Accessibility links

«Получить паспорт – ад». Столпотворение у сухумского консульского отдела


«Живые очереди» в Абхазии – явление, в общем-то, нечастое, но порой они превращаются в настоящие столпотворения, с толчеей и давкой. И обычно все последние годы подобный «ажиотаж» был связан с обменом раз в пять лет российских загранпаспортов, которые имеют большинство абхазских граждан (сейчас, правда, многие уже стали брать биометрические, действующие десять лет).

Много памятных обществу столпотворений возникало на первом этаже здания Кабмина по улице Званба, 9, где расположены кабинеты по подготовке анкет для получения паспортов, а сейчас оно происходит неподалеку, у здания консульского отдела посольства РФ в Абхазии, по улице Аидгылара. Понятно, что ситуацию не могли не усугубить карантинные меры в связи с коронавирусной пандемией; в пиковые ее периоды отдел попросту закрывался, а у многих людей тем временем их паспорта становились просроченными.

Скачать

Внимание многих в абхазском сегменте Фейсбука привлек на прошлой неделе, 18 марта, пост пользователя Alexey Sulava в группе «Юристы Абхазии», который дает наглядное представление о том, что творится у входа в консульский отдел, и который можно назвать «криком души»:

«Сегодня третий день, как я пытаюсь сдать документы на биометрический паспорт в консульстве РФ. Наконец, удалось взять талон. Правда, не уверен, что меня успеют сегодня принять. На Званба, 9 нет и рядом такой ситуации, как перед воротами консульства. Я пришел в 04.40 и был только 39-м. А люди с двух ночи занимают очередь. До 9-ти утра люди в толпе только переругиваются. А когда открываются ворота, то дворик консульства натурально берется приступом, где наглые, пришедшие только в 8 утра, расталкивают тех, кто с ночи стоит. Кому-то везет, если его толпа протолкнет. Истоптанные ноги, оторванные пуговицы, сломанные телефоны. Все попытки самоорганизоваться, сделать справедливые списки по принципу «кто раньше пришел» – разбиваются о твердолобость и наглость тех, кто пришел, вдоволь выспавшись и позавтракав. Народ в ситуации, когда единственный способ получить паспорт – это либо удача, либо агрессия… Люди еще и вынужденно попали на «консульские сборы по проверке гражданства», так называемые штрафы в 5000 рублей – из-за карантина и закрытых дверей посольства. Почему ни депутаты, ни МИД, ни президент с кучей помощников ничего не делают? Не от того ли, что не стоят в этих очередях? Это стыдно – доводить людей до состояния стада... Хотя о чем я говорю... Там все равно не поймут».

И в комментариях к этому посту, и до него, и после в соцсетях была выплеснута уйма негатива. В основном это, как обычно, эмоции и проклятия в адрес тех, кто, по мнению авторов комментариев, мог решить, но не решил эту проблему:

  • «Мы никому не нужны, издеваются над нашим народом. На нас делают деньги. На границе – ад, получить паспорт – ад... Чего вы добиваетесь? Почему не можете дружить?!»;
  • «Очень странно, почему никто не реагирует? Это не может продолжаться бесконечно»;
  • «До народа никому нет дела. О нас вспомнят, когда будут выборы»;
  • «Сколько лет это продолжается! Я не могу понять, почему надо пройти круги ада, чтобы сдать документы или получить. Мы живем в 21 веке или в каменном? Неужели нельзя изменить систему? Ладно, мы, молодые, постоим, а пожилые?»;
  • «Начхать они на нас хотели, все вместе взятые»;
  • «Куда смотрит наше правительство? Ведь в этих очередях и распространяется коронавирус! А потом опять карантин и списки умерших стариков!!!».

Нередко к этому примешивалась и очевидная неинформированность. Так, одна пользовательница написала: «Почему в Гагре, в Гудауте не организовать пункт приема? Конечно, вся Абхазия стоит у посольства и получается ужас».

Но в Гагре такой пункт работает. Как раз за несколько дней до этого комментария моя родственница из Гагрского района делилась в Фейсбуке радостью: «В Сухуме мне дали талон на такой день, когда срок действия паспорта уже истек бы. А поехала в Гагру – и там все сделали в один день». Общим местом для всех, пожалуй, комментариев были непонимание, «кто виноват», путаница в терминах…

Я связался с советником-посланником посольства РФ в Абхазии Максимом Литвиновым, и вот что он ответил на просьбу коротко объяснить причины происходящего:

«Ой, ну тут вопрос сложный. В общем, у нас, грубо говоря, людей не хватает, чтобы все обрабатывать и принимать. Поэтому мы вынуждены были сократить прием граждан по отдельным видам вопросов. Например, если раньше по гражданству мы принимали пять раз в неделю, то теперь три раза в неделю, и все это приводит к очередям. У нас сотрудники на пределе работают, но… Нам раньше присылали людей на поддержку из Москвы, а в этом году их нет из-за того же коронавируса.

И еще вот многие путают, никак не поймут, что это не штрафы с них берут пять тысяч рублей за подтверждение наличия российского гражданства, да?

– Да, такие юридические нормы. То есть считается, что если срок действия загранпаспорта у человека истек и у него нет еще внутреннего российского паспорта, то необходимо провести у него проверку наличия гражданства Российской Федерации. И если раньше она была бесплатной, то с 1 января постановлением правительства РФ стала платной. Во всех странах, во всем мире».

Уточним, что эта оплата составляет 65 долларов США, в рублях же она колеблется в соответствии с изменением курса рубля к доллару. Максим Литвинов посоветовал поговорить также с заведующей консульским отделом посольства Екатериной Павловой, и вот какие подробности она добавила к его словам:

«В принципе, очереди у нас были всегда. Я не могу сказать, что проблем в этом плане не было. У нас очень мало сотрудников в консульском отделе в такой стране, где очень много людей с российскими паспортами. Конечно, подразумевалось, что мы будем в значительно большем количестве работать. Но в этом году у нас, наоборот, сотрудников сократили. Просто нам в этом году очень сильно сократили финансирование, которое выделяли на оплату труда. У нас технически есть возможность принимать много больше, но в плане кадров мы сильно ограничены. У нас один человек, и то он совмещает сразу несколько функций. Рассчитываю очень сильно, и посольство меня здесь поддерживает, что министерство иностранных дел России нам поможет и мы сможем вернуть пятидневный прием».

По словам Екатерины Валерьевны, в этом году из-за недостатка финансирования пришлось сократить четырех сотрудников. А вообще для Абхазии, как она подчеркнула, штаты консульского отдела должны быть, наоборот, увеличены. Что касается пункта в Гагре, то под него была выделена комната в здании УВД. В прежние годы МИД России присылал туда так называемую консульскую помощь – трех, а то и четырех сотрудников, но в прошлом году из-за пандемии все такие командировки по миру были прекращены. И лишь сотрудник из Сухума стал выезжать туда по субботам и, жертвуя своим отдыхом, работать без оплаты. Когда зашла речь о биометрических паспортах, выдаваемых на десять лет, Павлова сказала:

«Он стоит порядка шести тысяч рублей, 5 920 за него сбор. Пятилетний паспорт стоит 2 202. То есть мы берем только консульский сбор, и еще банковское обслуживание порядка 50 рублей. В прошлом году у нас порядка 6 тысяч биометрических паспортов люди получили и около 14 тысяч – на пятилетний срок».

Павлова сказала, что знает о «чудовищной» ситуации у ворот консульства по утрам, когда дело доходит до драк, она читает то, что пишут в соцсетях, но посоветовать людям ничего пока не может:

«Вы знаете, нам сейчас давать советы очень сложно. Если сказать «приходите поближе к обеду», то ведь утром уже разберут эти талончики. Потому и вынуждены занимать очередь с ночи… Давать совет приходить ночью я тоже не могу, потому что это тоже неправильно».

Уже после этих телефонных разговоров с ними я сегодня часам к 12 дня приехал к зданию консульского отдела. В это время во дворике здания и за воротами на улице стояло кучками в общей сложности человек 20-30. Думал зайти в само здание, чтобы взять талон на получение биометрического загранпаспорта, мне ведь тоже предстоит процедура обмена, но не тут-то было. Люди, стоявшие у входа в здание и ждавшие, что их вызовут, объяснили, что терминал для выдачи талонов выносят в девять утра и ставят здесь, у входа, но во дворик тогда пускают только в порядке очереди по списку. «А как попасть в этот список?». «А вон там, на улице, стоит мужик в желтой куртке, записывает». Подошел к этому самому мужчине средних лет, посмотрел в школьную тетрадку, на первой странице которой было записано около двадцати фамилий с инициалами. Оказалось, что тут и другие тетрадки заполняются для тех, кто хочет попасть завтра в девять утра во дворик. «Так какой смысл тогда в этих тетрадках?». «Ну, так, все же больше надежды». Я включил диктофон и стал записывать разговоры надеющихся на завтра:

Это надо нам с семи утра тут стоять завтра?

– Семь часов – это тебя не спасет. Тут раньше надо стоять и караулить.

– Здесь и в четыре ночи, говорят, приходят.

– И в два часа… Люди, которые стояли, рассказывали.

А вы сегодня как давно здесь, во сколько часов пришли?

– Я с полпятого утра.

Ого!

Но и это не помогло моему собеседнику в желтой куртке. Сорок талонов, на один из которых он рассчитывал, слишком быстро закончились.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG