Accessibility links

Московское время Алана Гаглоева


Алан Гаглоев

После подведения предварительных итогов избирательной кампании начинается время экспертных оценок. Оно особенно благодарно для тех, кто не ошибся с прогнозами на результат. Как итоги этих выборов отразятся на отношениях с Москвой?

Кандидат в президенты Южной Осетии и лидер политической партии «Ныхас» Алан Гаглоев лидирует на выборах с 54,2% голосов, у действующего президента Анатолия Бибилова 43,3% голосов после обработки более 97% протоколов, сообщила глава ЦИК Эмилия Гагиева.

Кандидат от протестного электората Алан Гаглоев одержал уверенную победу во втором туре. Я не говорю «кандидат от оппозиции», потому что не все, кто отдал ему свой голос, являются сторонниками оппозиции. В активе Гаглоева оказались голоса тех, кому важнее было избавиться от Бибилова. Понимая это, его сторонники придумали такое определение: «народный кандидат» или «кандидат народного единства». Это определение также явно притянуто за уши, потому что ничего такого кандидат Гаглоев не говорил, а если бы и говорил, его бы не услышали.

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:50 0:00

Все-таки это был конкурс репутаций. Люди слишком устали от произвола властей, от хамства чиновников, чтобы ковыряться в предвыборных программах кандидатов. Они просто хотят видеть в кресле президента приличного человека. Да, конечно, с твердым характером, талантом руководителя и все прочее, но самое главное – приличного. Алан Гаглоев такую надежду дает, Анатолий Бибилов свой шанс уже использовал.

И все-таки, считает политолог Вячеслав Гобозов, главный герой этих выборов – югоосетинский избиратель. У него хватило вкуса и природной интеллигентности, чтобы возмутиться бесцеремонностью российских политтехнологов из штаба Бибилова, не сдаться в обмен на пустые обещания. Зато на массовую раздачу югоосетинских паспортов в Северной Осетии и подвоз к избирательным урнам новоиспеченных сограждан в Южной Осетии ответили еще большей явкой протестного электората, чем это было в первом туре. Говорит Вячеслав Гобозов:

«Эти выборы войдут в историю беспрецедентным применением административного ресурса.

– А когда выборы обходились без злоупотребления административным ресурсом?

– Конечно, и не только у наших президентов, думаю, в любой стране в той или иной степени административный ресурс применяется, проблема в том, что у нас он переходил в административное бесчинство. Тем не менее Южная Осетия еще раз показала, что ни все эти методы, выходящие за правовые рамки, ни заезжие политтехнологи, не учитывающие наш менталитет, не то чтобы не приводят к хорошим результатам, – они дают обратный эффект. Они привели к тому, что протестный электорат еще больше консолидировался и стройными шеренгами пришел на выборы. Это хороший сигнал для власти: либо она будет решать проблемы людей, либо ничего ей на выборах не поможет. Каждый следующий президент будет это понимать еще лучше, учитывая, что из четырех президентов Южной Осетии трем избиратели отказали во втором сроке».

Отдельная тема, обсуждаемая в медиа, отслеживающих ситуацию в Южной Осетии, – отношение Москвы к итогам выборов, как они отразятся на отношениях республики с государством-патроном.

По мнению политолога Николая Силаева, Москва готова выстраивать отношения почти с любым политиком, победившим на выборах в Южной Осетии, потому что любой из этих политиков ориентирован на сохранение союза с Россией.

По словам Николая Силаева, он говорит «почти с любым», потому что дальше начинаются сложные вопросы притирки, выстраивания договоренностей со всеми, кто в Москве имеет отношение к выработке и осуществлению политики на югоосетинском направлении. Говорит Николай Силаев:

«Я не берусь судить о том, что за человек и политик Гаглоев. Понятно, что с такой биографией человек он, видимо, непростой, видимо, на него, по крайней мере, кто-то какие-то надежды в Москве возлагает. Никаких перемен в отношениях с Москвой после выборов я не жду, а основной интерес московский, насколько я могу судить, состоит в том, чтобы в республике поменьше генерировалось неоднозначных новостей. Вроде тех новостей, когда, например, Бибилов заходил в парламент в сопровождении вооруженных людей или когда он чуть ли не половину бюджета хотел передать в президентский и правительственный фонды, чтобы единолично им распоряжаться. Или как история с референдумом, который за неделю до выборов он вдруг решил проводить. Такие новости, конечно, для России ничего не меняют в широком смысле слова, но тем не менее создают ненужное напряжение. Вот как с этим референдумом, нашим дипломатам и так приходится все время что-то объяснять, а тут еще давайте объяснять про референдум, который предложил Бибилов.

– То есть вы считаете, что Алан Гаглоев не расположен генерировать неоднозначные новости?

– Я думаю, не расположен. Но Гаглоев интересен еще и тем, что он оказался сильным публичным политиком. Я думаю, у него есть все основания поладить с теми, кто отвечает за югоосетинское направление в Москве, а у них, по-моему, нет никаких оснований не выстраивать с ним отношения».

С 2011 года отношение Москвы к выборам президента в Южной Осетии постепенно меняется. В 2011 году кураторы не скрывали, что заинтересованы в победе Анатолия Бибилова, в агитации за кандидата от Кремля принял участия даже сам президент Медведев. Тогда Анатолий Бибилов проиграл, а товарищи кураторы усвоили урок: демонстративная протекция одного из кандидатов вызывает у своенравного югоосетинского избирателя резкое неприятие и снижает шансы креатуры на успех.

В 2017 году Москва поступила иначе: демонстративно согласовала всех трех кандидатов – Леонида Тибилова, Анатолия Бибилова и Алана Гаглоева. Такая селекция тоже не вызвала одобрения избирателя, все-таки это свободные выборы, а не конкурс аквариумных рыбок.

В этот раз Москва ни одной из своих башен не продемонстрировала избирателю предпочтений в пользу одного из кандидатов. После первого тура голосования Дмитрий Козак встретился с каждым из двух оставшихся на дистанции кандидатов и продемонстрировал равное к ним отношение. Курирующее республику Управление по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами тоже соблюло приличия. Хотя круги по воде ходили, что-то там в глубине явно происходило, но все-таки не попало в поле зрения избирателей. По мнению Николая Силаева, это разумная политика:

«И хорошо, что Москва пришла к этой политике, которая предусматривает, что разные люди могут победить на выборах, и с ними надо взаимодействовать и договариваться. Я только одну вещь отмечу: все эти бурные события 2011 года и раньше проходили на фоне совершенно других расходов на восстановление Южной Осетии. Там цена вопроса была выше, ставки были выше и для тех, кто участвовал в выборах, и для тех, кто отвечал за направление в Москве. Одно дело, когда у тебя есть текущая регулярная помощь, в которой так или иначе можно навести порядок и она сравнительно невелика, и совсем другое – когда речь идет о тех суммах, которые были потрачены с 2008 по 2012 год».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG