Accessibility links

«Гавриловская ночь», амнистия и шоумены


На фоне эмоциональных дебатов более десяти часов длились сегодня в грузинском парламенте комитетские слушания по законопроекту об амнистии по делам «гавриловской ночи». Потерявший глаз во время разгона акции Георгий Сулашвили пытался убедить депутатов «Грузинской мечты» не амнистировать силовиков и должностных лиц без согласия пострадавших.

Ожидания острых дебатов во время комитетских слушаний по законопроекту об амнистии по делам «гавриловской ночи» оправдались с самого начала. Все началось с реплики представителя «Лело» Левана Самушия, которую он бросил на слушаниях в комитете по правам человека. Самушия – не депутат, он не прошел по партийным спискам, но закон позволяет ему участвовать в комитетских слушаниях. На них сегодня рассматривались две версии законопроекта: правящая «Грузинская мечта» предлагала амнистировать всех фигурантов дела, при этом внести пункт, предусматривающий согласие фигуранта дела на амнистию. Оппоненты этот пункт называли не иначе как «пункт для лидера «Нацдвижения» Ники Мелия» – он и его партия еще не решили, прервать бойкот или нет, и выступают против амнистии, которую парламент принимает в рамках соглашения по выводу страны из кризиса под эгидой ЕС. Оппозиция же предлагает убрать этот пункт, но внести в закон условие не амнистировать силовиков и должностных лиц без согласия пострадавших.

Отказ правящей силы от этого варианта оппозиционер Леван Самушия назвал попыткой власти снять с себя вину за события «гавриловской ночи»:

«Вы амнистируете свои преступления и тем самым люстрируете себя. Вы торопитесь (принять закон), потому что осознаете, что Иванишвили и всей вашей команде не избежать ответственности».

«Гавриловская ночь», амнистия и шоумены
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:02 0:00
Скачать

«Не паясничай, шоумен, и сбавь тон», – ответил Самушия депутат от «Мечты» Алуда Гудушаури, а дальше напомнил присутствующим, что оппозиционер даже в партийные списки не попал, не то что в депутаты. Но и этим не ограничился:

«Ты не смог привести ни одного аргумента, потому что ты юрист-двоечник с нулевыми знаниями: ни писать, ни читать не умеешь и слушать тоже не умеешь».

Не преминув назвать оппонента унизительным для «Грузинской мечты» словом «коци», Леван Самушия в ответ громко кричал:

«Ты кто такой, чтобы пальцами здесь тыкать? Рядовой «коц». Вы кровавые лужи устроили здесь, людям глаза повыкалывали, а теперь говорите, что парламент люди штурмом хотели взять. Если так, то я тоже участник этой акции, и арестуйте меня тогда!»

Самушия не арестовали, но с помощью приставов попросили из зала. Из-за словесной перепалки, которая грозила вылиться в драку, был объявлен технический перерыв на десять минут. И, несмотря на то, что дальше слушания в комитете по правам человека длились более шести часов, оппонентам не удалось убедить правящую «Грузинскую мечту» учесть их мнения.

Не смогли переубедить представителей правящей силы в этом сами пострадавшие и правозащитники. Они выступили на комитетских слушаниях по юридическим вопросам.

Пострадавших во время разгона акции в «гавриловскую ночь» было тяжело слушать, и не потому, что своим мнением они смогли поделиться только под вечер, после изнурительных дебатов. Речь Давида Хвадагиани и Георгия Сулашвили показала, что и спустя два года они живут с ужасными воспоминаниями и переживают все так, будто это было вчера.

«Мне повезло больше, чем Георгию Сулашвили, который потерял глаз», – сказал историк Давид Хвадагиани. Он тоже чудом спасся, хотя силовики били его во время разгона по голове и ушам, и четыре месяца он вообще ничего не слышал. Хвадагиани не разделяет призыв депутата от правящей силы Михаила Сарджвеладзе, который предложил забыть этот день:

«Может быть, многие и желают забыть этот день, но нельзя этого делать. Я горжусь тем, что тогда, 20 июня, я стоял здесь парламента), стоял на правильной стороне истории. Я, как историк, могу сказать, что вы находитесь на неправильной стороне истории. Вы защищаете тех, кто расправился с людьми, протестующими против оккупанта, которого вы сами привели сюда, усадили в мягкое кресло спикера и тем самым унизили честь и чувства граждан Грузии».

Георгий Сулашвили сказал и о том, почему он не хочет, чтобы силовиков и других должностных лиц в случае их привлечения к ответственности помиловали без его согласия:

«Мне понадобилось восемь операций, я тогда потерял не только глаз, но половину лица, и если вы сейчас видите что-то наподобие костей на моем лице и на голове, то все они пересажены. И я постоянно даже сегодня испытываю не только физические, но и душевные боли из-за безнаказанности людей, благодаря которым мы остались без глаз».

Глава Ассоциации молодых юристов Ника Симонишвили сообщил, что его организация направила в Страсбургский суд 22 иска по нарушению 3-й статьи Конвенции по правам человека, запрещающей бесчеловечное обращение с людьми. И что амнистия силовиков, а этих полицейских пока трое, может прийти в противоречие с конвенционными нормами. Правозащитник, как и оппозиционные депутаты, обратил внимание на то, что до сих пор все расследование идет формально, без привлечения к ответственности тех, кто отдавал приказ бить людей и стрелять по ним резиновыми пулями. Нет должного реагирования и по делам пострадавших журналистов.

«На все это «Грузинская мечта» отвечала тем, что такого нет в соглашении Мишеля, что европейские партнеры сами предложили этот вариант амнистии. И если оппозиция не хочет, – сказал под конец слушаний глава юридического комитета Анри Оханашвили, – то «Грузинская мечта» может и вовсе не принимать этот закон».

Тем не менее в первом чтении на комитетских слушаниях он все же был принят в варианте, предложенном «Грузинской мечтой».

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG