Accessibility links

Куда приводит бойкот?


В Цхинвале обсуждают дальнейшую стратегию четырнадцати депутатов, которые с 7 сентября прошлого года не участвуют в заседаниях законодательного органа, требуя справедливого расследования дела Инала Джабиева и отставки генерального прокурора. В ответ на бойкот президентская фракция с 16 февраля, в нарушение регламента, начала проводить заседания простым большинством.

Промежуточные итоги югоосетинского кризиса таковы: пропрезидентское большинство в парламенте, которое на протяжении пяти месяцев не могло собрать кворум и принять интересующие президента законы, наконец, решило для себя, как преодолеть эти ограничения. Оно их просто упразднило: отменило регламент, кворум в две трети состава, и теперь простым большинством, в отсутствие четырнадцати оппозиционных депутатов, принимает некие решения, которые объявляет законами, обязательными к исполнению.

А четырнадцать депутатов, единственным инструментом влияния которых был регламент парламента, теперь, как будто исчезли как политический фактор. В этой новой реальности пропрезидентская часть парламента может обойтись и без оппозиции. Единственное ограничение, которое президентская фракция пока признает, – она не может принимать конституционные законы, требующие одобрения двумя третями голосов.

Куда приводит бойкот?
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:05 0:00
Скачать

Отсюда и дискуссия среди сторонников оппозиции: что им делать в этой новой реальности – прекращать бойкот или продолжать его?

У сторонников прекращения бойкота аргументация примерно такая. У власти – беспредельщики, у них нет никаких этических ограничений, они с легкостью перешагивают через правила, которые выстраивались на протяжении тридцати лет. Поэтому задача оппозиции – вернуться и призвать правящую команду к порядку, пока они окончательно не разнесли государство. Говорит один из сторонников прекращения бойкота, общественник Тимур Цхурбати:

«Эти четырнадцать депутатов – молодцы! Они пошли не против системы, но за закон, и мужественно боролись всеми доступными мирными способами. Но оказалось, что власти глубоко наплевать на закон. Незаконно приняв бюджет без кворума (они там какие-то отговорки придумали), власть абсолютно вышла из-под контроля. Нет на них больше никакой управы. Сейчас такая ситуация, что своим бойкотом депутаты, несмотря на свою правоту, лишь облегчат этому преступному режиму принимать нелепые законы и менять государственную систему. Я не знаю, кто это предложил, но я, наверное, поддержу инициативу, чтобы они вышли на сессию и попытались личным присутствием воздействовать на парламент и вернуть его в правовое русло».

Политический редактор «Основы» Руслан Тотров считает дискуссию на эту тему несколько запоздалой. По его мнению, после 16 февраля, когда президентская фракция отменила регламент и кворум, возвращаться депутатам некуда:

«Партия власти презрела парламентский кворум и таким образом совершила государственный переворот. Это факт. Это то, от чего они сейчас усиленно отмахиваются, но игнорирование ситуации не означает, что ее нет. Для меня очевидно, что депутаты, которые сегодня будут продолжать участвовать в работе так называемого теперь уже парламента (потому что легитимным он перестал быть), действительно являются активными участниками акта государственной измены. Любые действия, любые решения, которые будут приниматься в стенах этого, так сказать парламента, безусловно, будут неконституционными, незаконными, антигосударственными. В этой связи мне абсолютно понятна точка зрения тех оппозиционеров, которые говорят: «Мы не можем вернуться туда и наравне с партией власти принимать участие в работе парламента, потому что таким образом мы волей-неволей становимся соучастниками преступления».

Для того, чтобы переломить ситуацию в парламенте, вернувшейся оппозиции необходимо будет заручиться простым большинством, то есть перетащить на свою сторону не менее четырех депутатов из президентского стана.

По мнению экспертов, с кем «Эхо Кавказа» обсуждало эту историю, рассчитывать на подобное не приходится. В качестве наглядного примера можно привести историю 2019 года, когда парламентское большинство заявило о своем намерении созвать внеочередную сессию и выразить недоверие министрам внутренних дел и юстиции. На протяжении двух месяцев депутатам не давали возможности собраться. Все это время на них оказывали давление – таскали на ковер к президенту, уговаривали, шантажировали... Заседание провели только после того, когда большинство удалось превратить в меньшинство.

Поэтому, скорее всего, вернувшаяся в парламент оппозиция своим присутствием будет лишь снимать проблему кворума и легитимизировать все происходящее, но при этом ни на что не влиять. А для окружающего мира, в первую очередь, для Москвы, их возвращение будет означать, что кризис разрешен, и Анатолий Бибилов закрыл все вопросы. То есть это тот самый случай, когда благими намерениями выстлана дорога в ад.

Кроме этого, говорит Руслан Тортов, есть еще один аспект этой истории. Депутаты требовали отставки генпрокурора, как единственной возможности объективно расследовать дело Джабиева, и остановить произвол действующей власти. Семья Инала Джабиева была вынуждена прекратить бессрочную акцию протеста и покинула площадь у дома правительства, но это не значит, что проблема произвола силовиков в Южной Осетии закрыта, говорит Руслан Тотров:

«Это очень серьезная моральная дилемма. Если они сегодня возвращаются в этот парламент (давай даже на секундочку оставим в стороне госпереворот и госизмену), к ним возникнет масса вопросов от жителей Южной Осетии, и вопросы эти будут сформулированы следующим образом: «Друзья, а почему вы пять месяцев блокировали работу парламента, бились, призывали, а теперь вернулись и фактически стали заединщиками тех, против кого вы бились? Понятно же, что ваше возвращение никоим образом не повлияет на какие-то перемены, вам ведь ясно дали понять, что теперь и кворум не нужен, и регламент не писан?» Как мне представляется, оппозиционные депутаты уже выбрали свою планиду, и их судьба теперь – стоять до последнего.

– Но как при этом депутаты будут защищать интересы своих избирателей? На какой площадке они будут работать?

Площадка оппозиционных депутатов – это улица, с точки зрения того, что никто не помешает им проводить встречи с избирателями. Ничто не отменяет их статуса и полномочий. А заседания в парламенте были скомпрометированы ровно в тот момент, когда партия власти совершила акт государственной измены, растоптав регламент. За тридцатилетнюю историю государственности Южной Осетии случалось очень многое, но такого неуважения, игнорирования Конституции и бравирования этим неуважением, не было никогда».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG