Accessibility links

«Это путь к растворению, что не может соответствовать национальным интересам»


«Эхо Кавказа» поинтересовалось, как жители Абхазии относятся к присоединению к союзному государству России и Беларуси, о возможности которого заявил в минувшую пятницу президент республики Аслан Бжания.

– Президент Абхазии Аслан Бжания в интервью российскому журналисту Владимиру Соловьеву сказал, что Абхазия готова присоединиться к союзному государству России и Белоруссии. Он уверен, что идея союзного государства близка народу Абхазии и соответствует национальным интересам. Как вы относитесь к этой идее?

Леуан: Я не разделаю уверенность главы государства, что это идея близка абхазскому народу. Надгосударственные союзы зачастую несут для молодых, еще не окрепших государств множество угроз: социальные, экономические и другие. Для участия в подобных союзах нужно быть равным партнером, чтобы ты мог ответственно отстаивать собственные интересы. Абхазия практически весь XX век была частью другого союзного государства. В СССР мы входили как республика, потом стали автономией. У нас было и ущемление языка, были и репрессии, была демографическая экспансия. Мне могут возразить оппоненты, что был фактор Грузии, но хочу отметить, что нас могут ждать угрозы другого характера. Сможет ли наш бизнес конкурировать в рамках союзного государства? Как будут решаться вопросы гражданства, собственности, продажи недвижимости? Мы можем еще раз стать меньшинством в своей стране. Поэтому на эти угрозы я пока не вижу каких-то ответов. Когда мы станем сильны, тогда, чтобы стать еще сильнее, мы можем входить в союзы, а пока я думаю, что это путь к растворению, что не может соответствовать национальным интересам.

Низфа Аршба: Хочется понять, на чем основывался президент, когда говорил, что народу Абхазии эта позиция близка, народ ее разделяет. О вступлении в союзное государство, о правах Республики Абхазия, о правах ее жителей, народа мы вообще ничего не знаем. Кроме неких разговоров, которые мы слышим от разных российских политиков, – о том, что все должно быть прекрасно, что мы будем процветать, какой-то конкретики нет. И мне не очень понятно, на чем основывается глава государства, когда публично произносит такие вещи. Само союзное государство и вступление Абхазии в его состав, наверное, я не юрист, в этом есть нечто неплохое для Абхазии, но все-таки, прежде чем делать столь серьезный шаг, мы должны понимать: мы в него будем входить как независимое государство Республика Абхазия или как какой-то придаток к какой-то территории? Белоруссия до сих пор не признала независимость Республики Абхазия. Будет ли она признавать ее, прежде чем Абхазия войдет в состав этого союзного государства? Что для Абхазии принесет вхождение в состав (союзного) государства, абсолютно не понятно. И в связи с этим мне не очень очевидно, нужно ли нам это вообще?

Ричард Чкадуа: Как я могу относиться к тому, о чем я вообще ничего не знаю и услышал об этом в первый раз, причем из информационных источников другой страны. Даже не знаю, что это за союзное государство. Этот вопрос, по большому счету, перед тем, как был озвучен, он, наверное, был обговорен в институтах нашей власти. И министр иностранных дел в курсе должен быть, и спикер парламента РА. Но, мне кажется, что это для них тоже было новостью на тот момент, когда была озвучена эта идея. Если смотреть фактически, готовы мы или нет, - это покажет референдум, это глобальный вопрос, который решается путем референдума. Он по своей сути либо укрепляет наш государственный статус, либо его принижает. Зависит от того, на каких условиях три государства заключают союз. Хотелось бы знать нашу позицию и наш статус в этом. Очень много вопросов. Это вопрос, который порождает кучу вопросов.

Арсоу Хуапшыху: Я считаю, что такой союз на сегодняшний день невозможен. Первая причина – Беларусь не признала Абазию. И в будущем, я думаю, что это повлечет за собой проблемы с демографией, с языком, с культурой. Я думаю, что именно для сохранения абхазского народа, этноса такой союз не очень соответствует нашим интересам. Я считаю, что сегодня самое правильное – это сохранение нашего статуса, нашего суверенитета, то, что у нас есть, и приумножение его.

Аслан Аршба: Никто не делегировал президенту Аслану Бжания полномочий говорить от лица всего народа. Уверен, что большая часть народа категорически против таких союзных государств. Уверен, что очень много людей двумя руками выступят за эту инициативу, но говорить, что весь народ такого желает, как минимум некорректно. Как я сам отношусь к союзному государству, к этой всей перспективе, – я в Советском Союзе никогда не жил и не хотел бы.

Мзия Габуния: Я нигде не слышала, чтобы с народом кто-то советовался по поводу союзного государства. Союз может быть необходим, смотря, в какой форме будет этот союз. Если Абхазия не будет терять свой суверенитет, а будут экономические, военные, культурные какие-то связи, в таком виде союз, конечно, необходим. Но по поводу того, что наш президент говорит от имени народа, – я сомневаюсь, я нигде не встречала, чтобы народ вообще обсуждал этот вопрос.

Молодой человек: Мне кажется, что такие важные общегосударственные вопросы должны решаться коллективно, может быть, референдум или какая-то другая форма. Я считаю, что сложно единолично принимать такое решение и все-таки стоит узнать мнение народа.

Даут Агрба: Однозначно ответить за или против сейчас сложно, так как нужно быть знакомым с проектом договора или хотя бы внимательно ознакомиться с союзным договором между РФ и РБ, со всеми изменениями, который был заключен еще в конце девяностых годов. Любой союз создается с целью межгосударственного развития отношений, но, как и в любом союзе, каждое государство берет на себя определенные обязательства. Нужно понимать, какие и насколько они соответствуют интересам нашего государства в полном объеме. В том же Евросоюзе не все гладко, есть проблемы с миграционной политикой, Британия вышла из этого союза и т.д., тем не менее союз существует. Возможно, это политическое заявление, подчеркивающее наш внешнеполитический вектор, то есть полную поддержку России, так как без признания нас со стороны Белоруссии говорить об этом, на мой взгляд, преждевременно.

Омар Харчилава: Это абсурдное заявление. Республика Беларусь не признавала и не признает независимость Абхазии. Хочу напомнить нашим гражданам и президенту Абхазии, что в 2018 году, находясь в Тбилиси с двухдневным визитом, президент Белоруссии Александр Лукашенко подписал рамочный договор о сотрудничестве с Грузией, вновь подтвердил уважение территориальной целостности этой страны. И заявил: «Прекрасный любимый край превратили непонятно во что». Разве это соответствует национальным интересам Абхазии? Кажется, наш президент немного заблуждается.

Сандрик Аблотия: Вопрос в том, для чего это нам нужно? Что нам это даст? Какую пользу мы сможем из этого извлечь? Тем более, Беларусь не признала нашу независимость. И мы не знаем, с какими проблемами мы можем столкнуться с этим союзом. Зачем это нам?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG