Accessibility links

Им бы эти выборы взять и отменить


Давид Каландия

Второй тур выборов в органы местного самоуправления состоялся («Ура-ура!» – закричали тут швамбраны все).

Конечно, итоги были для ЕНД опять неутешительными – они проиграли почти во всех округах, в девятнадцати из двадцати. И только в одном, цаленджихском округе, «националы» выиграли. Теперь у цаленджихцев будет мэр из ЕНД, с чем я их и «поздравляю».

Но!

Но такой результат «националов» не устраивает! Им подавай все! И тут выходит гендиректор телеканала «Мтавари» Николоз Гварамия и говорит, что он отменяет выборы! Ему итоги голосования не по нраву, и Он! Их!! Аннулирует!!!

Это теперь новый тренд – аннулировать выборы. Какая у нас веселая страна, любой может взять на себя обязанность и отменить выборы. Просто взять и отменить. Я сперва думал, чувак шутит. Потом вспомнил, что господин Гварамия к шуткам не склонен. За последние девять лет на его изможденном от каждодневного негодования лице я улыбки не видел. Во времена саакашвилевского правления, когда господин Гварамия был во власти (замгенпрокурора Грузии, министр юстиции, министр просвещения), он улыбался широко и сыто. Тогда ему было хорошо и комфортно. Кстати, после поста министра просвещения он поехал продолжать учебу куда-то за рубеж. Раньше у нас это практиковалось – после министерских постов члены саакашвилевского правительства уезжали учиться. Учиться, учиться и еще раз учиться. Правда, непонятно чему.

И вот господин Гварамия на вверенном ему телеканале выступил и – отменил выборы. И пошло-поехало. «Националы» и примкнувшие к ним малюсенькие двухпроцентные партии хором запели, что выборы не состоялись и Грузия - это страна, где выборы уже ничего не решают. Что все выборы находятся в руках путинского олигарха Иванишвили, и что они будут бороться до конца, чтобы защитить право всех граждан Грузии: возвращения в руководство «Единого национального движения» им. Михаила Саакашвили.

Господи, как они хотят владеть и довлеть. Как им хочется снова руководить, отдавать приказы, рулить и наказывать, а потом еще наказывать и еще раз наказывать, чтобы нам, несогласным с ними, жизнь медом не казалась. На что они не идут ради того, чтобы вернуться во власть. Рано или поздно это все надо будет детально описать в каком-нибудь псевдоучебнике под названием «Хочу во власть. Руководство для чайников». Думаю, если такую книжку издать, можно срубить неплохие баблосики.

Но не это самое страшное. Для меня это уже стало привычным делом, и мало чем меня можно испугать. Накал борьбы не прекращается, и жить мне с этим долго. Может быть – вечно. Делать нечего, это моя родина. Самое же страшное то, что я выступаю в роли защитника правящей партии! Какой кошмар! Позор на мою седую голову. Раньше, если бы кто-нибудь мне сказал, что я буду защищать действующую власть, я бы рассмеялся в лицо. Однако не говори «гоп», пока не перепрыгнешь.

Не скажу, что я был пожизненным оппозиционером, но, живя в шеварднадзевской Грузии, потом живя в саакашвилевской Грузии, я всегда ругал власть – то на кухне, то в узком кругу ограниченных людей, а иногда и в более открытом пространстве. Но теперь… теперь, оглядываясь назад, пересматривая последние девять лет, я понимаю, что нынешнюю власть я не ругаю. Вернее, ругаю, но очень по-вегетариански. И это плохо. Кстати, я ее и не хвалю, до этого я еще не дошел. А если дойду, то вяжите меня, люди добрые, потому что это будет моим тотальным перерождением.

Почему же я не ругаю нынешнюю власть и вместо этого все никак не могу расстаться с прошлой? Да потому, что создается впечатление, что я живу еще при прошлой власти. Клянусь мамой, правду говорю. Персоналии прошлой власти никуда не ушли, они тут, они со мной, их я чаще вижу, чем действующих. Распорядок жизни в стране диктуют «националы». Взять, к примеру, самое, т.с., непредвзятое по своей сути общественное телевидение, государственный «Первый канал». Когда идет освещение того или иного внутриполитического события, то из десяти респондентов семь - представители оппозиции и лишь двое-трое бывают «грузинскими мечтателями». А так как вся оппозиция – это представители саакашвилевской клики, то создается впечатление, что они никуда не ушли и снова правят бал. Вместо того чтобы искать и находить ошибки нынешней власти, мы сами начинаем ее защищать от нескончаемых нападок бывших.

Тут я хочу сказать, что в первую очередь это вина нынешней власти. В свое время она более решительно должна была действовать в отношении «националов», и сегодня была бы другая ситуация. Говоря «решительно», я имею в виду действия в рамках закона. Будь я на их месте, я бы первым делом подал на «Единое национальное движение» в суд. Пусть суд бы вынес свое решение, быть такой партии или нет.

Если бы ЕНД в 2012 году было запрещено как преступная власть, то сегодня, может быть, и «Грузинской мечты» уже не было бы во главе государства. Может быть, за девять лет появились бы более прогрессивные люди, кому бы мы захотели дать свои голоса. А пока есть ЕНД, «Грузинская мечта» будет живее всех живых. Хотя с каждыми выборами победа им дается все более тяжело и с одышкой. Нынешняя победа в выборах – это настоящая пиррова победа, слишком, я считаю, дорогой она добыта ценой. Честное слово, я не хотел идти на выборы, и таких, как я, было много. Но, когда мы поняли, что если ГМ «уйдут», то придут снова «националы», то многие не поленились и пошли голосовать.

В выборах приняло участие около пятидесяти процентов электората, и ГМ победила. Победа ГМ оказалась возможной только потому, что мы, несмотря на наш нигилизм, все-таки подняли себя за шкирку и заставили пойти к избирательным участкам. В отличие от первого тура, количество голосующих выросло на 8-9 процентов, как раз таким числом победили «мечтатели». В первом туре явка была не очень высокой, и я это понимаю – всем надоело! Многие, кто является сторонником «Грузинской мечты»… нет, скажу по-другому! Многие, кто является противником ЕНД, поленились в первом туре идти голосовать. А члены секты ЕНД все как один, и в дождь и в снег, и в самум и в наводнение, идут и голосуют. Это у них железная традиция. Соседка моя в полубессознательном состоянии, при температуре 41 градус все-таки встала и пошла голосовать за своего любимого Саакашвили, который «умирает в тюрьме». Почему он умирает и чего он хочет, это она не может сформулировать, так как этого сам «голодающий» не говорит. Он до сих пор не выдвинул никаких требований. Просто голодает и все. Есть у меня мнение, что он сгоняет вес, а подает это как факт голодовки. Слишком уж он резв для человека, который «голодает» более месяца. Хотя, не буду грешить, все-таки он арестант, а про арестантов, даже очень мною нелюбимых, я стараюсь помалкивать. Вот когда он выйдет на свободу, лет через шесть, тогда, если еще буду в полном здравии, я позубоскалю в его адрес.

В 1986 году в Вашингтоне, около Белого Дома голодал астрофизик, доктор Чарлз Хайдер. Он протестовал против ядерной гонки вооружения. До начала голодовки врачи прописали ему диету, сказали, что для его же здоровья будет хорошо, если он сбросит килограммов 40-50. Доктор Хайдер, видимо, решил совместить приятное с полезным, разбил палатку у Белого Дома и стал голодать. Голодал он целых 218 дней! В итоге он добился результата в достижении желаемого веса. Потом это ему надоело, он прекратил голодать, встал и стройным шагом пошел… баллотироваться в президенты США!

Кстати, президент Рейган и охрана Белого дома не обращали на него внимания. Даже американские СМИ не проявили к нему должного интереса. Свободная страна, и каждый делает что хочет. «Раскрутил» доктора Хайдера корреспондент Гостелерадио СССР в Вашингтоне Владимир Дунаев. Его репортажи о «борце с американской военщиной» показывали чуть ли не ежедневно. Потом выяснилось, что Дунаев поставил съемку на поток. Он переодевался в разные костюмы и снимал сразу по пять репортажей, чтобы не бегать к странному астрофизику каждый день. Весь советский народ переживал за доктора и требовал, чтобы США прекратили гонку вооружений и спасли бы доктора от голодной смерти. Конечно, 218 дней голодать невозможно. На одной воде он не выдержал бы. Что-то он там втихаря грыз, без сомнения. В СССР ходила шутка «Хайдер был, Хайдер ест, Хайдер будет есть».

Я вспомнил неутомимого Чарлза Хайдера потому, что его голодовка имела какие-то требования. Их никто не выполнил бы, но требования как таковые все-таки имели место. А наш Миша голодает без всяких причин. Просто голодает и, видимо ждет, что его сторонники штурмом возьмут тюрьму, вынесут его на свободу, накормят и посадят на престол.

А пока Гварамия отменил выборы. Смех, да и только.

И напоследок.

Голодающий Саакашвили все время шлет из тюрьмы письма и телеграммы. Он общается со своими поклонниками и иногда машет им ручкой из решетчатого окошка бани. Поклонники впадают в экстаз. Недавно он заявил, что (цитата) «В случае моего освобождения из тюрьмы, даю слово, в течение десяти дней я добьюсь внеочередных выборов».

Во как. Интересно было бы посмотреть, как он это сделает. Жаль, что мы этого не увидим.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG