Accessibility links

Полицейские оставили за собой право доказывать недоказуемое


Иллюстративное фото

С первого июля вступают в силу изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Грузии. Теперь приговоры в отношении лиц, у которых во время обыска были обнаружены запрещенные предметы или вещества, не должны выноситься лишь на основании свидетельств одного полицейского, занимавшегося обыском. Впрочем, в неправительственном секторе утверждают, что эти изменения не дают никаких дополнительных гарантий защиты прав человека.

Жители Грузии остались без четких гарантий того, что во время обыска не станут жертвами произвола правоохранительных органов, утверждают представители третьего сектора. «Подправить» Уголовно-процессуальный кодекс Грузии в этом направлении попыталась группа депутатов от большинства (Анри Оханашвили, Алуда Гудушаури, Рати Ионатамишвили, Александр Табатадзе, Георгий Амилахвари, Давид Матикашвили, Гурам Мачарашвили, Нино Иобашвили), на протяжении полугода работавшая над изменениями, которые, по их словам, обезопасят людей от названных рисков. Речь идет о 13-й статье закона – «Доказательства». До сих пор она состояла из двух пунктов (1 – Доказательства не имеют заранее установленной силы; 2 – Признания обвиняемого, не подтвержденные другими доказательствами его виновности, недостаточны для вынесения в отношении него обвинительного приговора). По словам правозащитников, этих пунктов было недостаточно для защиты граждан от лжесвидетельства полицейских или «подброшенных» в качестве доказательств наркотиков или оружия. В парламенте решили исправить ситуацию, добавив к статье третий пункт:

«Незаконные предметы или вещества, изъятые в результате обыска, могут быть основанием для обвинительного приговора только в том случае, если факт того, что им владело обвиняемое лицо, подтверждается не только показаниями сотрудника полиции и протоколом обыска, но и другими доказательствами. Это правило не применяется, если объективно невозможно получить/представить другие доказательства».

Полицейские оставили за собой право доказывать недоказуемое
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00
Скачать

Принять новые законодательные нормы парламент обязал Конституционный суд. 25 декабря 2020 года на основании иска, поданного НПО «Центр образования и мониторинга прав человека» (EMC), который нынче именуется «Центром социальной справедливости», было вынесено решение по делу «Георгий Кебурия против парламента». Участник рэп-группы «Биржа мафия» оспаривал конституционность действий полицейских, утверждавших, что во время обыска они обнаружили у него наркотические вещества. Суд постановил:

«Когда обвиняемый утверждает, что незаконный предмет был «подброшен», а обвинительный приговор основан исключительно на показаниях сотрудников полиции и изъятом предмете, критически важно установить достоверность обыска/изъятия с помощью нейтральных доказательств».

Представители третьего сектора же указывают на то, что законодательные изменения, утвержденные парламентом, не исключают того, что в качестве «нейтральных доказательств» обвинение может использовать, к примеру, показания еще одного полицейского (совместно с показаниями правоохранителя, который непосредственно осуществлял обыск). Говорит юрист «Центра социальной справедливости» Тамар Самхарадзе:

«Новая норма – фрагментарная и не соответствует стандартам, установленным Конституционным судом. Она не защищает людей от беспочвенных обвинений и произвола со стороны правоохранителей. Проблема заключается и в том, что новый закон содержит перечень исключений, которые позволяют вынести обвинительный приговор, учитывая лишь показания полицейских и изъятый во время обыска предмет, если нет возможности предоставить дополнительные доказательства».

Еще один представитель «Центра социальной справедливости» Гурам Имнадзе в разговоре с «Эхом Кавказа» уточнил, что конкретно можно считать «нейтральными доказательствами»:

«Не существует универсального определения понятия «нейтральное доказательство», но Конституционный суд привел несколько примеров, когда рассматривал иск. Таковыми могут быть, например, видеокадры, полученные с нагрудных камер полицейских или телефона, с помощью которого был полностью снят процесс обыска. «Нейтральным доказательством» также могут быть показания человека, не являющегося полицейским, и который присутствовал при обыске, но в принятых изменениях нет конкретного перечня (того, что может считаться доказательством вины обыскиваемого и людей, которые могут считаться свидетелями)».

На критику правозащитников ответил сегодня депутат от большинства и один из инициаторов изменений Алуда Гудушаури:

«Если есть что-то новое, что «Центр социальной справедливости» желает инициировать, существуют комитетские заседания, пусть представят свои аргументированные позиции. После этого… вы сами видите, что в ходе открытых дискуссий и обсуждений очень демократично решаются вопросы».

Впрочем, в Центре социальной справедливости сомневаются в демократичности принятого решения. В ближайшие дни они планируют подать очередной иск в Конституционный суд с целью оспорить конституционность новых законодательных изменений.

XS
SM
MD
LG