Accessibility links

Право рода против права инвестора


Жители четырех селений Знаурского района Южной Осетии протестуют против очередной передачи их земель стороннему инвестору. Они обратились к депутатам парламента с просьбой не допустить, чтобы их сделали батраками на собственной земле.

Жители четырех селений Знаурского района обратились к депутатам парламента Южной Осетии за помощью, они просят защитить их интересы:

«Мы, жители сел Авнев, Тулджыта, Мугут и Чорбаули, крайне обеспокоены информацией, что сотни гектаров обрабатываемых нами пахотных земель от с. Авнев до грузинской границы предполагается изъять у нас и отдать иностранному инвестору. Эти земли сотни лет принадлежали нашим предкам, их обрабатывали наши отцы, деды, прадеды. Во время войны с Грузией за эти земли было пролито много крови жителей наших сел… В 2020 году народ поверил новому президенту РЮО, который пришел к власти с лозунгом «Вернем Осетию народу!» И вдруг, как гром среди ясного неба, новое правительство заявляет о намерении отнять у людей их земли и отдать очередному «инвестору», то есть лишить местное население их земли, средств к существованию, снова обречь четыре больших осетинских села на вымирание».

please wait

No media source currently available

0:00 0:05:29 0:00

Те из депутатов, кому пришли эти письма, пока от комментариев воздерживаются. По их словам, они, конечно, не оставят обращения без ответа, но сначала им необходимо разобраться в ситуации. Поэтому в начале следующей недели они намерены обговорить эти жалобы в кругу коллег, обратиться за разъяснениями к исполнительной власти и уже потом выступать с какими-то заявлениями.

В принципе, о сути конфликта между селянами и правительством республики, передающим их земли некоему инвестору, рассказал глава Знаурского района Алан Гобозов:

«Земли, о которых идет речь, принадлежат молочной ферме. Земледельцы обрабатывают эти территории шесть-семь лет. У них нет договоров. Они были предупреждены, что эти земли принадлежат ферме, и они смогут обрабатывать их до тех пор, пока ферма не заработает. То есть заранее их предупредили, что они будут работать на этих землях временно, но, тем не менее, информация о том, что ферма заработает и ей нужны земли, вызвала у арендаторов недовольство».

Правозащитник Фатима Маргиева нашла в разъяснениях чиновника существенную неточность:

«У нас никакой молочной ферме земли принадлежать не могут! У нас государственная собственность на землю, ее лишь можно взять в аренду. Фермеры уже обрабатывают ее шесть-семь лет, на свои деньги нанимают трактора, рабочих… Теперь весь их труд должен пойти насмарку, и они должны искать другие земли. Какие другие земли?! Люди веками жили на этой земле, и теперь их сгоняют. Помимо официального законодательства, у наc есть традиционное право, по которому земли закреплены за фамильными родами. Люди, живущие в сельской местности, знают, какой фамилии принадлежат те или иные угодья. И теперь, если людям начнут заявлять, будто это не их земли, а какого-то там инвестора, то неизвестно, что из этого может получиться».

В общем-то это продолжение истории про животноводческий комплекс у селения Авнев. Еще в 2011 году его строительство затеял премьер Вадим Бровцев и продолжил президент Леонид Тибилов. Планы тогда строили эпические: создать племенное молочное животноводство. Смешать импортных дойных коров с местными и таким образом довести их продуктивность до девяти-десяти тысяч литров молока в год. Под эту светлую мечту у местных селян забрали полторы тысячи гектаров земли, в том числе 500 га пашни.

Дальше – проза: 600 миллионов рублей, выделенных бюджетом на строительство, куда-то испарились, подрядчики разбежались. Сегодня о светлой мечте напоминает недостроенный ангар.

В этом смысле, считает Фатима Маргиева, Алан Гобозов явно слукавил – никакой фермы в действительности не существует. Животноводческий проект не состоялся, но землю людям не вернули. Вместо этого уже президент Бибилов нашел им другого арендатора. Селяне в своей жалобе не обошли и этот сюжет их истории:

«Никто не ожидал такого удара в спину, когда в 2019 году прежняя власть захотела отнять у нас нашу землю и отдать ее «инвестору» Татарову, превратить коренное население и хозяина своей земли в батраков».

С инвестором Татаровым и его плантацией фундука тоже не сложилось. Инвестор исчез, орешник засох. Но и после этого землю селянам не вернули. То есть им можно ею пользоваться, но временно. Пока не найдут следующего «инвестора», местным пашню сдают в аренду на 10 месяцев под посевы пшеницы и ячменя.

Теперь пришел черед президента Алана Гаглоева подыскать селянам нового хозяина, говорит Фатима Маргиева:

«Во власти нашей от одного президента к другому ничего не меняется. Почему-то для реализации всех этих планов развития местное население они ни в каком качестве не рассматривают, ни как специалистов, ни как крестьян, которые могли бы фермы создавать… Они не воспринимают местное население как людей, которых можно финансировать, чтобы они здесь что-то создавали. Вместо этого неизвестно откуда приглашают этих, так называемых инвесторов. Почему-то власти у нас осуществляют какую-то свою, оторванную от народа политику. Если люди заявляют о своих потребностях, о намерении жить на этой земле, то почему-то сразу оказываются помехой осуществлению каких-то более важных для начальства планов».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG