Accessibility links

«С точки зрения Запада говорить с Россией больше не о чем»


Григорий Карасин

Глава комитета Совета Федерации по международным делам Григорий Карасин заявил о «явном стремлении» Евросоюза, США и Швейцарии сорвать работу Женевских дискуссий по безопасности и стабильности на Южном Кавказе. В своем телеграм-канале российский сенатор указал, что дискуссии не проводились с декабря прошлого года. Западные партнеры, по его мнению, срывают встречи «под предлогом событий на Украине».

Данная тенденция, по мнению главы комитета Совета Федерации по международным делам Григория Карасина, чрезвычайно опасна и может привести «к продуманным провокациям»:

«Главным сдерживающим механизмом, который обеспечивает предсказуемость и стабильность в регионе, стали созванные в 2008 году Международные женевские дискуссии, в которых принимают участие представители Сухума, Цхинвала, Тбилиси, а также России и США при посредничестве ООН, Евросоюза и ОБСЕ… В последние месяцы настораживает явное стремление Евросоюза, США и самой Швейцарии сорвать работу Женевских дискуссий под предлогом событий на Украине. В последний раз встречи проводились в декабре 2021 года. Это чрезвычайно опасно, так как может привести к продуманным провокациям. Так что, отмечая очередную дату агрессии (экс-президента Грузии Михаила Саакашвили), мы должны задуматься над тем, как предотвратить подобное в будущем», – написал в своем телеграм-канале Григорий Карасин.

please wait

No media source currently available

0:00 0:05:43 0:00

По мнению российского политолога Алексея Малашенко, у срыва дискуссий три причины – говорить не с кем, не о чем и негде:

«С точки зрения Запада говорить с Россией больше не о чем по любому вопросу. Если мы посмотрим на другие сюжеты, есть какие-то разговоры Россия-Турция, Россия-Иран, Россия-Китай, а если мы посмотрим Женеву, то там, простите, от нее, как от места, отказались даже в связи с переговорами по Сирии. Это никому не нужно, потому что это будут не переговоры, а изложение собственных позиций по Украине. Поэтому отпала необходимость».

По мнению российского политолога Николая Силаева, дипломатические усилия по поддержанию стабильности можно разделить на две части. Встречи на границе в рамках механизма по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ), то есть региональный формат, и, собственно, Женевские дискуссии. Если даже второй прикажет долго жить, останется первый. Полное сворачивание переговорного процесса маловероятно, считает Николай Силаев:

«Григорий Карасин говорил о том, чтобы перенести дискуссии в более нейтральную страну. Это, в общем, равносильно тому, чтобы их приостановить, потому что сейчас участники дискуссий не договорятся о том, какую страну считать нейтральной.

Наверное, и Грузия не заинтересована в сворачивании дискуссий?

– Я думаю, что Грузия хотела бы, скорее, сохранить этот формат. Хотя дискуссии и не сильно плодотворны, но они сохраняют тему Абхазии и Южной Осетии в международной повестке дня. Если Женевские дискуссии прекращаются, то не остается площадок, на которых Россия и Грузия встречаются, чтобы это обсуждать. Остаются всякие односторонние заявления США, Евросоюза, НАТО и т.д. о том, что Россия неправа. И все. Ну а чего стоят такие заявления, мы все хорошо знаем, – ничего они не стоят. Так что, насколько я могу судить, Карасин намекает, мол, если вы хотите это дело прекратить, мы вас удерживать не станем».

Отдельная история, как на подобные новости реагируют жители Южной Осетии. В маленьком обществе, пережившем десятилетия конфликта и изоляции, менее всего хотят попасть в один кейс с ДНР и ЛНР или даже, чтобы происходящее там ассоциировалось с их новейшей историей. Это как бы такое «чур меня». Публично об этом говорить непринято, но в частных беседах не редкость, когда собеседники рассказывают о появившихся у них тревожных предчувствиях, что разразившаяся в Украине гроза может задеть и их.

«Эхо Кавказа» спросило у Алексея Малашенко, как, по его мнению, события в Украине и их последствия могут отразиться на Южном Кавказе, как они уже отражаются:

«На Южном Кавказе есть очень конкретная ситуация – это Азербайджан и Армения. Отражается так, что место России как миротворца там сужается. И, в общем, непонятно, как там сейчас все будет происходить, потому что одно дело, когда Россия держава-миротворец, которая занимает особую позицию, и другое дело – Россия, у которой руки повязаны украинским конфликтом. Все это прекрасно понимают, особенно в Азербайджане. Тут надо всем быть дипломатичными и осторожными – место России как миротворца уже не столь велико, как было раньше.

А как изменения в мире после Украины могут отразиться на Южной Осетии или Абхазии?

– Это вообще сейчас никого не волнует. Это такие маленькие пятна даже не на глобальном, а на региональном уровне. Как там будет дальше развиваться, зависит только от того, как будут скалывать события на Украине и как они повлияют на российскую экономику. То есть фон изменился. Образно выражаясь, изменился ландшафт: там, где раньше была равнина и росли кусты, теперь горы, покрытые кактусами. Ситуации разные. Это не быстро будет происходить и не сию минуту. Но в итоге будет какое-то воздействие и очень сильное. Очень сильное. Но как, пока мы не заем, потому что не предвидели, что начнется такой конфликт на Украине».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG