Accessibility links

Премьер прикрыл коррупцию успешным рейтингом


Ираклий Гарибашвили

Сегодня премьер-министр Ираклий Гарибашвили отметил достижения Грузии на фронтах борьбы с коррупцией. Международные рейтинги свидетельствуют о самом низком уровне коррупции не только среди стран региона, но и Европы, подчеркнул глава кабмина. Между тем, по данным профильных НПО, напротив, с каждым годом Грузия теряет свои позиции в рейтингах, главным образом, из-за непрозрачной работы правительства и отсутствия независимого антикоррупционного ведомства.

В Международный день борьбы с коррупцией Ираклий Гарибашвили подчеркнул неизменность курса правительства «Грузинской мечты», направленного на эффективное сдерживание коррупции. Грузия находится на переднем крае борьбы с этим злом, не уступая в этом компоненте мировым авторитетам, подчеркнул премьер.

«Прогрессивная политика правительства в этом направлении подтверждена международными рейтингами. Одним из них является последнее исследование Trace International Corruption Perceptions Index, в котором Грузия вошла в двадцатку лучших в Европе и в тридцатку лучших в мире. Этот результат стал возможным благодаря реформам нашего правительства в области антикоррупционного законодательства, участию гражданского общества и открытости правительства», – говорится в обращении Ираклия Гарибашвили.

please wait

No media source currently available

0:00 0:05:12 0:00

Действительно, согласно вышеупомянутому рейтингу, Грузия занимает 29-е место в списке 195 стран, расположившись между Португалией и Уругваем. Согласно методологии международной организации, чем ниже балл, тем выше место.

Между тем, по информации профильных НПО, Грузия в борьбе с коррупцией постепенно откатывается назад: в прошлом рейтинге страна занимала 28-ю позицию, а в списке 2017 года она находилась на 25-м месте. Примечательно, что в рейтинге за 2014 год Грузия находилась на десять ступеней выше, чем сегодня.

В целом, согласно данным Института свободы распространения информации (IDFI), из четырех оцениваемых направлений рейтинга ухудшение показателей наблюдается по всем направлениям.

Мариам Майсурадзе, руководитель антикоррупционного подразделения организации, отмечает, что Trace International измеряет ситуацию на основе опроса представителей бизнеса и экспертов, а также опирается на данные из многих источников, включая Всемирный банк и другие финансовые институты:

«Худшая оценка – в направлении эффективности государства в проведении антикоррупционной политики. Организация считает, что у нас есть проблемы в этом направлении. В целом показатели относительно неплохие, однако динамика внушает опасения: за последние три года по этому индексу мы отодвинулись на три места, и если мы продолжим в том же темпе, то через пять лет получим очень плохой результат».

О перманентном росте коррупционных рисков говорится и в исследовании грузинского отделения Transparency International. Аналитики организации отмечают небывалый за последние годы рост инвестиций из офшорных компаний, что дополняет коррупционные риски. В качестве наглядного примера НПО приводит слова бывшего министра финансов Иване Мачавариани, который признался, что 70% иностранных инвестиций по природе – грузинские, которые выведены из Грузии и потом поступают в страну под видом инвестиций. Сегодня в Реестре предприятий Грузии зарегистрировано около 3200 компаний, часть которых принадлежат офшорной компании. Согласно официальной статистике, в 2011-2020 годах в Грузию из стран с офшорными территориями поступило до 5,2 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций, что составляет 38% от общего объема иностранных инвестиций за этот период.

По словам аналитика организации Бесо Намчавадзе, риски со стороны офшоров в Грузии особенно остры, так как анонимное владение компаниями, зарегистрированными в офшоре, является фактором, способствующим «элитной коррупции», в которой замешаны интересы высокопоставленных чиновников.

«В резолюции Европейского парламента от 16 сентября 2020 г. отмечается, что Грузия должна бороться с элитной коррупцией и захватом государства. Согласно классификации Всемирного банка, захват государства – это форма системной политической коррупции, при которой частный интерес человека к личной выгоде оказывает значительное влияние на процесс принятия решений правительством».

При этом специалисты отмечают: несмотря на взятые обязательства страны, парламентское большинство «Грузинской мечты» так и не предприняло никаких действий по созданию независимого антикоррупционного ведомства. По словам Мариам Майсурадзе, решение откладывается год за годом:

«Думаем, что это главная проблема в борьбе с коррупцией, так как функции распределены по различным инстанциям, ответственным перед правительством, что вызывает недоверие. Одно ведомство разрабатывает антикоррупционную политику, второе ведет следственные мероприятия, третье – мониторинг деклараций».

В целом, по словам экспертов, эффективно работающее антикоррупционное агентство не должно входить в состав какого-либо министерства, а его автономность должна быть гарантирована на законодательном уровне.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG