское издание.

Однако такой прогноз может оказаться чересчур категоричным. Иную точку зрения предложил бывший министр экономики, энергетики и туризма Болгарии Асен Василев, которого цитирует Forbes: "Завершение строительства Южного газового коридора может стать важной вехой в процессе диверсификации газовых поставок не только для Юго-Восточной Европы, но и для всего Евросоюза в целом. Он даст возможность быстро доставлять газ с запланированных месторождений на востоке Средиземного моря и с терминалов сжиженного природного газа (СПГ) в Греции и Турции". "Южный газовый коридор, – продолжает Forbes, – может открыть ворота для нероссийского газа в Евросоюз. Учитывая косвенные возможности, которые сопровождают его запуск, к примеру, развитие инфраструктуры взаимосвязанных линий и возможность для других поставщиков газа присоединиться к этому коридору, этот проект вызывает особенное воодушевление в Юго-Восточной Европе. Он также способствует реализации новых СПГ-проектов в этом регионе".

Южный газовый коридор может открыть ворота для нероссийского газа в Евросоюз

Что и подтверждается текущей практикой. В тот самый день 1 января Хорватия, согласно сообщению компании-оператора LNG Croatia, начала эксплуатацию терминала СПГ на острове Крк. Первую его партию туда доставил танкер Tristar Ruby с американского завода в Cove Point. Плавучий терминал имеет мощность 2,6 млрд кубометров газа в год. Всего Хорватия потребляет в год 2,9 млрд, и до сих пор почти весь этот объем – 2,8 млрд обеспечивал "Газпром" (на Хорватию приходятся его крупнейшие продажи в балканском регионе). Теперь же эта страна не только теоретически становится независимой от поставок российского газа, но и уже распродала мощности упомянутого терминала вперёд: на следующие три года полностью, до 2027 года – на 80%, а до 2035 года – на 50%. Болгария тоже заикалась о намерениях импортировать СПГ – с греческого терминала на острове Реветуса и через регазификационное судно в Александруполисе. Вопреки алармистским заявлениям "СПГ-диссидентов", бурное развитие технологий делает выбор в пользу сжиженного газа всё более реалистичным.

"Так или иначе, 2021 год ознаменуется "газовой войной" между крупнейшими производителями за европейский рынок, и высказываются предположения о том, что "Газпром" может дополнительно снизить цены, чтобы европейцы отвернулись от дорогого американского СПГ, – замечает хорватская Jutarnji list. – "Северный поток" и "Турецкий поток" – два стратегически важных политико-экономических российских проекта, и есть мнение, что это последний шанс для России закрепиться в Европе в качестве главного поставщика газа. Но тут встает вопрос: сможет ли Россия выдержать темп снижения цен в нынешней экономической ситуации?"

Автор – Геннадий Габриэлян, корреспондент "Новой газеты" на Балканах, специально для Радио Свобода

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG