Accessibility links

Познер и роковые яйца


Вадим Дубнов

Владимир Познер давно работает на образ человека, от которого не ждут осмыслений. Получается не более убедительно, чем выглядеть прогрессистом и либеральным бонвиваном, но среди его гостей было немало тех, кто предвидеть развитие сюжета с днем рождения в Тбилиси должен был профессионально, хотя бы тот же гендиректор ТАСС. Потому надежда на хоть какую-то провокационность еще теплится – она придала бы истории хоть какой-то рациональный смысл. Но больше похоже на то, что все вышло по традиции физиологично: Грузия для указанной группы товарищей по-прежнему разновидность ресторана «Арагви» на Тверской (то есть, скорее, на Горького). Вместо членовоза – чартер, все искренне и с теми же галунами обслуга. Возможно, в уюте по дороге, чокаясь, кто-то хмыкнул – вот, небось, грузины, взбесятся, когда узнают про нас, на что именинник мог рассудительно ответить что-то вроде «ничего-ничего, есть кому разрулить, давайте, за дружбу народов!..»

В общем, ничего нового, и даже ловушка, в которую попадают раз за разом грузинские власти, способна вызвать зевоту у самых неутомимых конспирологов. Так устроена страна «Мечты», что любая карикатура, хоть на православную общность, хоть на день рождения российского либерала-царедворца, обернется скандалом. Причем, второй, как водится, оказывается фарсом на тему первого.

Но провокация получилась. Жить с такими людьми, как ВВП (выберите нужного) на расстоянии недолгого полета – вообще очень большая провокация, на которую очень трудно не поддаться. И речь даже не только о тех, кто поддается на нее в Грузии. Слишком легко ошибиться тем, кто желает Грузии, и не только Грузии свободы из-за ее пределов, и логика восприятия предельно проста: Познер и компания – носители имперского зла, яйцами, может быть, в них кидаться и не совсем комильфо, но ведь Абхазия, беженцы, и тут – гранд-журналист со своими давними откровениями на эту тему, да еще и в комендантский час. В общем, понять можно…

Можно. Но вопрос не к протестующим, которых предлагается понять, вопрос к самим понимающим, из цепи рассуждений которых выпадает одна деталь. Люди либеральных убеждений, действительно, считают, что нельзя в Грузию ездить тем, кто отказывается чеканить, как присягу, что Абхазия – это Грузия?

Ну, а Карабах – это Азербайджан? Это ведь все только теперь встало на свои места, там теперь тоже российские миротворцы. Кто-то из российских демократов отказывается туда ехать в знак протеста против нарушения территориальной целостности Азербайджана? Кто-то из них поддерживает бакинских патриотов, при каждом удобном случае напоминавших и напоминающих о принадлежности Карабаха? Или Азербайджан сам недостаточно демократичен для целостности?

Или дело всего лишь в том, что здесь Россия так однозначно не поддерживала ни одну из сторон, и, стало быть, и говорить не о чем?

И в Карабахе, и в Абхазии живут люди, которые в меру своих возможностей и представлений строят свои государства. Это не Донбасс, где все было устроено на ровном месте и с понятной целью, и даже не Приднестровье. Хотя соблазн ошибиться понятен. Все истории постсоветского сепаратизма разные, но, так вышло, что желание независимости гармонично сочеталось со злокозненностью последних хозяев советского Кремля, и кто осудит тех, кто ради своей независимости готов был вступить в альянс с любым дьяволом? Но и здесь есть то, что первично и по-настоящему, и то, что ДНР. И еще: хорошо было быть Ландсбергисом в Литве и дружить с Европой. В Сухуми или Степанакерте дружить оставалось только с московскими людьми, у которых на погонах звезды были тем крупнее, чем более они были в штатском, и еще неизвестно, каким бы Ландсбергисом был Ардзинба, родись и проживи он жизнь на его месте.

Получилось, конечно, совсем не как в Литве. Да и как могло получиться иначе? Истории постсоветского сепаратизма – это намертво спекшаяся твердь из героизма, предательства, подлости, трагедий, мечтаний и разочарований, грязи, крови, новых флагов и старых обид, фанатизма, отступничества, борьбы элит, убийств из-за угла, разбоя и неизбывной веры. Ну и конечно, Кремля, который в списке совсем не на первом месте, но с годами этот факт как-то так поистерся, что вдруг взял и превратился для многих в ловушку первопричинности.

С Познером и его друзьями иллюзий нет, но, тем не менее, что инкриминируется имениннику? Ну да, когда-то он сказал, что из-за Саакашвили Грузия потеряла Абхазию навсегда. Скажу по некоторому секрету: я знаю многих людей, мне лично гораздо более приятных, которые с этим тезисом согласны, причем, некоторые из них живут в самой Грузии. И Путина, кстати, почитают ничуть не больше, чем убежденные молодые люди, швырявшие в Познера яйца.

Вопрос о территориальной целостности Грузии считается вопросом номер один из катехизиса настоящего демократа – в отличие, повторимся, от вопроса о территориальной целостности Азербайджана, на который так уверенно отвечать не принято. Но Абхазия и Карабах – это истории не про Путина, это истории про попытки изменить историю страшной ценой. В том числе, за счет людей, которые потеряли все, и никто не знает, как и что они смогут себе вернуть, потому что пока не было счастливых концов в историях про беженцев, и эта неизвестность возводит их трагедию в квадрат. И никакой Путин здесь ничего не изменит, каким бы он ни был, только время, да и это только гипотеза, возможно, слишком оптимистичная. А людям, их детям и уже их внукам выпало жить здесь, по обе стороны линии разграничения или линии фронта – как кому больше нравится, и сейчас. Жить так, как выпало, с признанием и без него, и как будет дальше, неизвестно. И остается только, как в соломинку, верить в то, что говорят вокруг, а говорят про территориальную целостность, про независимость и про врагов по периметру. И, конено, подозревать, что что-то тут не так, но как это изменить, не знают ни они, ни те, кто за линией, никто на свете. Но причем тут тот, кто приезжает в Грузию? От него зачем требовать этой двусмысленности? Он откуда должен знать ответы на вопросы, который не знает никто на свете? И даже для Познера, увы, исключения здесь не сделаешь – закон не только суров, но и один для всех.

Но и это не самое печальное в нашем сюжете. «Он оскорбил Грузию» – говорят про Познера. Оскорбить государство – вот оно, высшее лукавство, на которое по нынешним временам не ведется только последний маргинальный космополит! Оскорбить можно людей, считая их челядью своего глобального московского ресторана, и согласиться с такой подменой людей на государство – значит, согласиться с предложением отождествить себя с довлеющей над тобой массой, поделиться личной свободой с каким-нибудь коллективом, или, как это по исследователю национализма Бенедикту Андерсону, «воображаемой общностью». А коллектив одинаков, он всегда требует присяги, как в Тбилиси, публичного покаяния за неразумную дочь прошедшего войну отца перед крикливыми молокососами, как в Сухуми, или превращения идеи «За нашу и вашу свободу!» из пароля и отзыва в клятву всеобщей либеральной солидарности.

Полицейские оцепления вокруг Vinotel, охраняющие выпивающих и закусывающих московских гостей – это, конечно, образ кремлевского двора времен Путина и модель нынешней «Грузинской мечты» в натуральную величину. Но те, кто поощряет инстинкт протестующих, нивелируют даже то из разумного и вечного, что было в протесте двухлетней давности против российского православного коммуниста Гаврилова, разместившегося в кресле спикера грузинского парламента. Но это политические расклады, они сиюминутны. А вот за «Нашу и вашу свободу!» немного досадно – первоначально идея была совсем про другое. Коллективное бессознательное легализовано давно. Теперь в том же жанре легализуется коллективное сознательное, вот в чем вся штука. Познер провокации не планировал. Тем более обидно, что она получилась.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG