Accessibility links

Абхазская неделя: бюджет по осени считают, власть и оппозиция в спячке


Владимир Делба, представлявший поправки к текущему бюджету, настаивал на принятии бюджета в окончательном чтении

Вялотекущая неделя, на которой самой главной новостью стала открывшаяся сессия парламента. Но не потому, что на заседании в среду рассматривались какие-то особо значимые вопросы, а потому, что парламентарии не встречались почти три месяца.

На заседании 19 октября были приняты в первом чтении изменения в бюджет нынешнего года. Это главный вопрос в повестке. По прогнозам правительства, дополнительные средства в бюджет поступят благодаря налогам и таможенным пошлинам, и это логично – рост цен на бензин, электроэнергию, на товары первой необходимости не могли не сказаться на пополнении бюджета.

Для меня удивительно другое – что поступления в бюджет планируются в размере всего 350 млн рублей, и то, как будут распределены эти средства. Львиная доля доходов – треть – уйдет в резервный фонд президента. Министр финансов утверждает, что эти деньги уже потрачены на оказание помощи семьям, пострадавшим от стихийных бедствий в 2021 году. Почему этим занимается президент, вопрос риторический, ответ на который разве что: так повелось. Вторые по весу статьи расходов Министерство обороны и Министерство экономики.

Не хватило средств на собственное содержание и Генеральной прокуратуре – ей потребовались «стимулирующие выплаты» для сотрудников, пенсионеров и текущее содержание. Денег на «текущее» содержание не хватило и Министерству сельского хозяйства. Интересной показалась мне статься расходов, связанных с криптооборудованием. На его изъятие и хранение потребовалось еще более трех миллионов рублей. Опять загадка – почему за оборудование, использование которого запрещено в стране, должен платить абхазский налогоплательщик?

Впрочем, самая главная загадка бюджета в том, что все изменения, которые вносятся и в расходную, и в доходную часть, прогнозируемые, и их внесение в текущий бюджет, да еще и под завязку за два месяца до окончания года, как минимум свидетельствуют о высочайшей степени неэффективности и некомпетентности правительства. Но мы не в Великобритании, и наши премьеры и президенты не несут ответственности за непродуманную экономическую политику или за пустопорожние обещания.

Не осталось незамеченным, что министр финансов Владимир Делба, представлявший поправки к текущему бюджету, настаивал на принятии бюджета в окончательном чтении. Главным его аргументом была забота о бюджетниках, зарплату которым должны были повысить с января 2022 года по российско-абхазскому соглашению. Министр отметил, что эти деньги поступили – нужно только решение парламента. На что спикер парламента Лаша Ашуба справедливо заметил, что ничего не мешало правительству обратиться с этим вопросом в парламент раньше. И тут бы я сказала: не просто раньше, а предусмотреть в проекте бюджета на нынешний год. Почему «окрашенные» средства, большая часть из которых поступила из России по межправительственному соглашению, не были учтены в проекте бюджета и, вообще, почему они десять месяцев или полгода (не важно) лежали «мертвым грузом»? Наверное, если бы в стране существовали действительно независимые фискальные органы и независимый парламент, который бы трепетно относился к расходованию народных денег, то даже в условиях высочайшей закрытости исполнительной власти таких вопросов бы не возникало. Опять сослагательное наклонение – имеем то, что имеем.

Но от законодателей к исполнителям. Если верить официальному сайту президента, то на этой неделе не было зафиксировано никаких активностей Аслана Бжания. Создается впечатление, что президента не было в стране или же его дачный образ жизни (президент живет на государственной даче в Сухуме) губительно сказывается на его работе. Наверное, трудовую лямку за двоих тянул премьер-министр, о трудоспособности которого в стране ходят легенды, подумалось мне, и я заглянула на официальный ресурс правительства. С 14 октября премьер выслушал два отчета – МЧС и МС. Наверное, и здесь все остальное ушло в тень.

На фоне этих двух политических пенсионеров – президента и премьера, молодой министр иностранных дел выглядел суперактивным. На этой неделе Инал Ардзинба выразил свое отношение к политике Евросоюза и пригрозил проблемами международным НПО, работающим в Абхазии, встретился с российским послом Шургалиным, принял трех новых сотрудников на работу, провел встречу с талантливой певицей, участницей проекта «Голос-дети», поздравил российского журналиста и телеведущего Владимира Соловьева с днем рождения.

Ладно, черт с ней, с властью, которая активизируется только когда возникает личный интерес, но невозможно не заметить, что и оппозиция впала в спячку. Вывод в этой растекающейся, как на картинах Дали, абхазской действительности напрашивается сам собой: сильная власть и сильная оппозиция – вещи взаимосвязанные. Думаю, что если президенту и его команде хватит ума досидеть свой срок тихо и не высовываясь, то за полное бездействие, провалы в экономике, энергетике и социальной сфере им в нашей стране совершенно ничего не грозит. Неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом – мы уже смирились с нищенским обликом своей независимой страны. Да и разговоры о собственных возможностях остались в далеком прошлом – теперь об этом никто даже не вспоминает.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Подписывайтесь на нас в соцсетях

  • 16x9 Image

    Изида Чаниа

    В 1978 году окончила сухумскую среднюю школу №2, в 1983 году – биохимический факультет Абхазского госуниверситета. 

    Работала в газетах «Абхазский государственный университет», «Советская Абхазия», «Аидгылара», на Абхазском ТВ, в газетах «Экспресс-хроника», «КоммерсантЪ», внештатным корреспондентом в российских информационных агентствах «Постфактум», «Интерфакс». С 1998 года по 2016 год – редактор газеты «Нужная газета», с 2016 года – редактор газеты «Мырзаканаа».

    Член Союза журналистов Абхазии, председатель Ассоциации журналистов и работников СМИ Абхазии.

XS
SM
MD
LG